Мнение

Тамара Балаева – о борьбе с "агрессором" за счет простых людей

04 ноября 2016 | 14:21

Мой папа — самый добрый и безобидный человек в мире. Так вышло, что он — гражданин России. Папа живет в Украине уже 12 лет, и у него есть постоянный вид на жительство. Все эти 12 лет папа не был на родине, а его родина — в маленьком ущелье на Северном Кавказе. Что значит родина для кавказцев — объяснить трудно. Это как земля для цветка, как вода для рыбы, как инсулин для диабетика. В общем, папа очень тосковал.

Неделю назад он все-таки поехал домой. Поехал из-за семейных обстоятельств — далеко не самых приятных, поэтому уезжать нужно было быстро и впопыхах. И вот, когда папа уже был на границе, выяснилось, что обратно в Украину его не пустят. Потому что с 1 марта 2015 года граждане РФ могут въезжать в нашу страну только по загранпаспортам.

У папы загранпаспорта нет. Понятно, что все это можно было узнать заранее, сделать паспорт через консульство — и никаких проблем. Но, как говорил один президент, «маємо те, що маємо».

Украина свое странное правило относительно загранпаспортов ввела в одностороннем порядке и без исключений. Не подумав о том, что у людей с видом на жительство вообще-то есть те же права, что и у граждан, кроме права выбирать и быть избранными.

Окей, Россия — страна-агрессор. Но неужели те, кто вводил это правило, думают, что террористы, которые едут воевать на Донбасс, будут делать это без загранпаспортов и вообще через официальную границу? Мне вот почему-то кажется, что у террористов с загранами все в порядке. Не в порядке только у папы.

Что вообще делает Украина во время противостояния с Россией? Очень много всего. Например, раз в пару месяцев заявляет о разрыве дипломатических отношений (что по факту ни на что не влияет). Рисует эмблему разведки ВСУ, на которой изображена сова с мечом, направленным на изображение России на карте. Запрещает въезд Наташи Королевой.

Наверняка я забыла еще какие-то очень важные и полезные решения властей, но вишенкой на торте стали два одновременных события. Запрет в Украине российских платежных систем и новость о том, что Международный инвестиционный банк, который связывают с Петром Порошенко, ввел переводы в российских рублях. Говорить о конфетах и Липецкой фабрике, думаю, даже не стоит.

И все вроде как хорошо. «Вышиватники» довольны, ноги Наташи Королевой на нашей земле не будет, гарант Конституции монополизировал денежные переводы в страну-агрессор. Все не покупают «Орбит» российского происхождения и думают, что молодцы.

Особо «патриотично» настроенные поступают так, как женщина из комиссии, куда папа обратился за получением инвалидности. Женщина прямым текстом сказала ему: «Вы гражданин России? Вот пусть Россия вам пенсию по инвалидности и платит». Инвалидность папе, как вы уже догадались, не дали.

Я все это к чему? К тому, что не стоит бороться с выдуманными монстрами, когда есть настоящие. А главное — не стоит делать это за счет простых людей. Тем более, после того, что уже пережила Украина.

Когда я брала интервью у диссидента Семена Глузмана и спросила его, повторил бы он свой поступок сейчас, пошел бы снова против системы, он ответил: «Мое сопротивление советской власти было романтическим. Прошло много лет. Казалось бы, в стране есть свобода слова, но народ по-прежнему выбирает худших. Люди ведутся на ложь и обман. И поэтому я не уверен, что, зная свое будущее, снова поступил бы так, как тогда. Это не проблема страха, это другое — а зачем? Если этим людям хочется так жить «.

Мнение редакции Realist’а не всегда совпадает с мнением автора.