политика зеленского

Внешнеполитическое «наследство» Порошенко для президента Зеленского

23 мая 2019 | 07:00

Шоумен Владимир Зеленский официально вступил в должность главы государства. В ходе инаугурации он заявил, что готов идти на непопулярные решения ради прекращения огня на Донбассе, но не ценой отказа от суверенных территорий. Проблема Владимира Зеленского не только в том, что добиться мира в желаемом формате проблематично: прекращение стрельбы возможно лишь ценой болезненных компромиссов. Дело еще и в том, что прошлая власть под лозунгами интеграции в ЕС и НАТО «прозевала» пророссийскую волну, захлестнувшую Евросоюз. Редакция Realist’а выясняла, какое именно внешнеполитическое «наследство» досталось новому президенту от команды Петра Порошенко.

«Умелый дипломат»

Сторонники бывшего президента, пресловутые «порохоботы», часто признавая провалы во внутренней политике и факты масштабной коррупции, ставили в заслугу Петру Порошенко его якобы внешнеполитические достижения: безвиз, Томос на автокефалию, якобы международная коалиция против России, интеграция Украины в ЕС и НАТО. Они предпочитали не замечать, как команда Порошенко испортила отношения с администрацией президента США Дональда Трампа, втихаря играя на стороне его оппонента демократки Хиллари Клинтон.

Посредством манипуляций и профессиональной демагогии бывший президент сумел создать себе совершенно незаслуженный имидж «умелого дипломата», и продолжает этим пользоваться. Петр Порошенко, выступая 18 мая на церемонии открытия Дня Европы в Киеве, озвучил своеобразное напутствие новому президенту по поводу основных направлений внешней политики.

«Послезавтра приступит к обязанностям новый президент Украины. Я твердо надеюсь, что он продолжит движение Украины к Европейскому Союзу. Это нельзя игнорировать, потому что абсолютное большинство украинцев стоит именно на этих позициях», — заявил бывший президент.

Он призвал команду Владимира Зеленского сохранять солидарность с Евросоюзом, углублять экономическое сотрудничество с ЕС, укреплять международную коалицию против Кремля, добиваться усиления санкций до полного восстановления территориальной целостности Украины.

Смешно и одновременно грустно от того, что основные «достижения» Петра Порошенко начали сыпаться еще до того, как Владимир Зеленский вступил в должность.

Первым «треснул» Томос на автокефалию. Сначала почетный патриарх Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарет заявил, что хочет восстановить УПЦ КП, а после обвинил Петра Порошенко и предстоятеля Православной церкви Украины (ПЦУ) Епифания в обмане и несоблюдении договоренностей. По его словам, перед Собором ПЦУ они договорились, что Епифаний будет представлять ПЦУ в общении с другими церквями, а Филарет — руководить внутри Украины. Помимо этого Филарет не скрывал свое недовольство по поводу того, как была создана ПЦУ, в состав которой влилась УПЦ КП: метрополия в составе Константинопольского патриархата.

«Каждая из сторон при создании ПЦУ преследовала свои цели и задачи. Порошенко нужно было получить козырь перед выборами, Филарету нужно было легализовать Киевский патриархат, Варфоломей (Константинопольский патриарх — R) хотел получить в Украине метрополию, американцам нужно было еще раз поделить православие. Филарет не получил желаемого, и теперь своим заявлением фактически дезавуировал Томос, который предполагал ликвидацию Киевского патриархата», — сказал в комментарии Realist'у эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бизяев.

По его словам, Порошенко, называя создание ПЦУ еще одним примером дистанцирования от Русской православной церкви, сделал ровно обратное. Вместо Киевского патриархата Украина получила метрополию, у которой возникли проблемы с признанием со стороны других поместных церквей. На днях стало известно, что Сербская патриархия отказалась признавать ПЦУ.

«Зрада» в Совете Европы

С международной коалицией против Кремля, которую упоминал Порошенко, тоже не все в порядке. Министры иностранных дел стран-членов Совета Европы (СЕ) поддержали решение, которое может способствовать возвращению российской делегации в Парламентскую Ассамблею Совета Европы (ПАСЕ). Это не окончательное решение. Его должны утвердить на летней сессии ПАСЕ. Проблема в том, что ограничения против россиян ввели на аннексию Крыма: им запретили голосовать в ходе заседаний организации. В ответ Москва объявила бойкот, прекратив выплаты в СЕ.

В принятом министрами документе слово «Россия» не фигурирует. Формально приличия соблюдены, но в тексте утверждается, что все государства-члены должны иметь право на равных условиях участвовать в Комитете министров и в Парламентской ассамблее, двух уставных органах Совета Европы.

Министры высказались за то, чтобы делегации всех государств-членов могли принять участие в июньской сессии ПАСЕ, учитывая важность выборов генерального секретаря и судей в Европейский суд по правам человека. Читать это нужно так: «У России тоже должно быть право голоса в ПАСЕ». Хотя санкции вводились с условием, что они будут сняты, если Кремль прекратит подрывную деятельность против Украины.

Такое решение вызревало уже давно, так как европейцы неоднократно высказывали недовольство по поводу санкций, которые не приводят к урегулированию ситуации на Донбассе, но отражаются на экономике ЕС. Дипломаты и эксперты признают, что риск снятия с Москвы санкций весьма велик.

«Нашу позицию поддерживают несколько государств. На стороне Украины только девять делегаций, если не ошибаюсь. Наши дипломаты, видимо, не нашли нужных аргументов, чтобы убедить большее число стран. У сторонников снятия санкций свои аргументы — они не хотят блокирования работы организации из-за проблем с финансированием. Немцы и французы, имеющие серьезное представительство в ПАСЕ, настаивают, что Россию нельзя выгонять, нужно продолжать с ней диалог. Остальные с этим соглашаются, хотя снятие санкций без выполнения Кремлем условий будет означать, что ПАСЕ игнорирует собственные принципы», — пояснил Realist'у глава правления фонда «Майдан закордонних справ» Богдан Яременко.

Если на июньской сессии ПАСЕ, россиянам вернут право голоса, то это станет крупнейшим поражением украинской дипломатии за последние пять лет. Кремль избавился от части политических санкций, не сделав ничего, что от него требовали европейцы.

Да, это однозначный «прогиб» перед Москвой. Формально это произойдет при президенте Зеленском, но семена этого «поражения» были посеяны при Петре Порошенко и его министре иностранных дел Павле Климкине. Как минимум, дипломаты, которых контролировал президент, не нашли весомых аргументов для продления ограничений, а как максимум — продемонстрировали профессиональную несостоятельность. Когда канцлер Германии Ангела Меркель в начале года признала, что экономические контакты с Москвой имеют существенное значение для Берлина, было ясно, что одними заявлениями дело не закончится.

Судьба оккупированных территорий

Павел Климкин перед тем, как подать в отставку, заявил, что возвращение России права голоса в ПАСЕ подрывает Минские договоренности. Москва не выполнила свои обязательства, а европейцы «кинули» украинцев с сохранением санкций. Следовательно, Киев не обязан выполнять свою часть соглашений. Фактически это был ультиматум уходящего министра, который европейцы пропустили мимо ушей.

Важный нюанс в том, что Минские договоренности и так де-факто не выполняются. Они были нужны только как формальный повод для продления санкций против Москвы, которая продолжает контролировать «республики», поставляя им оружие, технику и «военных советников». Без кремлевской помощи «республики» долго не продержатся.

Теперь если с России снимут санкции в ПАСЕ, это станет лишь первым шагом по снятию с них и остальных (прежде всего, экономических) ограничений. Петр Порошенко все пять лет рассказывал украинцам, что намерен решать проблему оккупированных территорий «политико-дипломатическим путем». То есть ситуация ни войны, ни мира и некие переговоры при посредничестве Запада. При этом во внешнеполитической команде Порошенко не задумывались над тем, что будет, если этот «гениальный план» провалится. Именно это сейчас и происходит.

Если Киев не выполняет соглашения на том основании, что россияне не вывели войска, то Москва их активно нарушает каждый день, обстреливая позиции ВСУ и убивая наших солдат.

«Зеленскому придется переформатировать Минский формат или вовсе отказываться от него в пользу Нормандского формата, как он говорил в ходе выборов. В Нормандском формате представители донбасских „республик“ не участвуют, но зато там незримо присутствуют американцы. Если Зеленский, как он говорил, хочет прекратить стрельбу, то ему придется идти на уступки. Но под четкие гарантии Запада, что российская сторона выполнит ответные обязательства. Минский формат для этого не подходит», — пояснил Realist'у военный эксперт Алексей Арестович.

В команде Владимира Зеленского уже задумываются над тем, как легитимизировать новый формат соглашений с Россией в глазах общества. Новоназначенный глава Администрации президента Андрей Богдан заявил журналистам, что рассматривается вариант проведения референдума по поводу мирного договора с Кремлем.

Главный вопрос — что будет после такого референдума? Ведь, интерес Россия не только в том, чтобы формально выполнить минские соглашения, втолкнуть ОРДЛО обратно в Украину и потребовать снятия западных санкций, сказал в комментарии Realist'у политический эксперт Сергей Гармаш.

«Полагаю, Москва преследует более глобальные цели, нежели просто вернуть нам „республики“ на собственных условиях. Российской власти нужно ликвидировать Украину как государство. Указ по выдаче паспортов жителям Донбасса указывает именно на это. Даже если бы президент Зеленский хотел пойти на компромиссы и непопулярные решения (он говорил об этом на инаугурации) ради прекращения войны, то россиянам это совершенно не интересно. Они еще во время выборов начали загонять его в узкий коридор, раздавая паспорта и угрожая экономическим давлением», — отметил эксперт.

Истоки поражения

Как признаются украинские дипломаты, первую скрипку в снятии санкций в России в ПАСЕ играют немцы и французы. Причина их лояльного отношения к Кремлю банальная: они хотят торговать с Россией. Сторонники Петр Порошенко не замечают, что экономический разрыв Киева с Москвой произошел только на словах, а кум российского президента Виктор Медведчук, благодаря Петру Порошенко, весьма вольготно себя чувствует в стране. Под громкие заявления о «восстановлении обороноспособности» окружение бывшего президента не брезговало греть руки на войне. Из Парижа, Берлина или Рима все это отлично видно.

«В ЕС, по разным оценкам, „гуляет“ около полутора триллионов евро российских денег. Сюда стоит добавить интересы по российскому газу. Москва еще до войны с Украиной вела активную „деловую интервенцию“ в Евросоюзе. Европейский бизнес, уставший от санкций, давит на национальные правительства, требует наладить контакты с россиянами. Плюс, это происходит на фоне роста правых настроений и волны популизма. Для команды Владимира Зеленского это однозначно вызов», — говорит Алексей Арестович.

Какой смысл европейцам продолжать существующие санкции и тем более вводить новые, если украинские «санкции» против агрессора — сущая фикция? Совершенно никакого. В европейских столицах за пять лет порядком устали от двуличной политики Петра Порошенко, который постоянно призывал их ужесточить давление на Россию, а сам держался за пресловутую ростовскую фабрику и панамские оффшоры. Внешнеполитическая команда Зеленского в лучшем случае сможет смягчить последствия «пророссийской волны» в ЕС. Полностью нейтрализовать ее, скорей всего, уже не удастся.