Польша и Украина

Дипломатический казус или новая политика: что не поделили Украина и Польша и как решить проблему

23 ноября 2017 | 09:00

Польша была первой страной, которая официально признала независимость Украины. Несмотря на неоднозначные страницы польско-украинской истории, поляки всегда поддерживали желание украинцев стать частью «большой европейской семьи». Но в последние недели отношения между Польшей и Украиной резко обострились.

Большинство общественных и политических деятелей как в Украине, так и в Польше, утверждают, что причиной кризиса в дипломатических отношениях стран стала общая история, которую в обеих странах видят по-разному. Это четко просматривается, начиная с терминологии. События 1943 года на Волыни в Польше в большинстве случаев называют «Волынская резня» («Rzeź wołyńska»), а в Украине — «Волынская трагедия». Непоколебимая позиция Украинского института национальной памяти по поводу статуса ОУН-УПА, захоронений поляков в Украине, с одной стороны, и не менее жесткая риторика польских консерваторов — с другой, обострили проблему.

Что стоит за ухудшением украино-польских отношений и действительно ли политический курс Польши меняется в сторону радикалов, анализировал Realist.

Акты вандализма по отношению к историческим памятникам, активность националистических движений в обеих странах, споры по поводу действий украинцев на Волыни и поляков во время операции «Висла» — это перманентные проблемы польско-украинских отношений. В периоды затишья дипломаты и главы государств пытались сделать заповедь Иоанна Павла II — «Прощаем и просим прощения» — основой диалога, но смена правительства в Польше и новые украинские реалии сделали то, что сделали.

Сейчас в Польше активно обсуждают кадровые ротации в правительстве. Как сообщают польские СМИ, действующий глава МИД Витольд Ващиковский фигурирует в списке кандидатов «на вылет». Аналитики не исключают, что Ващиковский понимает необходимость нарастить обороты перед возвратом в депутатское кресло.

Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский / Источник: Википедия
Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский / Источник: Википедия

Еще в начале октября Витольд Ващиковский рассказывал на страницах газеты Rzeczpospolita, как Польша хочет союза с Украиной, и объяснял, сколько удалось достичь вместе за последние годы. А уже в ноябре Ващиковский объявил о создании «черного списка» украинцев, которым будет запрещен въезд. Позже заместитель министра культуры Польши Ярослав Селлин заявил, что Украина доверила вести исторический диалог с Варшавой Институту, который возглавляет «безответственное лицо с навязчивыми антипольскими идеями» — имея в виду Владимира Вятровича. Своеобразный итог подвел президент Польши Анджей Дуда, который призвал руководство Украины не назначать на высокие должности лиц с «антипольскими взглядами». 8 ноября в СМИ появилась информация о том, что главе Института национальной памяти Украины Владимиру Вятровичу запретили въезжать в Польшу.

Президент Украины Петр Порошенко также отреагировал на ситуацию и инициировал проведение чрезвычайного заседания Консультационного комитета президентов Украины и Польши с целью предотвращения дальнейшей эскалации напряжения между двумя странами.

Пути решения

Отношения Польши и Украины вряд ли изменятся после смены министра иностранных дел Польши, если таковое будет, объяснил Realist`y Лукаш Адамский, польский историк и политический эксперт, руководитель научных проектов Центра польско-российского диалога. Растущее напряжение не является эффектом неприязни господина Ващиковского к Украине, оно возникает из конфликта национальной памяти поляков и представителей Западной Украины, в частности по поводу оценок ОУН и УПА, говорит Адамский. «Другой вопрос, что отношения с Украиной — это работа не только МИДа, но и многих других ведомств. Обострение, которое мы переживаем, наступило после неудачной попытки „разблокировки“ министром культуры Петром Глинским эксгумации останков поляков в Украине, заблокированных Святославом Шереметой (теперь он является persona non grata в Польше) и Владимиром Вятровичем», — утверждает эксперт.

Смена министра может помочь немного снизить градус противоречий, но общий курс Польши останется прежним, предполагает Мачей Заневич, главный редактор польской версии портала Eastbook.eu.

«Многое зависит от того, кто займет этот пост. Чаще всего обсуждается кандидатура Кшиштофа Шчерского, который сейчас является секретарем президентской канцелярии Польши. С его назначением можно было бы ожидать смягчения политики по отношению к Украине, но я не считаю, что изменится общий курс, который можно определить, как „самоуверенная поддержка“», — говорит Заневич.

Эксперт также добавил, что польское правительство продолжает поддерживать суверенитет Украины на международном уровне, но с точки зрения политики памяти, которая сейчас реализуется, не способно согласиться с героизацией УПА. «Зависимость от украинского решения по поводу эксгумации могил поляков в Украине, и с другой стороны — споры о восстановлении памятника воинам УПА в польском селе Грушовичи, который ранее был разрушен, были восприняты как пощечина, и правительство должно было отреагировать, чтобы не потерять лицо», — говорит Мачей Заневич. Отсюда, по его словам, и следует решение о введении запрета на въезд для некоторых украинцев. Но это также является ответом на похожие ситуации с запретами в Украине (например, запрет на въезд мэру Перемышля. — R0). «Я побаиваюсь, что эта спираль взаимных „щелчков“ будет закручиваться дальше, но это не повлияет на поддержку Украины со стороны Польши», — подытожил главред польского портала.

Для перехода от взаимных обвинений к конструктивной дискуссии нужно откровенно сказать, что поляков на Волыни действительно убивали, уверен Карел Беркгоф, нидерландский историк, старший научный сотрудник нидерландского Института военной документации и Центра изучения Холокоста и геноцида.

«Я не очень люблю слово „геноцид“, но это и не была „просто война“ или просто какие-то противоречия. Это была попытка не полного уничтожения, но попытка запугивания — чтобы поляки или умирали, или покинули территорию Волыни. Если украинцы об этом не говорят, тогда, конечно, будут проблемы», — считает исследователь.

Карел Беркгоф напомнил о том, что, даже вспоминая времена президентства Леонида Кравчука или Леонида Кучмы, можно было говорить о более очевидных стремлениях к диалогу. «Отношение Украинского института национальной памяти к ситуации иногда вызывает вопросы, — продолжает историк. — Вы знаете, используется такой подход — сказать однозначно, что ОУН и УПА герои — и все». По мнению Беркгофа, из-за этого и повышается уровень напряжения. Хотя, заверяет исследователь, с теперешним польским правительством действительно тяжело договариваться.

Предыстория

В 2015 году партия «Право и справедливость» выдвинула своим кандидатом на пост президента Польши Анджея Дуду, который одержал победу во втором туре. Кроме того, партия «Право и справедливость» выборола 235 мандатов из 460 мест в Сейме и получила 61 место из 100 в Сенате.

Глава партии "Право и справедливость" Ярослав Качиньский / Источник: Википедия
Глава партии "Право и справедливость" Ярослав Качиньский / Источник: Википедия

В апреле 2015 года украинский парламент на законодательном уровне признал воинов УПА борцами за независимость Украины. Голосование нардепов совпало с визитом тогда еще президента Польши Бронислава Комаровского. В 2016 году польские депутаты решили «отблагодарить» гостеприимных украинцев аналогичным жестом. Во время визита Петра Порошенко в Польшу Сейм признал «Волынскую трагедию» «геноцидом, совершенным украинскими националистами», и утвердил 11 июля датой чествования памяти жертв этих событий. Тогда ситуация не переросла в дипломатический скандал, но дала толчок для всплеска недовольства.

Летом 2017 года скандал вызвал новый дизайн польских паспортов, приуроченный к столетию восстановления государственности. Так, среди представленных польским МИДом картинок, был указан и «Мемориал орлят», который находится во Львове. Украинцы критически отреагировали на ситуацию. «Мемориал орлят» — польский военный мемориал во Львове. «Орлятами» называют участников боев против войск Западно-Украинской народной республики (1918−1919) и против большевиков (1920). Погибшие поляки похоронены на Лычаковском кладбище во Львове.

Новые проблемы вокруг трактовки общей истории возникли между Украинским Институтом национальной памяти и их польскими коллегами, когда институции не смогли договориться о легализации польских и украинских «мест памяти». Недовольство поляков достигло критической точки после открытия в Закарпатской области памятника погибшим в 1939 году украинским воинам с надписью: «Героям Карпатской Украины, расстрелянным польскими и венгерскими оккупантами в марте 1939 года».

Глава Украинского Института национальной памяти Владимир Вятрович / Источник: Википедия
Глава Украинского Института национальной памяти Владимир Вятрович / Источник: Википедия

17 ноября стороны согласились снять мораторий на проведение поисково-эксгумационных работ и общего их восстановления. Прозвучал и привычный тезис о том, что участники встречи подтвердили свою приверженность укреплению стратегического партнерства между Украиной и Польшей. Также собеседники обсудили подготовку к визиту президента Польши Анджея Дуды в Харьков в декабре этого года. Но уже на следующий день появилась информация о том, что польские власти запретили въезд в страну первому украинскому чиновнику. Им стал секретарь Государственной межведомственной комиссии по делам увековечения памяти участников антитеррористической операции, жертв войны и политических репрессий Святослав Шеремета. МИД Украины вызвало польского посла в связи с запретом на въезд в Польшу Святославу Шеремете и призвало не нарушать «логику конструктивных договоренностей» сопредседателей Консультационного комитета президентов Украины и Польши.