Антикоррупция

Три года НАБУ: что наработал главный антикоррупционный орган страны

28 апреля 2018 | 10:26

25 апреля во время брифинга директор Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник заявил: «Мы наконец пошатнули касту неприкасаемых. Мы сделали то, что за 20 лет не сделала правоохранительная система. Мы привлекли к ответственности должностных лиц. На начало марта почти 200 человек обвиняются в коррупции».

Что ж, кто как не гражданское общество может проследить на деле выполнение таких громких заявлений главного молодого «борца» с коррупцией в Украине. Делать это нужно через призму эффективности расследования детективами Бюро уголовных дел против топ-чиновников, через скандалы с другими правоохранительными органами, в частности ГПУ и САП, а также скандалы внутри самого НАБУ. Итак, чем же запомнилось НАБУ за эти три года и кто влияет на его работу?

Артем Сытник: "Мы наконец пошатнули касту неприкасаемых"
Артем Сытник: "Мы наконец пошатнули касту неприкасаемых"

Скандал на стадии формирования

Не успел новый орган создаться, как в середине 2015 года возник скандал с формированием общественного совета при НАБУ. Тон в новом совете задали четыре общественные организации: «Центр противодействия коррупции» (Виталий Шабунин, Дарина Каленюк, Александра Устинова), за которым стоит нардеп от «Народного фронта» Сергей Пашинский, замешанный ныне в ряде коррупционных скандалов; ОО «Наші гроші» (Денис Бигус, Дмитрий Чаплинский, Алиса Кисиль) с одноименной передачей на канале ZIK, владельцем которого является экс-нардеп, скандально известный Петр Дыминский; «Громадянська служба «Свідомо» (Александр Гуменюк, Максим Опанасенко, Ярослав Юрчишин), связанная с нардепом Егором Соболевым и Тransparency International (Андрей Марусов, Дмитрий Шерембей, Алексей Хмара). Именно эти люди в последующем заложат основы формирования положительного образа НАБУ в медийном поле.

Помимо этого, буквально на этапе создания нового правоохранительного органа возникли вопросы к его финансированию. Например, на 2015 год было предусмотрено выделение из бюджета 249 млн грн, но по состоянию на 1 августа того же года использовано было только 1,5 млн.

К слову, бюджет НАБУ на этот год составляет 857 млн грн.

Излишняя медийность

В стиле генпрокурора Юрия Луценко, который работу своего ведомства пиарит уже путем проплаты эфира на молодежных радиостанциях и ТВ-каналах, работа директора НАБУ также не лишена широкой медийной поддержки, сопровождающейся различными кампаниями в СМИ, брифингами и пресс-конференциями. Любое дело, которое берется расследовать НАБУ, обязательно сопровождается мощной пиар-кампанией в СМИ, социальных сетях, через статьи блогеров и медийных спикеров и так называемых «антикоррупционеров" — «еврооптимистов». Казалось бы, работа правоохранительного органа должны быть, в первую очередь, результативной, но никак не медийной.

В то же время, через суды производства из НАБУ не выходят в виде обвинительных актов. Ведь показатель качества работы органа досубного расследования, коим и является НАБУ, может быть только в виде наличия обвинительного или оправдательного приговора. А тут у НАБУ возникают проблемы. И в первую очередь — в виде нарушения процессуального законодательства.

Генпрокурор Юрий Луценко работу своего ведомства пиарит уже путем проплаты эфира на молодежных радиостанциях и ТВ-каналах
Генпрокурор Юрий Луценко работу своего ведомства пиарит уже путем проплаты эфира на молодежных радиостанциях и ТВ-каналах

Процессуальные «лажи»

Пожалуй, самой крупной «лажей» на сегодня стала работа так называемых «агентов» НАБУ. В конце прошлого года сотрудники СБУ по санкции ГПУ задержали агента НАБУ, который пытался дать взятку первому замглавы Государственной миграционной службы Дине Пимаховой. О том, что в НАБУ работают такие вот агенты, рассказывал всем не только сам Сытник, но и с трибуны ВР нардеп Виталий Куприй, предоставив текст инструкции, по которой они работают. Куприй обвиняет НАБУ в том, что эти агенты используют незаконные методы провокации (например, спаивают «жертву», используют незарегистрированную прослушивающую технику).

Помимо этого, были и подлоги. Вспомнить хотя бы скандал, который разразился в связи с обвинением бывшей главы Нацбанка Валерии Гонтаревой и членов ее семьи в выводе денег со счетов в обанкротившемся Дельта Банке. Все документы по счетам семьи Гонтаревой из банка были переданы в НАБУ, а там их подделали. НАБУ — по незнанию или сознательно — «спутало» операцию перевода между счетами (опрокидывания или дробление) и операцию по снятию денег — сотен тысяч гривен при ограничениях в 2,5 тыс. грн в день. Кроме того, НАБУ допустило вытек информации о том, что дело Гонтаревой расследует некая Валерия Жукова, опубликовав ее резюме. Из него можно было сделать вывод о ее низкой квалификации, поскольку у нее отсутствовало полное высшее образование. Позже были опубликованы новые факты в скандальном деле главы Нацбанка, что побудило детективов «переиграть» дело Гонтаревой и даже передать его расследование в Нацполицию. Позже Соломенский райсуд столицы обязал НАБУ открыть против Гонтаревой дело.

Или еще пример, когда детектив НАБУ пришел домой к свекрови главы Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК) Натальи Корчак, не предъявив при этом удостоверения и повестки, а та, свою очередь, написала заявление в полицию.

Таких «лаж» по разным делам можно наскрести много.

Неприкасаемые остались неприкасаемыми

Одним из первых дел, которое НАБУ начало расследовать в 2015 году, было дело Николая Мартыненко. Детективы открыли два уголовных производства, касающиеся заключения договора государственным предприятием о поставке уранового концентрата по завышенной цене. Суммы средств, которые фигурируют в производствах, — примерно $17,4 млн и 6,4 млн.

В апреле 2017 года Мартыненко задержали детективы НАБУ, но потом отпустили на поруки парламентариев. В декабре 2017 года Соломенский районный суд Киева снял ограничения на выезд Мартыненко за границу.

В том-таки 2015-м НАБУ взялось расследовать факт перелета главы Госфискалслужбы Романа Насирова из Баку (Азербайджан) в Киев, который обошелся в 50 тыс. Позже ведомство Сытника обвинило Насирова в том, что тот на протяжении 2015−2016 годов, действуя в интересах народного депутата Александра Онищенко, лично принял ряд необоснованных и незаконных решений о рассрочке налогового долга и обязательств трем ООО, что повлекло государству ущерб в размере около 2 млрд грн. Соломенский райсуд год назад избрал Насирову меру пресечения в виде содержания под стражей сроком 60 суток с возможностью внесения залога в 100 млн грн, который и был внесен его супругой. В марте этого года Насиров заявил, что собирается пойти в политику.

Наверное, это и является полным выражением фразы «пошатнуть касту неприкасаемых», по словам Сытника, ибо топ-чиновников только перемещали из одного помещения в другое, но в тюрьму они так и не попали.

Помимо «газового дела», где фигурантами были Александр Онищенко и Роман Насиров, а также дела Мартыненко, из НАБУ вышли «чистыми» фигуранты: «янтарного дела» — Борислав Розенблат и Максим Поляков; «дела рюкзаков» — Александр Аваков. Еще были дела против ГПУ, САП, СБУ.

При этом нужно отметить общий результат работы за три года, опубликованный на сайте НАБУ: было открыто 609 производств, сделано 163 уведомления о подозрении; предъявлено 199 обвинений; 127 дел направлены в суд; 19 приговоров суда в отношении лиц.

Соломенский райсуд избрал Насирову меру пресечения в виде содержания под стражей сроком 60 суток с возможностью внесения залога в 100 млн грн, который и был внесен его супругой
Соломенский райсуд избрал Насирову меру пресечения в виде содержания под стражей сроком 60 суток с возможностью внесения залога в 100 млн грн, который и был внесен его супругой

Конфликт с «конкурирующими конторами»

Поскольку НАБУ — это орган досудебного следствия, соответственно, свои материалы, которые оно считает достаточными для того, чтобы уведомлять лицо о подозрении и завершать досудебное расследование, оно предоставляет в Специализированную антикоррупционную прокуратуру (САП), которая оценивает их с точки зрения достаточности.

А вот тут начинается самое интересное: в конце марта Назар Холодницкий — руководитель САП — нашел в рабочем кабинете «жучок» для прослушивания. Позже выяснилось, что прослушку установила Генпрокуратура после обращения к ней Артема Сытника. Подозрение Сытника касалось обвинения в распространении Холодницким информации по некоторым фигурантам дел, которые расследовало НАБУ.

Опубликованные записи (17 минут из целого месяца прослушки) легли в основу обращения ГПУ и НАБУ с жалобами в Квалификационно-дисциплинарную комиссию прокуроров (КДКП) на Холодницкого о совершении дисциплинарных проступков. Генпрокурор Луценко также отдельно обратился к комиссии прокуроров о рассмотрении вопроса снятия Холодницкого с должности как его заместителя и руководителя САП.

Такие действия в отношении себя сам Назар Холодницкий расценил как хорошо спланированную медийную атаку по дискредитации возглавляемого им органа.

Такие действия в отношении себя сам Назар Холодницкий расценил как хорошо спланированную медийную атаку по дискредитации возглавляемого им органа
Такие действия в отношении себя сам Назар Холодницкий расценил как хорошо спланированную медийную атаку по дискредитации возглавляемого им органа

А сам-то кто?

«Дело в том, что в отношении главы НАБУ Артема Сытника есть три уголовных производства: „1 млн взятки“; квартира в Броварах площадью 82,6 кв. м, также в виде взятки; покрывание преступников в убийстве и захвате земли под Киевом», — рассказывает Realist’у народный депутат Виталий Куприй.

ГПУ открыло против главы НАБУ Артема Сытника уголовное производство по факту вымогательства им взятки в размере $1 млн и внесло в ЕРДР еще 4 апреля 2016 года. Но как только в ГПУ пришел Юрий Луценко, оно куда-то исчезло.

А с мая 2017 года расследуется уголовное производство № 42 017 000 000 001 704 по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 368 У К Украины, которое касается обстоятельств приобретения директором НАБУ собственного жилья в Броварах на улице Черняховского, 11-г. У следствия есть достаточно оснований считать, что это имущество было получено в качестве неправомерной выгоды. В настоящее время досудебное расследование в этом деле продолжается.

Осенью прошлого года Сытника обвинили в причастности к хищению земельного участка в Козине Киевской области площадью 125 га и переквалификации дела об убийстве владельца участка в «самоубийство».

То есть много эпизодов, где фигурирует Артем Сытник, указывает на то, что он, мягко говоря, не является борцом с коррупцией, а в совокупности фактов есть фигура, которой легко манипулировать и управлять. Именно поэтому руководитель НАБУ пошел на поводу у ГПУ в деле против Холодницкого, ведь ведомство Луценко, а именно департамент ГПУ по расследованию особо важных преступлений в сфере экономики в лице Владимира Гуцуляка, также находится «на крючке» у НАБУ, где на него заведено дело. Холодницкий, который осуществляет процессуальное руководство, решает судьбы как конкурентов, так и соратников президента. Поэтому департамент ГПУ дал добро на прослушку руководителя САП по абсолютно абсурдным причинам. И в этой логической цепочке видим, что бездействие НАБУ проявляется как раз по тем делам, где есть коррупционные нарушения со стороны власти: дело и о причастности президента Украины Петра Порошенко и народного депутата Игоря Кононенко к отмыванию денег в оффшорной компании Intraco Management LTD, по уклонению от уплаты налогов ПАО «Кузня на Рыбальском»; о злоупотреблениях властью мэром столицы Виталием Кличко; об уклонении от уплаты налогов корпорации «Рошен»; о преступлениях военного прокурора сил АТО Константина Кулика; дело о превышении полномочий министром энергетики и угольной промышленности Украины Игорем Насаликом и другими должностными лицами в организации закупки угля с ОРДЛО и т. д. Только от одного народного депутата Виталия Куприя было подано более 150 таких заявлений.

Народный депутат Борислав Розенблат
Народный депутат Борислав Розенблат

Кому это интересно?

Как отметила в комментарии Realist’у эксперт-криминалист Анна Маляр, любая афишированная антикоррупционная деятельность со стороны государства всегда заканчивается разоблачением чиновника или института, который мешает «бороться» с коррупцией.

«Это дает возможность чиновникам легализовать кадровые изменения, оправдать отсутствие результатов борьбы с коррупцией и оставить все, как есть», - говорит Маляр.

Это как никогда актуально в преддверии выборов в 2019 году. Никому из власти сейчас не нужен «багаж» в виде уголовного производства, а поэтому структуры, которые должны расследовать преступления чиновников, нужно дискредитировать, умножив результат их деятельности на ноль. Именно поэтому, как рассказывает наш источник в Администрации президента, Розенблат и экс-нардеп Николай Мартыненко часто посещают Банковую и ходят они к Алексею Филатову и Александру Грановскому, которых в народе называют «смотрящими» за судами и прокуратурой. Очевидно, поэтому подозреваемые в коррупции и имеют моральное право судиться с НАБУ и САП, да и быть просто незамеченными.

Млечный Путь в 3D: астрономы составили детализированную карту нашей галактики - фото
03 декабря 2020
Адольф Гитлер снова в политике: что известно о победителе муниципальных выборов в Африке
03 декабря 2020
Третий «подарок Кубрика»: обнаружен новый таинственный обелиск - фото, видео
03 декабря 2020
Суркисы против Приватбанка: на одиозного судью подали жалобу в Высший совет правосудия - фото
03 декабря 2020
Самый старый новорожденный: в США появился на свет ребенок из замороженного эмбриона
03 декабря 2020
Цена войны в Карабахе: Азербайджан сообщил официальные потери и назвал «плюсы» конфликта
03 декабря 2020
Работорговцы XXI века: в Украине ликвидировали каналы торговли людьми - инфографика
03 декабря 2020
Второй губернатор за день: Зеленский назначил нового главу Хмельницкой ОГА
03 декабря 2020