Внешние кредиты и программы МВФ - это еще не гарантия успеха, как показывает пример Украины
Экономика

Внешние кредиты и программы МВФ - это еще не гарантия успеха, как показывает пример Украины

23 апреля 2024 | 16:01

Для начала определим, кто же наиболее динамично развивался в последние 32 года, с 1991-го по 2022-й.

Высокая динамика роста была характерна в основном для развивающихся стран, многие из которых применяли миксовые модели роста, активно сочетая инструменты протекционизма, государственных стимулов (на макроуровне) с полной дерегуляцией и высвобождением предпринимательской инициативы на микроуровне.

Быстрее всех развивались такие страны как Китай, Вьетнам, Индия, Южная Корея, Турция,

Бангладеш, Индонезия, Таиланд.

Из европейский стран - Польша.

Наибольший темп роста продемонстрировал Китай. С 1991 года его долларовый ВВП увеличисля с 413 млрд дол до почти 18 трлн или в 44 раза.

В "золотой период" (1979-2010), средняя годовая динамика ВВП Китая составляла почти 10% с пиком в 15,2% в 1984-м году и минимумом в 3,8% в 1990-м (в Украине до войны пики роста как в Китае минимум).

Можно сказать, Китай собрал все бенефиты глобализации за последние 30 лет, превратившись из бедной страны в экономику со средним уровнем подушевого дохода (более 10 тыс дол на человека в год).

Наиболее пострадавшей выглядит Япония: ее ВВП с 3,6 трлн дол увеличился всего лишь до 4,23 трлн или в 1,16 раз.

Что произошло с японской экономикой?

О причинах стагнации японской экономики написал в своей работе «Соглашение Плаза и Япония: размышления о 30—летним юбилее» Такатоси Ито, известный японский экономист, профессор Высшей школы политических наук Национального университета (GRIPS), президент

Японской экономической ассоциации в 2004-2005 годах.

Что же произошло в Нью-Йоркском отеле Плаза в 1985-м году?

Там по инициативе США были собраны представители стран - лидеров мировой экономики: США, Япония, ФРГ, Британия, Франция.

Дело в том, что к 1985-му голу в США был зафиксирован так называемый "двойной дефицит": дефицит платежного баланса и государственного бюджета.

В то же время, в Японии наблюдался, наоборот, значительный профицит.

Вследствие политики высоких процентных ставок во время каденции главы ФРС Волкера, наблюдался рост курса доллара по отношению к ключевым мировым валютам, что усугубляло торговый дефицит американской экономики.

США пытались убедить участников, что более низкий курс доллара будет способствовать стабилизации мирового экономического баланса и выравняет международные товарные операции США с основными торговыми партнерами.

Страны - участницы согласились укрепить свои валюты по отношению к доллару.

Но реально это сделали лишь японцы.

Так, Япония в рамках соглашения взяла на себя обязательства укрепить йену к доллару на 10-12% с 240 до 216 иена/дол, но спираль ревальвации понесла японскую валюту к заоблачным вершинам, пробив потолок в 160 иена/дол.

В результате запущенной спирали ревальвации, йена укрепилась к доллару на 50% и выросла до отметки в 150 иен/дол в 1987 году (как хорошо, подумали бы в Украине, вспомнив 2019-й год, когда гривна укрепилась к доллару на 15%, благодаря притоку спекулятивного капитала в ОВГЗ).

США сократили свои дефициты, но Япони подорвала свой экспорт и динамику экономического роста, надолго уйдя в дефляцию, а затем и в мир отрицательный базовых ставок, из которых выбралась лишь теперь благодаря глобальной постпандемийной инфляции.

После соглашения Плаза было еще и Луврское соглашение, в рамках которого США взяли на себя обязательства снизить бюджетный дефицит с 3,9% ВВП до 2,3% ВВП, уменьшить правительственные расходы на 1% в 1988 году и длительное время поддерживать процентные ставки на достаточно низком уровне.

Япония согласилась сократить активный торговый баланс, то есть снизить динамику экспорта, в первую очередь, в США.

Это привело к очередному укреплению йены до 121 иена/дол.

С тех пор соглашение Плаза и Луврское соглашение рассматривают как классический пример "экономического самоубивания", когда в результате внешнего влияния применяется токсичная для национальной экономики денежно-кредитная политика.

Зато в США была реализована известная модель "рейганомики", в результате которой экономика США начала быстрый рост. За последние 30 лет ВВП США увеличился с 6,16 трлн дол до 25,44 трлн дол или в четыре раза.

Что касается Японии, то она начала оживать лишь с приходом к власти Синдзо Абэ и его "абэномики", которая заключалась в применении трех стрел:

первая стрела - увеличение денежной массы и плавная девальвация йены;

вторая стрела - инвестиции государства в развитие инфраструктуры;

третья стрела - стимулирование потребления, фискальное стимулирование, привлечение инвестиций.

Сможет ли "абэномика" преодолеть "японскую болезнь"? Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц настроен оптимистично.

К сожалению Синдзо Абэ был убит в июле 2022 года. По официальной версии - религиозным фанатиком, бывшим военным.

Теперь США предлагают аналог соглашения Плаза для Китая: ограничить темпы роста, укрепить юань к доллару, сократить экспорт в США.

Правда в замен США не обещают сократить дефицит бюджета, уменьшить госрасходы и снизить базовую ставку ФРС.

С таким "односторонним пакетом" предложений в Китай приехала министр финансов США Джанет Йеллен.

Китай в отличие от Японии ответил программой развития "новых производительных сил"

В Европе в условно "боковом тренде" находятся Германия и Франция, ВВП которых вырос с 1991 года в 2,18 раз (да, почти одинаковый темп роста у двух стран!!!):

Германия: с 1,87 трлн до 4,01 трлн. дол.

Франция: с 1,27 трлн до 2,78 трлн дол.

Примерно одну и ту же динамику роста демонстрируют такие непохожие страны как Израиль и

Турция - их ВВП за период вырос в 5,7-5,8 раз:

Израиль: с 90 млрд до 525 млрд дол.

Турция: со 160 до 907 млрд дол.

Можно сказать, что Турция почти выполнила свою задачу по выходу на триллионный ВВП в долларовом номинале.

Понятно, что подушевой ВВП этих стран существенно отличается, так как численность населения в Израиле значительно меньше, чем в Турции.

Но темпы роста очень похожи, правда характер кривой разный.

У Турции он более неровный, с резкими пиками и такими же резкими падениями вследствие девальвации лиры, а в Изралие кривая более пологая за счет стабильности шекеля.

Что меня больше всего поражает в динамике роста ВВП, так это соотношение данного индикатора для таких стран как Иран и Украина.

Наш ВВП с 1991 года вырос с 77 млрд дол до 160 млрд в 2022-м году или всего лишь в два раза.

Ну хорошо, уберем фактор полномасштабной войны и возьмем пик роста ВВП в 2021-м на уровне 200 млрд дол - получим рост в 2,6 раза.

В то же время, ВВП Ирана вырос со 124 млрд дол до 413 млрд дол или 3,33 раза.

Но при этом Иран находился под жесточайшими санкциями, его резервы были заблокированы, на экспорт наложены ограничения, а банковская система отключена от международных транзакций.

А Украине вроде бы все помогали, давали кредиты. помощь, подписывали соглашения о зоне свободной торговли, интегрировали банковскую систему в мировой финансовый ландшафт.

Более того, до 2011 года Иран шел ноздря в ноздрю с соседенй богатейшей Саудовской Аравией как по темпам роста, так и по размеру ВВП.

Отрыв саудитов произошел лишь начиная с 2012 года, когда они запустили свою особую модель экономического роста, нацеленную на стимулирование промышленного развития и привлечение инвестиций в реальный сектор экономики (вспомним их попытку купить у нас завод по выпуску АН-132).

Как видим, судьба сырьевой старны, хоть под санкциями, хоть с кредитами МВФ примерно одинакова - низкие темпы роста, усиление неравенства, минимальный показатель валютного ВВП.

И лишь переход к индустриальным и постиндустриальным моделям развития, после применения широчайшего налогового стимула и привлечения инвестиций в реальный сектор экономики, ситуация кардинально меняется.

Сейчас Саудовская Аравия также как и Турция вошла в клуб стран с ВВП в размере одного триллиона долларов (для Украины - несбыточная мечта при такой политике).

В этом контексте важно изучить опыт еще одной страны - члена клуба триллионеров.

Индонезия показала динамику роста ВВП более чем в 11 раз, увеличив валовый продукт со 116 млрд в 1991-м году до 1,32 трлн дол в 2022-м.

Индонезия начинала примерно так же как и Украина - длительное сотрудничество с МВФ и борьба с инфляцией с помощью жесткой монетарной политики центрального банка и политики высокий процентных ставок.

Миссия МВФ убеждала инонезийцев в том, что с инфляцией нужно бороться укрепляя национальную валюту (вспомним Японию и соглашение Плаза), ограничивая внутренний платежеспособный спрос и затоваривая внутренний рынок дешевыми импортными товарами.

А экспортировать сырье, например - пальмовое масло.

Итогом такой политики был перманентный экономический и политический кризис на фоне жуткой коррупции.

Местные экономисты "антимейнстримщики" (что-то вроде меня, только в Джакарте) даже назвали засилье таких экономистов при власти "мафией Брейди" по фамилии американского министра финансов.

К счастью для Индонезии, "антимейнстримщики" там пришли в систему управления и парадигма развития страны резко изменилась.

В Индонезии вдруг осознали, что с инфляцией можно бороться не только ограничивая внутреннее потребление и заваливая внутренний рынок импортом, но и с помощью роста предложения товаров национального производства.

С тех пор Индонезия научилась насышать свой рынок товарами национального производства и экспортировать не только нефть и продукты нефтепереработки, а также пальмовое масло, но и черные металлы на 27 млрд дол, электрические машины и оборудование на 15 млрд дол, средства наземного транспорта на 11 млрд дол, химические продукты на 9 млрд дол, обувь на 8 млрд дол, реакторы, котлы, оборудование и механические устройства на 7 млрд дол, изделия из резины и каучука на 6,4 млрд дол.
И во время пандемии, центральный банк Индонезии первым "махнул за флажки", применив немейнстримные методы амортизации кризиса - покупку ценных бумаг Минфина напрямую центральным банком на 20 млрд дол для финансирования программ поддержки микробизнеса и населения.

Возращаясь к рецептуре роста.

Даже Саудовская Аравия, опираясь на богатейшие залежи нефти не смогла войти в клуб стран с высоким уровнем ВВП до тех пор, пока не начала развивать внутренний реальнй сектор и привлекать иностранный бизнес с помощью пакета налоговых льгот.

Что уж говорить о сырьевой Украине, которая опирается на кукурузу и железную руду. Здесь темпы роста в такой модели обречены на неуспех.

Санкции - это еще не конец истории, как показывает пример Ирана, а внешние кредиты и программы МВФ - это еще не гарантия успеха, как показывает пример Украины.

Иногда, внешние советы могут навредить, как показал нам пример Японии.

Рваная динамика роста не всегда плохо, главное куда направлена "стрела времени" той или иной страны - к условному триллиону долларов ВВП или к вечному кризису. Это уже о примере Турции.

Ну и в своем доме - своя голова, это доказал нам пример Индонезии, где в один момент решили отказаться от услуг "мафии Брейди" и прибегли к моделям немейнстримного роста. И достигли закономерного успеха.

А могли до сих пор пальмовое масло экспортировать...

Доллар в Украине дешевеет второй день подряд – НБУ снизил курс на 24 июля
23 июля 2024
Кулеба совершил визит в Китай - какова цель рабочей поездки
23 июля 2024
Военная помощь Украине от ЕС: Венгрия выставила Украине новый ультиматум
23 июля 2024
Евросоюз поможет "УЗ" модернизировать железнодорожные пути
23 июля 2024
Украина потратит первые средства от замороженных активов рф на закупку вооружения: детали от главы правительства
23 июля 2024
Запасы вооружения ВСУ пополнили еще 20 тысяч дронов - кто их приобрел
23 июля 2024
США передадут Украине еще один финансовый пакет помощи в виде грантов – на что их потратят
23 июля 2024
Шмыгаль рассказал, когда Украина ожидает получить очередной транш от ЕС в сумме 4,1 млрд евро
23 июля 2024