мифы и реальность

"Серая" сторона украинского IT: «рабы», «галеры» и «синьоры»

29 августа 2018 | 08:00

Вокруг украинского IT создан романтический образ флагмана отечественной экономики, но это не так. Большинство компаний, как правило, не имеют собственного программного продукта и работают на иностранного заказчика. Зарплаты в отрасли привязаны к доллару, но условия работы и отношение к рядовым программистам нередко оставляют желать лучшего. Украинский сектор информационных технологий выглядит «красиво» на расстоянии. Realist решил разобраться, о чем умалчивают руководители IT-компаний и чиновники.

Мечты

Президент Украины Петр Порошенко еще в прошлом месяце в Facebook поделился радостным известием: Украина поднялась на семь ступеней в рейтинге инновационных стран Global Innovation Index, заняв 43-е место. По мнению экспертов трех крупнейших организаций (Корнельский университет в США, международная бизнес-школа INCEAD и Международная организация интеллектуальной собственности в Швейцарии ), которые ежегодно оценивают инновационный потенциал и деятельность около 130 стран мира, в этом году Украина обошла Россию и Беларусь. «За три последних года Украине удалось подняться в этом рейтинге более чем на 20 позиций», — сообщил Петр Порошенко, намекнув, что «прорыв» произошел именно при нем.

Отчет Global Innovation Index по ситуации в Украине за 2018 год
Отчет Global Innovation Index по ситуации в Украине за 2018 год

Оптимизма добавила публикация в авторитетном деловом издании Forbеs, где говорится, что к 2020 году стоимость украинского IT-сектора может достигнуть $ 5,7 млрд. На развитие информационных технологий в Украине обратила внимание британская медиакорпорация BBC. Издание, цитируя ряд украинских экспертов, отмечает, что «сейчас IТ является третьим по величине экспортным сектором страны после таких традиционных титанов, как сельское хозяйство и горнодобывающая промышленность».

Украинские власти, воодушевленные успехами отечественных программистов, начали строить планы создания то ли «айти-нации», то ли «стартап-нации». Эту идею озвучил премьер Владимир Гройсман еще летом прошлого года. А в ноябре 2017-го он даже анонсировал создание Фонда поддержки стартапов. Предполагается, что его презентуют уже этой осенью.

Вместе с тем, есть несколько фактов, которые портят благополучную картину темпов «высокотехнологичного развития» Украины. Во-первых, не ясно, на чем основана информация, что IТ является третьим по величине экспортным сектором. Если взять, например, статистику Минэкономразвития за первое полугодие 2017 года, то на третьем месте — машиностроение, на втором — металлургия, а на первом — сельское хозяйство и пищевая промышленность. IТ-сектора в перечне нет вообще.

Эксперты сомневаются в готовности украинских законодателей и чиновников создавать условия для высокотехнологичного бизнеса. Для развития стартапов нужны налоговые льготы и упрощение экспортно-импортных операций.

«Хочу ли я, чтобы чиновники лезли в украинское IT? Однозначно нет! Ничего хорошего отрасли они точно не сделают, а IT-отрасль — одна из самых мобильных и трудно контролируемых в мире. Если наши чиновники полезут ее „улучшать“, то айтишники просто сразу убегут заграницу или в „тень“. Тут нет дорогих немобильных активов, которые можно отобрать или за которые можно удерживать компании, — заявил Realist’y руководитель компании NetAssist Максим Тульев. — Так что если наше государство хочет сохранить приток валюты в страну от IT-компаний, то лучшее, что может сделать — забыть о них».

Программист, основатель образовательного проекта Zero To Hero Александр Скакунов в комментарии Realist’у высказал мнение, что проблема не только в «наездах» силовиков на бизнес, а намного глубже, и есть сферы, где государство действительно может помочь технологичным компаниям. Но начинать надо с реформы образования.

«Посмотрите на программу Министерства образования по информатике. Угадайте, какую ключевую компетентность призвана развивать информатика у детей в наши дни? Структурное мышление? Способность оперировать абстрактными понятиями? Нет, ключевая компетентность — „спілкування державною мовою“. Увы, мы далеки от этапа „давайте торговать разработками с другими странами“. Мы на этапе „давайте поймем, что мы страна“, поэтому и на уроках информатики развиваем общение на украинском. Это не хорошо и не плохо, это так, как есть», — отметил Александр Скакунов.

Александр Скакунов уверен, что начинать преобразования нужно с образовательной реформы
Александр Скакунов уверен, что начинать преобразования нужно с образовательной реформы

Он отмечает, что без качественного преподавания точных наук, начиная со средней школы, развитие высокотехнологичных отраслей экономики под большим вопросом.

«Рабы» и «галеры»

Основное, чем привлекает IT-сектор в Украине — долларовые зарплаты. Ведь львиная доля украинских компаний работают на европейских и американских заказчиков по принципу аутсорсинга или аутстафинга. На профессиональном слэнге такие компании называют «галерами», а работающих в них программистов — «гребцами» и даже «рабами». Весьма символично.

Аутсорсинговая бизнес-модель предполагает, что западная компания-заказчик подписывает соглашение с украинской IT-компанией на разработку нового или улучшение существующего программного обеспечения, веб-проекта и т. д. Как правило, аутсорсерам «сваливают» самую нудную работу, которую американские и европейские программисты делать отказываются. Либо же заказчик хочет сэкономить на разработчиках, поэтому удаленно нанимают украинцев, белорусов, россиян и т. д.

«Рабами» программистов называют не потому, что они вкалывают на заморского дядю, а из-за специфических условий работы на «галерах». Программистов оформляют как физлиц-предпринимателей, с которыми аутсорсинговая компания подписывает договор подряда. Компаниям это выгодно, потому что ФЛПшники платят символический налог в 5%.

Де-юре разработчик является предпринимателем, а по факту — наемным сотрудником. Никаких прав (отпуска, больничные и др.) по КЗоТу у подрядчика нет, так как он формально не является штатным сотрудником. Но при этом программист выступает материально ответственной стороной, на которую компания может повесить штрафы и платежи за проваленную работу.

Руководители IT-компаний нередко публично называют программистов «рабами».

Еще в сытом 2012 году руководитель одной из львовских IT-компаний Алексей Скрыпник жаловался журналистам, что предприятиям приходится конкурировать из-за «рабов».

Несмотря на это, зарплаты в отрасли совсем не «рабские». Около $ 1,5−3 тыс. в месяц для американского программиста — сущие копейки. В Украине — это солидный доход, позволяющий делать накопления. Только есть одно уточнение. На такие деньги могут рассчитывать программисты, как минимум, со средним опытом и многоопытные специалисты. Таких называют «синьорами» (от англ. senior), что на слэнге означает ведущий разработчик. Как показывает статистика, начинающие программисты могут рассчитывать примерно на $ 400−600 в месяц. В среднем по Украине такая зарплата считается хорошей, но в сравнении с опытными программистами начинающие работают практически «за еду». При этом самая главная проблема — попасть на работу в IT.

IT-лихорадка

С 2014 года началась настоящая «лихорадка» вокруг курсов программирования. Желающих «войти в IT» стало очень много, чем воспользовались организаторы различных курсов и школ программирования. Мы не говорим, что они продавали людям воздух, но, как показывает статистика, прохождение курсов никак не гарантирует дальнейшего трудоустройства. К примеру, в 2015 году курсы окончили около 31 тыс. украинцев. При этом на позиции junior, то есть начинающих разработчиков, устроились чуть более 2 тыс. человек. Из них около половины вакансий были закрыты за счет выпускников внутренних курсов самих компаний. Таким образом, конкурс составил примерно 30 человек на одно рабочее место.

По данным специализированного портала DOU (сообщество украинских разработчиков), в 2016 году курсы и школы программирования окончили почти 44 тыс. человек. При этом ведущие компании наняли только 2,3 тыс. специалистов на позицию начинающего разработчика.

В некоторых случаях компании нанимали только выпускников внутренних курсов. В прошлом году ситуация существенно не изменилась. Около 50 крупных и средних украинских компаний набрали около 3 тыс. человек на позиции junior-разработчиков.

Иван Д., работающий java-программистом в одной из крупных киевских фирм, рассказал Realist’у, что выпускники курсов не могут составить конкуренцию уже работающим программистам из-за невысокой квалификации.

«Но проблема в том, что ребята, мечтающие „войти в IT“, создали нездоровый ажиотаж вокруг нашей профессии. На некоторые позиции в сутки может прийти более сотни резюме. Толковые специалисты с трудом теперь находят работу, потому что их резюме тонет в потоке резюме „войтишников“. Начальство пользуется этим, чтобы не повышать зарплаты: „На ваше место уже десять человек просятся за меньшие деньги“», — рассказал Иван.

Все программисты, с которыми общался Realist, просили не называть их имена в статье. В украинском IT-секторе уже сформировалась «славная традиция» заносить работников в «черные списки».

Главный редактор специализированного портала ITPravda Юрий Паламарчук в комментарии Realist’у отметил, что «хайп» вокруг завлечения украинцев в IT-сферу сохраняется по ряду причин. Самая главная — финансовая. «Народ понимает, что терпеть до тех времен, когда произойдет чудо и экономика выйдет на уровень 2013 года, рискованно. С момента краха гривны прошло уже четыре года, но некоторые сферы (например, продажа ювелирки) продолжают проседать. Кроме того, скоро выборы. Чем дольше длится это подвешенное состояние, тем больше люди хотят обеспечить себе стабильный заработок», — говорит Паламарчук.

По мнению Юрия Паламарчука, в «моде» на IT заинтересованы также и крупные украинские аутсорсинговые компании. «Организаторам курсов и владельцам „галер“ выгодна такая шумиха, так как она позволяет завлечь в отрасль больше людей», — отметил эксперт.

Логика простая: чем больше на рынке труда начинающих программистов, тем выше конкуренция за рабочие места. Значит работодатели смогут выдвигать дополнительные условия по квалификации, не повышая при этом зарплату.

Аутсорсинг навсегда?

На популярных западных площадках Quora и Reddit встречаются откровения американских программистов. Они пишут о том, что конкуренция среди разработчиков растет, зарплаты падают, так как на рынок труда вывалилась толпа малоквалифицированных программистов, готовых работать за меньшие деньги.

«Контрольный выстрел» — материал в авторитетном британском издании The Guardian о том, что образовательная политика «все должны учиться программировать», целенаправленно продвигаемая мировыми IT-гигантами, приводит к уменьшению зарплат программистов.

Дмитрий С., который перебрался работать из Украины в Соединенные Штаты, подтвердил Realist’y, что украинские программисты интересны американским и европейским работодателям прежде всего потому, что он — квалифицированный ремесленник, готовый качественно работать за небольшие по меркам Запада деньги. «Как и любому ремеслу, программированию можно научиться только в процессе работы, а не в вузе или на курсах. В web-разработке, которая и составляет основу украинского аутсорсинга, хватает школьных знаний. Достаточно вызубрить пару языков программирования и соответствующий набор технологий», — поясняет он.

Украинские парни и девушки — усидчивые и мотивированные — примерно за год-полтора могут самостоятельно освоить программирование, чтобы начать зарабатывать на этом деньги.

Есть специалисты, полагающие, что в аутсорсинге нет ничего плохого. Но в долгосрочной перспективе и для профессионального роста есть серьезные минусы. «Первый — профессиональное выгорание. Исполнитель делает то, что нужно заказчику, а не то, что интересно ему лично. Программисты просто „отрабатывают номер“, а не реализуют творческие способности. Второй минус — застой. Теоретически разработка собственного продукта может принести больше денег, но велик риск прогореть, потратив все вложенное в дело. Тем более в Украине, где жизнь непредсказуема, мало желающих выводить проекты на рынок», — подчеркивает Александр Скакунов.

Шальная популярность IT в Украине сохранится до того момента, как отечественная экономика выберется из ямы. Пока этого не произошло, украинцы будут пытаться «войти в IT», а чиновники — продолжат пиариться на «технологических прорывах», к которым они не имеют ни малейшего отношения.