Хорошо ходили и лазали по деревьям: ученые выяснили новые данные о предках человека

02 апреля 2020 | 04:00

Анализ губчатой части головки бедренной кости гоминина StW 311 из комплекса пещер Стеркфонтейн показал, что тот был хорошо приспособлен к лазанию.

Об этом сообщается в Proceedings of the National Academy of Sciences.

Этот индивид моложе, чем найденные там же австралопитеки с множеством адаптаций к прямохождению, что позволяет предположить, что путь человека к двуногости не был прямолинейным, и разные виды передвигались неодинаково.

Прямохождение считают одной из ключевых особенностей человека разумного. Невозможно сказать со стопроцентной точностью, когда и у какого вида оно возникло, но есть ряд адаптаций, способных указать на то, сколько времени проводил тот или иной гоминид стоя на двух ногах. Например, в зависимости от того, как чаще всего передвигается организм — на двух ногах или на четвереньках, бегает или лазает — разнятся степень и направление нагрузки на тазобедренный сустав.

При этом также должна меняться структура губчатой части головки бедренной кости. Прочность ее обеспечивают перегородки — трабекулы. Если преобладает прямохождение, они расположены упорядоченно, так, чтобы выдерживать значительную вертикальную нагрузку. Это верно для Homo sapiens и ряда австралопитеков.

Антропологи под руководством Леони Джорджиу (Leoni Georgiou) из Кентского университета решили сравнить, как устроены головки бедренных костей у современных человекообразных обезьян и людей, а также у древних сапиенсов и австралопитеков. Для этого они провели компьютерную микротомографию соответствующих костей горилл, шимпанзе и орангутанов (музейные образцы), современного человека, человека разумного (H2) с археологической стоянки Охало II в Израиле (возраст около 19000 лет) и двух находок из южноафриканского Стеркфонтейна — австралопитека афарского StW 522 и гоминина StW 311, чей вид не установлен (это либо человек, либо парантроп).

На основе томограмм ученые построили трехмерные модели головок бедренных костей перечисленных видов, а по направлению трабекул они определили, на какие углы чаще всего сгибали ногу в тазобедренном суставе разные приматы.

Оказалось, что у StW 311 картина использования тазобедренного сустава больше похожа на характерную для орангутанов и шимпанзе: трабекулы в головке его бедренной кости лежали так, будто он значительную часть времени лазал по деревьям. Более древний австралопитек StW 522 в этом плане оказался ближе к людям. Возраст StW 522 — от 2 до 2,8 миллиона лет, гоминина StW 311 — от 1,4 до 1,7 миллиона лет — судя по орудиям и другим скелетам, которые нашли близко к нему.

Это не первое исследование, в котором получается, что во время позднего плиоцена и раннего плейстоцена (то есть в то время, когда жили StW 522 и StW 311) гоминины передвигались и «по-обезьяньи», и «по-человечески». Известно, что конечности Homo naledi (этот вид жил 2–2,8 миллиона лет назад) несли приспособления и к прямохождению и пользованию орудиями, и к лазанию по деревьям. Выходит, разные виды родственников современного человека использовали разные типы передвижения, а не все «стремились» к прямохождению.

Понимать, какая физическая активность была характерна для древних людей, их родственников и предков, интересно не только с точки зрения фундаментальной науки. Такие данные помогают понять, как нам лучше вести себя, чтобы не заболеть. Так, оказалось, что хотя представители племен, которые до сих пор живут охотой и собирательством, проводят в сидячем положении столько же времени, сколько офисные работники, они принимают несколько иные позы, в которых мышцы задействованы лучше. Вероятно, это знание можно применить для борьбы с негативными последствиями «сидячего образа жизни» современных людей.

Читайте также: Глобальное снижение интеллекта: ученые предсказали катастрофу для человечества