Цензура в Интернете

Холодное дыхание цензуры: власти готовят очередную атаку на свободу слова в Сети?

21 февраля 2019 | 08:50

Руководство СБУ и СНБО намереваются отразить вмешательство Кремля в президентские выборы. Как утверждают в спецслужбе, россияне намерены наступать с двух флагов: распространение дезинформации и хакерские атаки. В целях защиты власти намерены организовать еще одну массовую блокировку вражеских сайтов. Эксперты скептически оценивают эффективность таких методов силовиков, рассматривая их как очередную попытку ограничить свободу слова в Интернете. Realist разбирался, возможно ли установить грань между информационной защитой национальной безопасности и банальной политической цензурой.

«Информационное наступление» СБУ

Служба безопасности Украины (СБУ) намерена отразить российские кибернетические и информационные атаки перед президентскими выборами. С этой целью в ближайшее время силовики начнут блокировать антиукраинские сайты. Всего предполагается «забанить» сотню ресурсов через наложение экономических санкций.

«Цель атак — привести к власти в Украине выгодные для России силы. По имеющейся у Службы безопасности информации, основной уклон российские спецслужбы будут делать на гибридную агрессию: атаки на кибернетическое пространство, на объекты критической инфраструктуры. Второй вектор — информационные влияния, фейковые новости и атаки на информационное пространство», — заявил в эфире телеканала ICTV начальник департамента контрразведывательной защиты в сфере информационной безопасности СБУ Александр Климчук.

Александр Климчук, начальник департамента контрразведывательной защиты по информационной безопасности СБУ, сообщил, что в ближайшее время будет заблокировано около 100 Интернет ресурсов через экономические санкции
Александр Климчук, начальник департамента контрразведывательной защиты по информационной безопасности СБУ, сообщил, что в ближайшее время будет заблокировано около 100 Интернет ресурсов через экономические санкции

По данным СБУ, информационным воздействием на украинцев занимаются агитационные группы, которые финансируются Россией. Касательно хакерских атак, руководство спецслужбы ожидает удары по Центризбиркому и объектам инфраструктуры: транспорт, банки, связь, энергетика.

Секретарь Совета нацбезопасности и обороны (СНБО) Александр Турчинов подтвердил заявления Климчука. «Имеющаяся информация свидетельствует о намерениях РФ задействовать весь имеющийся арсенал, включая кибернетические средства, для влияния на демократическое волеизъявление украинского народа», — заявил он.

Увы, но заявления силовиков не воодушевили профильных специалистов. Эффективность блокировок интернет-ресурсов не так высока, как утверждают чиновники и руководители силовых органов.

Блокировки снижают доступность сайта, но не до ноля. И как сами пользователи, через установку VPN, так и сами сервисы (мобильные приложения) легко обходят ограничения.

«Попытки смешать в одну кучу киберзащиту и противодействие кремлевским фейкам — манипуляция в чистом виде. Это два технически разных вопроса, — заявил в разговоре с Realist’ом руководитель компании NetAssist, эксперт по сетевой безопасности Максим Тульев. — Руководство спецслужбы пытается навязать обществу мнение, что цензура в Интернете имеет какое-то отношение к кибербезопасности. Не исключаю, что так готовится почва для появления очередного документа, подобного законопроекту № 6688 (скандальный законопроект, предполагавший внесудебную блокировку сайтов — R)».

Заявления о том, что Москва будет использовать хакеров для вмешательства в процесс выборов, не выдерживает критики по простой причине: голосование в Украине происходит в «бумажном» виде с использованием бюллетеней.

Как отразить «гибридную агрессию»?

С другой стороны, мы живем в условиях кремлевской «гибридной агрессии». Москва применяет против нашей страны не только грубую военную силу, но и методы политического и информационного воздействия. Особенно речь идет о жителях южных и восточных регионов, которые россияне пытаются дестабилизировать пропагандой в социальных сетях, рассылкой СМС, распространением антиукраинских листовок и так далее.

Специалисты по кибербезопасности утверждают, что блокировка сайта делают Интернет более уязвимым (источник: Александр Федиенко, ИНАУ)
Специалисты по кибербезопасности утверждают, что блокировка сайта делают Интернет более уязвимым (источник: Александр Федиенко, ИНАУ)

«Блокирование пропагандистских, антиукраинских информационных ресурсов (сайты, ТВ, печатные СМИ и т. д.) или ограничение доступа к ним необходимо для обеспечения национальной безопасности. Но это необходимо делать на законных основаниях, дабы не было претензий по поводу ущемления свободы слова. Такие действия нужно пояснять обществу и нашим западным партнерам. Как показала история с недопущением российских наблюдателей на наши выборы, далеко не все в Европе понимают, для чего это нужно», — заявил в комментарии Realist’у эксперт Центра Разумкова Алексей Мельник.

Как раз с юридической стороной вопроса не все гладко. Руководство страны не смогло добиться принятия Верховной Радой вышеупомянутого законопроекта № 6688, подготовленного членами фракций БПП и «Народного фронта». Формально документ нацелен на обеспечение национальной безопасности в информационной сфере. Осенью 2018 года профильный комитет парламента по информатизации отправил его на доработку из-за наиболее одиозных норм, прописанных в документе.

Авторы законопроекта №6688 предлагали наделить следователей и прокуроров без решения суда на 48 часов блокировать интернет-ресурсы и сервисы. Они также хотели обязать провайдеров за свои деньги установить технические средства мониторинга трафика; и фактически создать украинский аналог Роскомнадзора, который вел бы реестр заблокированных сайтов и мог штрафовать провайдеров в случае неповиновения.

Пока власти под давлением гражданского общества, журналистов и экспертов отступили. Но руководство страны не отказалось от попыток «навести порядок» и контролировать украинский Интернет.

Юридические несоответствия

Сейчас блокировка сайтов возможна на основании Закона «О санкциях» (п. 9, ч. 1, ст. 4), который вводит ограничение или запрет на предоставление телекоммуникационных услуг и использование телекоммуникационных сетей общего назначения. Механизм следующий: СНБО на основании указанного закона принимает решение о блокировании, которое затем вводится в действие указом президента. С инициативой о введении санкций в СНБО может обратиться президент, Кабмин, НБУ, СБУ и Верховная Рада.

Именно на этом основании Петр Порошенко указом от 14 мая 2018 года распорядился «забанить» 192 вражеских ресурса. Среди них оказалась даже система электронных платежей Webmoney и отечественный портал «Экономические известия», редакцию которого якобы заподозрили в трансляции парада в «ДНР».

Судя по всему, СБУ будет блокировать сайты именно таким образом: через решение СНБО и указ президента. И тут есть несколько скользких моментов.

Во-первых, Закон «О санкциях» в первую очередь касается иностранных государств, зарубежных юридических лиц, которые своими действиями угрожают безопасности страны. На украинские юридические лица этот документ может распространяться только, если они находятся под фактическим иностранным контролем. Против украинских граждан санкции могут применить, если выявлена причастность к террористической деятельности.

Например, украинские санкции действуют против российского «гауляйтера» Крыма Сергея Аксенова, который является гражданином Украины, за его активное участие в аннексии полуострова и разжигании войны на Донбассе.

Во-вторых, блокирование сайтов может нарушать Конвенцию по защите прав человека и основополагающих свобод, отмечают юристы. Документ ратифицирован властями Украины и, соответственно, стал частью национального законодательства. Конвенция гарантирует гражданам Украины право на свободу выражения собственных взглядов, что включает в себя право получать и передавать информацию без вмешательства государственных органов. Конституция Украины (ст. 34) также гарантирует право на получение и распространение информации в любой форме: устной, письменной и т. д. Указанное право может быть ограничено законом, в некоторых случаях только по решению суда.

Общественность и специалисты по информационной безопасности против блокировки сайтов как способа информационной защиты. На фото: Шон Таунсенд, Украинский киберальянс
Общественность и специалисты по информационной безопасности против блокировки сайтов как способа информационной защиты. На фото: Шон Таунсенд, Украинский киберальянс

То, что в условиях российской агрессии мы должны защитить свое информационное пространство — аксиома и она не поддается сомнению. Сомнения вызывает эффективность тех методов, каким власти это пытаются делать.

«Мы видим, что государственные органы блокируют полностью ресурс, а не сам агрессивный контент. Процедура отбора сайтов для „санкционного списка“ абсолютно непрозрачная. Не ясны критерии, по которым ресурсы попадают в черный список. Такие действия могут указывать на ограничения прав граждан в получении информации», — заявила Realist’у медиа-юрист «Платформы прав человека» Людмила Опришко.

«Российские стандарты»

Соучредитель «Украинского института будущего» Юрий Романенко обратил внимание Realist'a на парадоксальную тенденцию: президент Порошенко, невзирая на его проевропейскую риторику и как бы приверженность демократическим ценностям, строит в Украине «вторую Россию».

Нынешние украинские власти с поразительной точностью копируют стержневые элементы кремлевского режима.

«Духовность» — обретение Томоса и пиар власти вокруг создания ПЦУ; насаждение страха («Порошенко нет альтернативы»); шельмование оппозиции как «руку врага» («Оппоненты власти — агенты Кремля»); поддержка олигархической системы и выдавливание среднего класса из страны; собственный аналог «Ольгино» (армия «порохоботов») в виде раскрученных блогеров и полчищ ботов, рьяно защищающих президента; и даже появление украинских «системных либералов», оправдывающих все «вывихи» экономической политики власти.

По информации Юрия Романенко, среди той сотни сайтов, которые СБУ планирует заблокировать, фигурируют сепаратистские (из «ДНР» и «ЛНР») и откровенно антиукраинские ресурсы. С другой стороны, власть может использовать любое благое начинание в своих интересах и, соответственно, против украинского медийного сообщества.

«Блокировки могут стать еще одним признаком построения у нас „МладоРоссии“. Когда у Петра Порошенко нет никаких экономических достижений, контроль над медийным пространством, создание иллюзии „всеобщей поддержки“ является ключевым для сохранения власти, — говорит Юрий Романенко. — „Ботофермы“ президента в Facebook активно проталкивают идею, что все кандидаты, кроме него, работают на Москву. Некоторые пользователи начинают такому верить. И все это один в один совпадает с кремлевской ахинеей о „незаменимости“ Владимира Путина».

Президент Порошенко активно пользуется соцсетями и вообще «глубоко работает с технологиями»
Президент Порошенко активно пользуется соцсетями и вообще «глубоко работает с технологиями»

Петр Порошенко, похоже, искренне поверил в «силу Интернета» и влиятельность сетевых троллей. Ботофермы — один из основных феноменов нынешней президентской кампании, показавший, что пользователи сети могут быть такими же наивными, как и граждане, предпочитающие смотреть телевизор.

Когда 10 лет назад социальные сети только входили в массовый обиход, среди журналистов и экспертов было популярное мнение, что пользователи Интернета — более «продвинутая» публика, которой сложнее вешать на уши лапшу. Теперь стало очевидно, что это далеко не так.

«Если человека окружить «информационным коконом» из выгодных для власти месседжей, то он со временем начинает в это верить, вне зависимости от того, смотрит ли он телевизор или читает Facebook. Мы видим, как ботофермы Петра Порошенко сейчас обрабатывают пользователей, навязывая тезис о безальтернативности Порошенко. И в некоторых случаях это работает», – считает Романенко.

Президент в Сети

Политические аналитики ранее неоднократно обращали внимание, что Петр Порошенко — первый президент Украины, который столь активно пользуется Интернетом. Причем, делает это лично, а не только через помощников. Чиновники Администрации президента (АП) и окружение гаранта этого даже не скрывают. Экс-заместитель главы А П Дмитрий Шимкив в прошлом году признался журналистам, что Петр Порошенко и его непосредственные подчиненные активно пользуются социальными сетями, обращают пристальное внимание на наиболее громкие публикации с упоминанием персоны президента.

«Он активный читатель. Но я не знаю, есть ли у него какие-то неофициальные аккаунты. Когда он пишет в Facebook лично, то его посты маркируются «ПП». Если вы видите на официальной странице «ПП», это значит, что Порошенко лично писал», - говорил Шимкив. И добавил, что глава государства также переписывается в мессенджерах и вообще «глубоко работает с технологиями».

В СМИ просачивалась информация, что президент также пользуется Facebook под чужим именем. Петр Порошенко болезненно реагирует на критические посты о своей персоне и «лайкает» публикации блогеров и журналистов, в которых о нем отзываются в нейтральном или положительном ключе. Весной 2018 года президент даже организовал «тайную встречу» с блогерами, на которой обсуждались в основном политические вопросы. Советники Петра Порошенко уже тогда сделали серьезную ставку на активность в Интернете, рассчитывая повторить успех американского президента Дональда Трампа, который смог выиграть выборы, в том числе, за счет активности в Twitter.

Президента избирают не в Интернете

Руководство СБУ, анонсируя очередные блокировки, с одной стороны пытается тихой сапой ввести в цензуру в Интернете, а с другой, отмечают эксперты, стремится выслужиться перед президентом Порошенко, которого раздражают негативные публикации в сетевых изданиях.

«Мы видим совершенно бездарную попытку ввести цензуру, заблокировать некие сайты. Петр Алексеевич, посещая Facebook, полагает, что именно там кипит политическая жизнь и решается судьба президентских выборов. И вся эта шумиха с блокировками связана с тем, что власти пытаются, как они думают, сохранить свое «преимущество» в Интернете, где видимая поддержка Порошенко больше, чем в среднем по стране, благодаря активности «порохоботов», – пояснил Realist’у политический аналитик Александр Кочетков.

Хотя, по его мнению, исход президентской и парламентской кампании в большей степени будет зависеть от агитации на ТВ и голосования людей среднего и старшего поколений, которые как раз нечасто заходят в Интернет. Как с иронией отметил Александр Кочетков, команде Петра Порошенко придется учитывать, что президента «выбирают не в Интернете».