Борьба с коррупцией

Мировой опыт борьбы с коррупцией: от Бразилии до Украины Порошенко

04 июля 2018 | 08:57

Уже почти 10 лет громкие антикоррупционные разоблачения охватывают все новые и новые страны. Об этом говорится в материале американской аналитической компании Stratfor «В антикоррупционных кампаниях важен контекст». Stratfor еще называют частным разведывательным агентством, которое готовит аналитику для правительств разных стран, транснациональных корпораций и международных банковских групп. В этой статье аналитики объясняют, почему борьба с коррупцией превратилась в устойчивую глобальную тенденцию, а также анализируют ее цели, мотивы и средства в разных странах мира. Борьбой с коррупцией в Украине, кажется, сейчас занимается чуть ли не весь Запад. Но наш правящий политический класс, от выборов к выборам спаянный общей коррупционной системой, упорно этому сопротивляется.


Исходя из анализа Stratfor, смена политической системы в Украине путем борьбы с коррупцией неизбежна. Вопрос в том, какое государство мы получим на выходе: суверенное — с властью, способной управлять внутренними процессами, или подобие стран Африки, унаследовавших от колонистов "хорошие дороги, любовь к Шекспиру и коррупцию" - с той только разницей, что без хороших дорог.

Кризис заставляет меняться

Аналитики Stratfor отмечают две главные причины широких антикоррупционных кампаний. Первая — глобализация экономики. Развивающиеся страны включились в глобальные цепочки поставок, за счет чего и растет их экономика. Правительства развивающихся стран начали конкурировать за крупных иностранных инвесторов, а те, в свою очередь, сопоставляют коррупционные риски и защищенность своих капиталовложений. Рейтинги по уровню коррупции в исследованиях Transparency International и Всемирного банка формируют кредитные рейтинги стран.

Вторая причина родилась из мирового экономического кризиса 2008 года, после которого в мире начало углубляться расслоение по материальному благосостоянию. «Когда в 2008 году произошел большой спад, социально сознательный средний класс через социальные сети начал требовать бОльшего от политических лидеров. В некоторых странах эта тенденция проявлялась в антикоррупционных расследованиях, которые уничтожали глав государств и „королей“ корпораций», — говорится в статье Stratfor. Интересно, что авторы разграничивают цели и задачи в зависимости от того, кто выступает субъектами и объектами антикоррупционной деятельности. «Иногда эти расследования (антикоррупционные. - R0) поощряются правительствами других стран, которые пытались подтолкнуть политическое развитие той или иной страны. Иногда — ими занимается собственное политическое руководство, чтобы таким образом проводить реформы и консолидировать власть».


«Хотя на официальном уровне эти действия объявляются «примерами реального прогресса в борьбе с коррупцией», — пишут авторы статьи, — но они — «не что иное, как инструмент вытеснения своих врагов или пустые обещания, чтобы успокоить инвесторов и получить одобрение Запада». В случае Украины это одобрение — в виде конкретных размеров кредитов и финансовой помощи.

Realist предлагает читателю на примерах зарубежных стран, которые анализирует Stratfor в материале «В антикоррупционных кампаниях важен контекст», сравнить стартовые условия Украины, сопоставить мотивы и действия руководителей государств с тем, как происходит сейчас борьба с коррупцией в Украине.

Пример 1: Бразилия — зачистка правящего класса

В Бразилии один президент осужден на 12 лет тюрьмы, его преемнице объявлен импичмент, нынешнему президенту выдвинуто уже второе обвинение, десятки министров — под следствием. Таков итог 4-летнего расследования одного из крупнейших в истории человечества разоблачения коррупционных схем бразильского конгломерата Odebrecht.

Расследование против «дочки» Odebrecht, нефтехимической компании Braskem, началось в 2014 году со спецоперации Федеральной полиции Бразилии на заправочной станции по делу об отмывании денег. В 2016 году уголовное дело в отношении уже всего конгломерата возбудили Минюст США и прокуратура Швейцарии. В компании признали, что потратили $ 778 млн на взятки для получения крупных госзаказов в 12 странах: от строительства Олимпийского стадиона до дамб. Строительный концерн Odebrecht пошел на сделку со следствием и согласился заплатить штраф в $ 3,5 млрд. Взятки платили политикам и партиям, представителям госкомпаний, адвокатам, банкирам и координаторам, и, само собой, госчиновникам.



Экс-президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва получил 12 лет тюрьмы за коррупцию
Экс-президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва получил 12 лет тюрьмы за коррупцию
Экс-президенту Бразилии Дилме Русефф парламент объявил импичмент и отправил в отставку за коррупцию
Экс-президенту Бразилии Дилме Русефф парламент объявил импичмент и отправил в отставку за коррупцию
Нынешнему президенту Бразилии Мишелу Темеру выдвинуто уже второе обвинение в коррупции
Нынешнему президенту Бразилии Мишелу Темеру выдвинуто уже второе обвинение в коррупции

Расследования ведутся в Мексике, Аргентине, Чили, Гватемале и Панаме. Из-за них в марте этого года ушел в отставку под угрозой импичмента президент Перу Педро Пабло Кучински, а два бывших президента страны — под следствием. Вице-президент Эквадора — в тюрьме. Президент Колумбии вину не признает, а президент Венесуэлы просто выгнал главного прокурора из страны.

В 2016 году Бразилию охватили массовые протесты против тотальной коррупции, а вследствие паралича политического руководства заморожены инвестиционные проекты. Политики всеми силами пытаются остановить и дискредитировать борьбу в глазах своего народа, меняя на государственных постах одних коррупционеров на других. Но процесс остановить невозможно. Благодаря активной позиции среднего класса, независимым СМИ и широкой поддержке общества (доверие к прокурору и судьям, осмелившимся покуситься на систему, выше, чем к кому-либо из политиков) появляются новые расследования. Сейчас экономика Бразилии постепенно восстанавливается. Но шок от коррупционных скандалов, которые уничтожили политическую элиту страны, уже не позволяет снова вести дела «под столом».

Пример 2: Китай — сохранить позиции страны

Антикоррупционная кампания Китая под руководством президента Си Цзиньпина напоминает «крестовый поход» для сохранения позиций страны в мире. Замедление темпов роста экономики страны потребовало от руководства провести ряд структурных изменений, чтобы перестроить экономику согласно более устойчивой модели. Генсек Коммунистической партии КНР Си Цзиньпин начал с партии. С начала антикоррупционной кампании в 2012 году в коррупции были обвинены более миллиона человек.

Лидер Китая Си Цзиньпин объявил «крестовый поход» против коррупции для сохранения позиций страны в мире
Лидер Китая Си Цзиньпин объявил «крестовый поход» против коррупции для сохранения позиций страны в мире

Си объявил, что антикоррупционная кампания необходима для сохранения единства партии, и под этим лозунгом использует ее для уничтожения своих очень влиятельных политических конкурентов: от руководителей силовиков до властей Шанхая. Для подавления несогласных с генеральной линией партии в Китае под арестом оказываются адвокаты, активисты, журналисты. Но структурные реформы в Китае происходят очень медленно. Чиновники, опасаясь арестов, предпочитают бездействовать.

В то время как у себя в стране руководство Китая борется с коррупцией, за рубежом китайские проекты реализуются по коррупционным схемам. В рамках инициативы «Один пояс — один путь» Китайский банк развития и Фонд «Шелковый путь» дают около $ 1 трлн кредитов на инфраструктурные проекты в 60 странах, где из-за слабого законодательства и судов по-прежнему работают коррупционные схемы.

Пример 3: Саудовская Аравия — перестроить экономику

Ради реформирования страны развернул борьбу с коррупцией наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман. Он понимает, что ему придется руководить королевством в переломный момент. Падение цен на нефть в 2014 году и увеличение потребления сланца в США для Эр-Рияда означает конец периода роста на нефтедолларах. Необходимо диверсифицировать добычу углеводородов, создать динамичный частный сектор и развивать направления экономики с высокой добавленной стоимостью. Делать это нужно быстро.

Наследный принц Саудовской Аравии Салман сначала нейтрализовал противников рисковых реформ и заодно получил от них $100 млрд для инвестиций в экономику
Наследный принц Саудовской Аравии Салман сначала нейтрализовал противников рисковых реформ и заодно получил от них $100 млрд для инвестиций в экономику

Сначала Салман решил расчистить пространство от противников таких рисковых реформ и заодно получить начальный капитал для инвестиций. Сотни членов королевской семьи, деловые магнаты со всего мира, включая племянника короля Салмана, крупного международного инвестора, принца Аль-Валида бин Талала, были взяты под роскошный арест в отеле Ритц-Карлтон больше, чем на три месяца. Их освободили после того, как правительство Саудовской Аравии получило их активы на более $ 100 млрд.

Теперь инвесторы будут смотреть, действительно ли Саудовская Аравия работает в прозрачном правовом поле. А это зависит от того, будет ли вестись борьба с коррупцией на местах, без чего невозможно проводить экономические реформы. Запад также будет наблюдать, доверяют ли граждане борцу с коррупцией принцу Салману, который сам покупает замок за $ 300 млн, яхту за $ 500 млн и картину Леонардо да Винчи за $ 450 млн. В Саудовской Аравии существуют и культурные особенности. Большинство жителей стран Персидского залива считают своего лидера добрым диктатором, чье богатство соответствует его статусу. Судя по реакции социальных сетей, молодой наследный принц популярен.

Пример 4: Индия — преимущество в судах и СМИ

Индия также столкнулась с необходимостью проводить реформы. Ставки для Нью-Дели очень высоки. Почти миллион граждан ежемесячно устраиваются на временную тяжелую физическую работу. Но индийская экономика очень зависит от сферы услуг и в ближайшие десятилетия не сможет создать для них стабильные рабочие места. Успех экономических реформ напрямую зависит от успеха борьбы с коррупцией, из-за которой страна долгое время не может реализовать свой экономический потенциал.

Премьер-министр Индии Нарендра Моди заявил, что он лично стоит на страже борьбы с коррупцией
Премьер-министр Индии Нарендра Моди заявил, что он лично стоит на страже борьбы с коррупцией

Хотя премьер-министр Индии Нарендра Моди провозгласила себя «чокидаром», или тем, кто стоит на страже борьбы с коррупцией, в стране гораздо менее устойчивая демократия для успешной борьбы с этими процессами. Коррупционные скандалы подрывают основы государства. Хотя некоторые преимущества в Индии есть — независимые суды и СМИ. Эти демократические институты помогут, по примеру Бразилии, очистить политическую систему страны от коррупционеров.

Напоказ

Если антикоррупционные расследования выставляются напоказ, значит они безрезультатны, а следствие, прокуратура и суды — зависимы от политиков и даже коррупционеров. На Филиппинах президент Родриго Дутерте пообещал выследить уклонившихся от налогов. Он устроил большое антикоррупционное шоу, когда приказал сотрудникам таможни превратить в металлолом их роскошные автомобили на $ 1,2 млн. Но когда под расследование попали соратники Дутерте, прокурорам угрожали увольнением за то, что они пересекали черту «дозволенного».

Президент Филиппин Родриго Дутерте устроил шоу из борьбы с коррупцией, но запретил преследовать за коррупцию свое окружение
Президент Филиппин Родриго Дутерте устроил шоу из борьбы с коррупцией, но запретил преследовать за коррупцию свое окружение

Президент Нигерии Мухаммаду Бухари сделал борьбу с коррупцией центральной идеей своего президентства и постоянно заявлял, что его страна выигрывает эту борьбу. Но в Нигерии существует непрозрачный процесс закупок, который предоставляет широкие возможности для взяточничества, и даже судьи по борьбе с коррупцией в Нигерии были обвинены в коррупции за принятие вознаграждений в обмен на снисхождение.

Инструмент политики

Борьба с коррупцией также может служить инструментом борьбы за власть. В России ФСБ и СВР (Служба внешней разведки), а также новая Нацгвардия враждуют между собой из-за контроля над якобы нейтральным Следственным комитетом. Чем больше в Кремле будет нарастать недовольство президентом Владимиром Путиным, тем больше вероятность того, что он с помощью антикоррупционных расследований начнет зачищать спецслужбы и повышать свой авторитет.

Западные страны также могут разогревать в других странах возмущение общества коррупцией высокопоставленных чиновников для сдерживания внешней политики их правительств. Этой логикой частично руководствуются США, введя санкции против российских олигархов из окружения Путина.

В некоторых случаях Запад непосредственно влияет на борьбу с коррупцией для поддержки или формирования более дружественных и стабильных режимов.

Президент Путин будет зачищать спецслужбы от недовольных, используя антикоррупционные расследования против них
Президент Путин будет зачищать спецслужбы от недовольных, используя антикоррупционные расследования против них

США оказали большую поддержку Международной комиссии Гватемалы против безнаказанности, потратив на нее $ 44,5 млн. Вашингтон не прочь применить модель Гватемалы к другим странам Латинской Америки, где коррупция, наркотики и политика образуют гремучую смесь. Неудивительно, что те сопротивляются, наблюдая за тем, как комиссия свергает президентов в соседней Гватемале.

Европейский союз использует аналогичную стратегию в своем регионе и тоже сталкивается с теми же проблемами. ЕС поддержали украинских протестующих, свергнувших в 2014 году коррупционный режим союзника России, беглого президента Януковича. Через четыре года уже поддержанный ЕС и США президент Петр Порошенко противостоит МВФ, заявляя, что участие международных наблюдателей в создании антикоррупционных институтов нарушает суверенитет Украины.

Президент Порошенко считает, что участие международных наблюдателей в создании антикоррупционных институтов нарушает суверенитет Украины
Президент Порошенко считает, что участие международных наблюдателей в создании антикоррупционных институтов нарушает суверенитет Украины

В Румынии, несмотря на то, что сотни тысяч протестующих предотвратили перестройку судебной системы, целью которой было ограничить полномочия главы Национального антикоррупционного директората и задушить борьбу со взяточничеством, румынские политики заявляют, что Брюссель перешагивает все границы. Этот аргумент будут использовать и другие страны Восточной Европы, чтобы сдерживать влияние Запада на их политику.

Независимо от того, само ли национальное правительство объявило антикоррупционный «крестовый поход» или под давлением других стран, мотивы антикоррупционной кампании в той или иной стране могут намного лучше, чем глобальные рейтинги, спрогнозировать конечные результаты.

Материал подготовили: Владислава Пуник, Ирина Гасанова