Мнение

Сережа – молодец. Сергей Щербина раскрывает правду об Ostchem

31 октября 2016 | 17:00

Замглавреда Realist’а Сергей Щербина раскрывает реальную структуру собственности Ostchem, которым владеет не только Дмитрий Фирташ

«Мы добились, чего хотели. Порошенко стал президентом, Кличко стал мэром», — говорил Дмитрий Фирташ в венском суде в апреле 2015 года.

Речь шла о встрече в Вене перед президентскими выборами 2014 года, на которой присутствовал Петр Порошенко. Договоренности касались снятия Виталия Кличко в пользу Петра Алексеевича. Стороной договоренностей также выступал Сергей Левочкин.

Считается, что Левочкин политический и медийный партнер Фирташа. Например, они вместе владеют телеканалом «Интер». Но Левочкина никогда особо не ассоциировали с бизнесом Дмитрия Васильевича. А напрасно.

Например, есть такое устоявшиеся понятие — химзаводы Фирташа. Это ряд крупнейших химических предприятий Украины — концерн «Стирол» в Горловке, черкасский, ровенский и северодонецкий «Азоты». Все они контролируются группой Ostchem.

Считается, что Левочкин политический и медийный партнер Фирташа

К ней же относится специализированный порт «Ника-Терра» в Николаеве, химпредприятие «Нитроферт» в эстонском городе Кохтла-Ярве, дистрибуционное подразделение и т. д.

Короче говоря, Ostchem контролирует 3% мирового рынка удобрений. Не считая мелких брызг.

Вроде того, что группе Ostchem $ 251 млн должен Одесский припортовый завод за поставки газа в прошлые годы. Этот долг вызывает вопросы у украинских чиновников, но Стокгольмский арбитраж его подтверждает. Таким образом Ostchem влияет даже на вопрос приватизации «ОПЗ», которая грядет в декабре этого года.

Весь этот праздник, надо сказать, происходил за российские деньги. Например, еще в 2013 году Ostchem прокредитовался в российском Газпромбанке, взяв в долг $ 850 млн. Деньги нужны были, в первую очередь, на покупку газа у того же «Газпрома».

Структура собственности Ostchem
Структура собственности Ostchem

Газ для химпредприятий — основной производственный ресурс. Строго говоря, покупка химзаводов в Украине — отчасти «газпромовская» схема. Их наличие для российского гиганта являлось гарантированным сбытом. «Газпром» фактически зарабатывал на добавочной стоимости химической продукции, поставляя сравнительно дешевый газ через Ostchem.

После Майдана, начала войны и ареста Дмитрия Фирташа в Вене ситуация изменилась. Схема разбалансировалась, и «Азоты» остановились. В конце 2014 года Газпромбанк потребовал погасить кредит в $ 850 млн, которых, понятное дело, нет.

В общем, многие месяцы эксперты и политики сходятся во мнении, что у Фирташа дела не очень. Большие долги русским, американский запрос на экстрадицию, невозможность приехать в Украину и т. д.

Но только вчера стало известно, что Дмитрий Васильевич в своих проблемах не одинок.

Ранее считалось, что химзаводы и поставки газа — бизнес исключительно Дмитрия Васильевича

У группы Ostchem сложная структура собственности. Есть кипрское подразделение, есть немецкое подразделение. Есть ряд оффшорных компаний, которым уступались долги и продавались доли. Но есть и материнская компания, осуществляющая управление всей машиной — австрийская Ostchem Holding Gmbh.

У нее два акционера. 86% акций принадлежит фирме Fleori Enterprises Ltd. А еще 14% - кипрской Floxama Investments Limited.

Согласно реестру электронных деклараций, конечным бенефициаром Floxama, а значит и владельцем 14% в группе Ostchem, является Юлия Владимировна Левочкина, сестра экс-главы АП и одного из лидеров «Оппоблока» Сергея Левочкина. Хотя ранее считалось, что химзаводы и поставки газа — бизнес исключительно Дмитрия Васильевича.

«Мы добились», — говорил Фирташ. Так вот «мы» — это и экс-глава АП, семье которого принадлежит часть «химии» и «газа». Как и обязательств перед русскими, кстати.