ОРДЛО

Украина «теряет» жителей ОРДЛО: они хотят в Россию?

15 ноября 2019 | 14:30

Пока Офис президента обещает разработать стратегию «реинтеграции» оккупированных районов Донбасса и аннексированного Крыма, граждане, проживающие в ОРДЛО все дальше отдаляются от Украины. Как минимум, половина из них не видят своего будущего в одной стране с нами. При бывшей власти эту проблему маскировали за лозунгами «Армия. Вера. Язык». У новой власти, которая декларирует готовность «вернуть людей, а не просто территории» могут возникнуть серьезные проблемы.

Сторонники Украины в меньшинстве

Известный украинский еженедельник «Зеркало недели» опубликовал результаты своего социологического опроса, проведенного на территории ОРДЛО. Результаты, полученные в итоге, стали холодным душем для тех, кто искренне полагает, что оккупированный Донбасс можно вернуть исключительно на условиях Киева.

Быть «частью Украины как прежде» хотят лишь 5.1% опрошенных. Еще 13,4% видят так называемые «ЛНР» и «ДНР» как «часть Украины, но с особым статусом». Соответственно, только 18,5% (то есть менее одной пятой жителей ОРДЛО) видят будущее своей малой родины в Украине. Независимости бандитских «республик» желает не очень много респондентов — 16,2%.

Сторонников России, судя по опросу, существенно больше. Около 50,9% опрошенных полагают, что «ЛНР» и «ДНР» должны стать частью России. Еще около 13,4% желают, чтобы «республики» вошли в состав РФ, но с «особым статусом». Совокупно подавляющее большинство жителей оккупированного Донбасса (64,3%) связывают свое будущее с государством-агрессором — Россией.

Обращает на себя внимание тот факт, что лишь 0,8% респондентов отказались или затруднились ответить на вопрос по поводу желаемого статуса для ОРДЛО. Как полагают организаторы опроса, жители оккупированных районов вполне определились со своим мнением о будущем этих районов Донбасса.

Ответы на вопрос «По вашему мнению, какой статус должен иметь весь Донбасс (т.е. вся Донецкая и Луганская области)?» мало чем отличаются от ответов по поводу статуса «республик». В составе Украины весь Донбасс видят 19,2% жителей ОРДЛО. Хотят «как прежде» только 8,4%, «с особым статусом» — 10,8%. За независимость Донбасса выступают 14,4% опрошенных. Еще 62,9% респондентов желают, чтобы вся Донетчина и Луганщина стали частью России (13,3% - «с особым статусом», 49,6% - рядовыми областями).

«Подобные опросы — тревожный месседж для Владимира Зеленского. Мало рассказывать про „нужно просто перестать стрелять“. Реинтеграция оккупированных территорий, о которых много говорит власть, представляет собой сложный политический процесс. Он имеет не только военно-политическую, но и гуманитарную составляющую. Нужна комплексная стратегия, условно говоря, де-сепаратизации региона. Пока такой стратегии у руководства страны нет», — говорит в комментарии Realist’у глава Центра исследований гражданского общества Виталий Кулик.

Опрос запуганных?

Критики утверждают, что опросы, проведенные на оккупированной территории не могут отображать реальную картину. Вместе с тем, у проблемы имеются два аспекта: профессиональный социологический и человеческий.

«Издание „Зеркало недели“ не стало бы публиковать результаты исследования, если бы редакция не доверяла тем, кому они заказали такую работу. Вопрос не в социологах. Они просто готовят анкеты и проводят опрос. Полагаю, что нет оснований сомневаться в социологических стандартах и профессионализме тех, кто проводил опрос. Вопрос в том, что люди, отвечают на вопросы в конкретных условиях. Там доминируют российские СМИ. Оккупационная власть круглосуточно транслирует пропагандистские установки. И говорить обратное — большой риск. С другой стороны, большая часть тех, кто говорит „Украина нам не нужна“, действительно так думают» , — пояснил Realist’у политический эксперт Фонда «Демократические инициативы» Петр Бурковский.

Человеческий аспект заключается в том, что люди в ОРДЛО, невзирая на личные взгляды и убеждения, живут в постоянном страхе. В их памяти еще свежи истории о том, как «ополченцы» хватали людей на улице, посчитав их «украинскими наводчиками». И после того, как активные боевые действия прекратились, остался такой фактор как доносительство. Люди, которых схватило местное «МГБ» могут сколько угодно рассказывать о своей преданности делу «республик», им никто не поверит.

Соответственно, настроения граждан могут зависеть от того, какая власть стоит над ними. Если провести опрос на территории Донбасса, которая контролируется ВСУ, то сторонников Украины будет больше. Одни свободно будут говорить, что они поддерживают политику Киева, а другие — дабы просто продемонстрировать лояльность.

«Люди в ОРДЛО боятся за свое здоровье, имущество и жизнь. На оккупированной территории есть четкая „линия партии“ (в данном случае, агрессивные антиукраиские настроения), которой все придерживаются. Но как только граждане покидают оккупированные районы, их настроения начинают меняться. Наша организация неоднократно проводила опросы на линии разграничения. Оценки были не настолько категоричными, а с приходом Владимира Зеленского мы фиксировали даже некоторый позитив в отношении Киева», - добавил Виталий Кулик.

Зерна социальной вражды

Не стоит забывать, что главари бандитских «республик» банально эксплуатируют пророссийские лозунги. Если в 2014 году часть жителей Донбасса поверила в демагогию про «защиту русскоязычных» и скорейшую «интеграцию» в Россию, то через пять лет войны отношение к этому вопросу у людей иное. Публично это не принято говорить, но многие критически воспринимают не только Киев, но и Москву. Российскую власть обоснованно упрекают в том, что она банально воспользовалась жителями Донбасса, чтобы отвлечь внимание от аннексии Крыма.

Дело не только в репрезентативности опроса и формальных процентах, сколько «за» Украину, а сколько — «за» Россию. За пять лет войны, официальный Киев (при президентстве Порошенко) сделал все, чтобы усугубить проблему. Людей в ОРДЛО де-факто объявили гражданами второго сорта, подвергая их различным унизительным бюрократическим процедурам. Информационная политика в отношении оккупированных территорий (включая аннексированный Крым) утонула в потоках демагогии со стороны пресловутого «Минстеця».

Имел место бездумный ура-патриотизм. В ситуации, когда общество нужно было сшивать, Банковая пошла на совершенно ненужные конфликты на языковой и религиозной почве. Жителей юго-восточных регионов как бы заталкивали в российское информационное пространство.

Во время предвыборной кампании Владимир Зеленский и его многочисленные «говорящие головы» постоянно говорили о мире и необходимости консолидации, а не разобщения украинских граждан по вопросам языка и религии.

Позитивные настроения по поводу политики Киева, зафиксированные социологами при опросах на линии разграничения, были обусловлены общим оптимизмом. Жители Донбасса (свободные и оккупированные районы) рассчитывали, что после ухода Петра Порошенко с поста президента, политика Киева в отношении них изменится в лучшую сторону. Забегая вперед нужно сказать, что новый глава государства и его Офис эти надежды не оправдали.

Риторика и поведение «зеленой команды» начали меняться после того, как Владимир Зеленский получил президентскую булаву. Штаб Зе из президентской кампании плавно перешел к парламентской. Дабы не раздражать электорат западных областей в «Слуге народа» демонстративно отказывались отвечать на идеологические вопросы. Тогдашний партийный глава Дмитрий Разумков в финале парламентской гонки заявил, что не станет обсуждать тему украинского языка, так как это «раскалывает общество».

Президентская непоследовательность

Учитывая, что господин Разумков на тот момент был без пяти минут спикером Верховной Рады, такие заявления были, как минимум, странными. Оказалось, что президентская «Слуга народа» заполучила самую большую фракцию в парламенте заняла все ключевые должности для того, чтобы избегать ответов на острые вопросы.

Такую же линию повел уже избранный президент Зеленский, фактически отказываясь говорить на неудобные темы.

«Очень сложный вопрос. Каково бы ни было решение (по пересмотру закона об украинском языке — R), оно будет бить по президенту и парламенту очень сильно. Я уверен, что должен быть законопроект о защите прав меньшинств. И там должно все быть выписано: их язык, их вера и … И достаточно — армия у нас одна, украинская. Мне кажется, что должен быть такой законопроект, который защищает их права», — говорил Владимир Зеленский в известном интервью, которое у него брал актер Станислав Боклан.

Прошло около двух месяцев. Офис президента и «слуги» не подготовили проект закона по обеспечению прав национальных меньшинств, о котором говорил президент. Хотя сама формулировка, мягко говоря, звучит странно. Вместо урегулирования языковой темы, глава государства (пусть даже не словах) предложил разработать проект, который лишь косвенно касается языка. Русскоязычные украинцы, в том числе проживающие на территории Донбасса, никак не могут быть «национальным меньшинством» у себя в стране.

Как отмечают наблюдатели, Владимир Зеленский, став президентом, тут же забыл о многих своих общениях. Рассчитывать на активность «Слуги народа», которая получила большинство в парламенте за счет голосов юго-востока, тоже не стоит.

«Многие люди во фракции „Слуга народа“ стоят на идеологических позициях, которые ближе к линии Петра Порошенко, нежели к интересам своих избирателей. Назначение Сергея Сивохо советников секретаря СНБО и его отдельные заявления не влияют на общую картину. Речь идет о заигрывании с восточными регионами, попытках удержать этот электорат, но, как показали недавние исследования, рейтинг президента все равно снижается», — пояснил — говорит в комментарии Realist’у заместитель главы Украинского института менеджмента и анализа политики Кирилл Молчанов.

Офис президента скорей всего проигнорирует соцпросы, проведенные на оккупированной территории. Как показали несколько месяцев президентства Владимира Зеленского, для его Офиса пиар и формальная популярность оказалась важнее вопроса государственного управления. Линия власти в отношении ОРДЛО, скорей всего остается прежней: спорадические шаги навстречу жителям Донбасса на фоне постоянных обещаний добиться мира.