Рада

Закон о реинтеграции Донбасса: два дня поправок и «Минск»

18 января 2018 | 18:31

Сегодня Верховная Рада Украины приняла во втором чтении президентский проект закона № 7163 — так называемый законопроект о реинтеграции Донбасса. В первом чтении он был принят еще 6 октября 2017 года, но до второго законодательный акт шел очень долго. Принять его парламентарии смогли только под конец седьмой сессии, а голосованию предшествовали два дня рассмотрения поправок. В итоге не обошлось без сюрпризов — часть поправок была принята с голоса и без рассмотрения. Realist рассказывает о том, как голосовали за проект закона и чего теперь ждать.

Исчезающий и появляющийся «Минск»

О том, что изначальный текст законопроекта «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях» писался не столько в украинской, сколько в американской Администрации президента, говорят многие эксперты. В Украине и не скрывали, что документ длительное время согласовывался со всеми западными партнерами. Затем он наконец попал в Верховную Раду, усилиями пропрезидентского большинства был протянут в первом чтении — и застрял в комитетах.

Дело в том, что, кроме громких вещей вроде признания России агрессором, в нем была 7-я статья, которая гласила, что во время восстановления территориальной целостности «обеспечивается приоритетность выполнения безопасностных положений Минского протокола от 5 сентября 2014 года, Минского меморандума от 19 сентября 2014 года и „Комплекса мер“ от 12 февраля 2015 года».

И «Минск» действительно исчез. Вместо него появились Гаагская и Женевская конвенция, которые обязывают Россию как страну-оккупанта «обеспечить защиту прав гражданского населения». Что в свете заявлений РФ о «защите русского мира на Донбассе» звучит трагикомично, на сколько бы статей международного законодательства ни ссылались политики.

О том, что отсутствие в тексте законопроекта упоминания Минских соглашений — принципиальная правка, в кулуарах Верховной Рады рассказывали представители разных парламентских фракций. Во второй по численности фракции парламента — «Народном фронте», голоса которого были необходимы для принятия этого закона — еще во вторник утверждали, что не допустят никаких отсылок на Минские соглашения в законодательстве Украины. Об этом же говорили в «Самопомочі» и «Батьківщине».

Ко второму чтению к проекту закона парламентарии предложили 673 поправки. В течение двух дней депутаты рассмотрели их все. Впрочем, перед голосованием проекта во втором чтении и в целом нардеп от БПП, секретарь комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Иван Винник озвучил еще ряд правок, большая часть из которых были технико-юридическими. Но не все.

Озвученные Винником поправки были проголосованы под стенограмму — то есть с голоса. Несмотря на то, что ряд депутатов требовали раздать текст озвученного с трибуны нардепом, спикер Верховной Рады Андрей Парубий поставил проект закона на голосование со словами «голосуем за признание Российской Федерации агрессором и оккупантом».

Парламент принял этот законодательный акт 280 голосами во втором чтении и в целом, вместе с правками с голоса.

И основной вопрос, который появился после голосования — означает ли решение «в ст. 7 законопроекта восстановить ч. 1 в редакции автора проекта», что Минские соглашения будут фигурировать в тексте документа.

По словам эксперта Международного центра перспективных исследований Игоря Петренко, «Минск» в принятый закон все же вернули.

«Автор есть только один — президент Украины. Поэтому (вернули) к первоначальному варианту, который был подан в Верховную Раду президентом, — говорит Петренко. — К первоначальному варианту, где были Минские соглашения».

По словам Петренко, это не удивительно, учитывая недавнюю реакцию того же посла США в Украине Мари Йованович, которая четко подчеркнула, что этот закон должен оставлять путь для имплементации Минских соглашений. С другой стороны, этот закон не имел поддержки со стороны Запада, а позиция России по нему была достаточно жесткой, отметил Петренко.

«Это показатель существования каких-то договоренностей, возможно неофициального характера, между как минимум тремя сторонами – США, Россией и Украиной по части того, как должна развиваться ситуация дальше и какую роль в этом будут играть Минские соглашения. И скорее всего, что к их имплементации мы достаточно скоро можем прийти», — сказал Петренко.

В Раде утверждают другое. Так, сам Винник уверяет, что в принятом проекте закона упоминания о «Минске» нет. То же самое говорит и нардеп от «Батьківщини» Алексей Рябчин. Политик подчеркивает, что все упоминания о «Минске» из документа убрали при голосовании в первом чтении.


Рябчин показал правку к законопроекту
Рябчин показал правку к законопроекту

Впрочем, содержание закона со всеми правками, с учетом озвученных с трибуны Винником, можно будет увидеть только после его публикации. Петренко предполагает, что в нем могут быть сюрпризы.

Что еще

Ко второму чтению из документа убрали также «ЛНР» и «ДНР». Многие увидели в упоминании незаконных бандформирований в тексте документа попытку их легитимизации как третьей юридической стороны в конфликте России и Украины. Так, «ЛДНР» превратились в «оккупационные администрации Российской Федерации». Также появился Крым. Правда, в основном только в преамбуле. Закон же так и остался условно называемым «законом о реинтеграции Донбасса». В котором о реинтеграции так и не появилось ни слова, а все больше об оккупации РФ, правах военных и том, как и кого когда-нибудь в будущем наказать.

К десяти статьям законопроекта более ста депутатов подали 673 поправки. 300 из них комитет по вопросам национальной безопасности и обороны в подготовленном ко второму чтению документе учел. От президентского проекта в нем мало что осталось. И у главы государства напоминают: от этого документа зависят санкции против России и выделение международной помощи.

Но, по сути, одна из ключевых целей принятого закона — признать Россию государством-агрессором. По крайней мере так утверждают народные депутаты. Но, как отмечает Игорь Петренко, это зафиксировано только в преамбуле и заключительных положениях. Эксперт отмечает, что закон направлен в большей степени на улучшение управленческой системы на оккупированных территориях и на фактически легализацию использования Вооруженных сил Украины без введения военного положения или ведения войны.

В законопроекте отмечается, что дата начала оккупации Россией части территории Украины, в том числе и Крыма, определяется законом «Об обеспечении прав и свобод граждан и правового режима на временно оккупированной территории Украины» и это — 20 февраля 2014 года. Подчеркивается, что временная российская оккупация, вне зависимости от ее продолжительности, незаконная и не создает для России никаких территориальных прав. А лица, причастные к вооруженной агрессии РФ, несут уголовную ответственность.

Еще один важный аспект — стратегическое руководство силами, которые привлекаются к противостоянию с Россией, осуществляет Генштаб, а непосредственное руководство в Донецкой и Луганской областях — командующий Объединенными силами в рамках работы Объединенного оперативного штаба.

Президент Украины Петр Порошенко, приветствуя принятие этого закона, отметил, что «мы будем продолжать прокладывать путь для реинтеграции оккупированных украинских земель политико-дипломатическим путем». По словам Порошенко, это — ключевой сигнал закона.

Отметим, что после того, как профильный комитет доработает все поправки, принятый документ подпишет спикер парламента Андрей Парубий. Затем он будет направлен на подпись президента. Если Порошенко решит, что от его законопроекта не осталось по сути ничего, он может его ветировать. Но, по словам Парубия, такого не произойдет. В силу принятый закон вступит на следующий день после его публикации.

Напомним, что вместе с проектом закона о реинтеграции Донбасса 4 октября президент внес в парламент еще один — № 7164 «О создании необходимых условий для мирного урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Закон продлевает особое положение в ОРДЛО еще на год. Депутаты его приняли 6 октября 2017 года.