банки

Что будет с системой "Приват24"?

21 декабря 2016 | 14:09

После национализации крупнейшего банка страны многих граждан волнует, что будет с одним из его активов — IT-системой и, в частности, с онлайн-банкингом «Приват24».


Министр финансов Александр Данилюк, глава НБУ Валерия Гонтарева и топ-менеджеры Приватбанка сделали целый ряд заявлений на эту тему, сообщает AIN.ua.

Первой на эту тему высказалась глава НБУ. На пресс-конференции, посвященной национализации Приватбанка, Валерия Гонтарева продемонстрировала неуверенность в том, кому принадлежит «Приват24».

«Что касается системы „Приват24“. Сейчас команда Национального банка и команда Фонда гарантирования, это более 100 человек, находятся в Приватбанке в Днепре. И собственность на все программы, на все программное обеспечение, на все основные фонды этого банка мы будем определять, где находится», — сказала она.

Глава НБУ также сказала, что удобство и функциональность «Приват24» преувеличены маркетологами банка, а аналогичные системы онлайн-банкинга других банков «не очень отличаются».

Валерия Гонтарева
Валерия Гонтарева

Первым ответом на вопрос «Кому принадлежит „Приват24“ и все онлайн-сервисы?» со стороны менеджмента Приватбанка стал комментарий в Facebook Олега Гороховского, первого заместителя председателя правления Привата. «Государству», — написал он, отвечая на этот вопрос.

На совместном брифинге председателя правления Приватбанка Александра Дубилета и первого заместителя главы НБУ Якова Смолия, последний заявил: «С точки зрения технологий мы отмечаем банк как самый передовой и технологичный. Те решения, которые реализованы на платформе Приватбанка, можно считать достоянием страны. Безусловно, это лучшие решения, которые есть, и они будут работать в обычном режиме».

Яков Смолий
Яков Смолий

Далее в программе «Левый берег» на телеканале «24» министр финансов Александр Данилюк выразился более четко относительно принадлежности системы онлайн-банкинга.

«Приват24″ — важная компонента банка. Все юридические моменты будут определены в процессе передачи. Сейчас эта система работает. После аудита посмотрим. На данный момент программное обеспечение банка находится под контролем государства», — сказал он.

Александр Данилюк
Александр Данилюк

AIN.ua отмечает, что программное обеспечение столь крупного финучреждения, как Приватбанк, — это очень сложная система. Одним из ее основных компонентов является облачная операционная система Corezoid.

Идея создания системы появилась в 2005 году, а ее презентация состоялась 13 мая 2015 года на конференции Finovate в Калифорнии.

На сайте Приватбанка также сообщалось, что данное финучреждение является инвестором Corezoid.

Над проектом Corezoid работает команда, которая также занимает высокие должности в самом Приватбанке. Так, основатель и CEO Corezoid Александр Витязь одновременно является заместителем председателя правления Приватбанка. Согласно информации на сайте проекта, юридическое лицо, владеющее Corezoid, зарегистрировано в США. Это корпорация Middleware Inc., которая была зарегистрирована 4 августа 2014 года в штате Делавэр.

О том, принадлежит ли эта американская компания Приватбанку (а значит и государству после национализации) и на каких условиях построена работа между ней и банком, AIN.ua попыталась выяснить у Александра Витязя.

Александр Витязь
Александр Витязь

— «Приват24» построен на облачной платформе Corezoid. Последним владеет американская Middleware Inc., зарегистрированная в Уилмингтоне, штат Делавэр. Принадлежит ли это юрлицо Приватбанку и было ли передано в собственность государству?

— Компания Middleware не принадлежит Приватбанку, равно как компании Amazon, Google и прочие IT-компании. «Приват24» построен на Amazon, Corezoid, языке Erlang, Linux, API VISA/MC, Google: reCapcha, Analytics, Cloud Machine Learning и сотнях других облачных сервисов. Corezoid — это облачный process engine (хостинг процессов), который позволяет быстро строить и масштабировать проекты и продукты любой сложности. Это инструмент разработки, а не банковский продукт. У Приватбанка есть аккаунт в Сorezoid и все процессы (алгоритмы) внутри этого аккаунта являются собственностью банка.

— Можете ли Вы сказать, как дальше будет осуществляться сотрудничество Middleware с государственным Приватом?

— Как будет продолжаться сотрудничество — решать Приватбанку. Middleware открыта для сотрудничества и сертифицирована Amazon для финансовых организаций, что подтверждено Amazon Financial Services Partner Solutions.

Использование Corezoid не только оптимизирует IТ-бюджет, но на порядок ускоряет создание /модификацию продуктов и услуг, упрощенно говоря, позволяет «забыть» про IТ и сфокусироваться на профильном бизнесе.

У нас в стране все больше государственных банков. IТ в них, мягко говоря, достаточно архаично и фрагментировано. Я бы всех пересадил на единую платформу (банкиры только спасибо скажут), и за год модернизировал весь госсектор до сверхмирового уровня (я понимаю, что это святочный рассказ).

—Как планируете в дальнейшем развивать Corezoid?

— У каждого «Джобса» должны быть свои Next и Pixar. Обеспечим преемственность, передачу дел, и вперед, покорять мир.

— Речь идет об уходе команды Corezoid из IT-подразделения Приватбанка, я правильно понимаю?

— Джобс — это персона, а не команда. Все остаются на своих местах до распоряжения (если оно будет). Людей, умеющих работать в Corezoid, в банке предостаточно. Даже операторы колл-центра могут собрать простого бота. Если вы пытаетесь увидеть исход и нарисовать картину «все пропало», то это не про нас — за собой мы всегда оставляем порядок.

— Таким образом, если подвести итоги, то Corezoid — независимая американская компания, которая продолжит работу и будет продвигать свой продукт на глобальном рынке?

— Corezoid — независимая американская хостинговая компания, которая продолжает работу и продвигает свой продукт на глобальном рынке.

— На каких условиях будет строиться работа государственного Приватбанка и частного Middleware — предмет переговоров нового менеджмента банка и компании?

— Сейчас действует старый контракт с очень оптовыми ценами для Приватбанка. Экономической необходимости его перезаключать нет, но надо понимать, что если счета за хостинг не будут вовремя оплачены, то все выключится автоматически.

— Вы, Александр, покинете Приватбанк вместе с другими топ-менеджерами после передачи дел новой команде?

— Да, если будет кому передавать. Пока гости путают маркетинг с технологиями, передавать нечего и некому.

— Остальные сотрудники ІТ-отдела продолжат работу на своих местах, если не решат уйти самостоятельно или не будут уволены новым руководством?

— Совершенно верно. Все они свободные думающие люди с огромным опытом и авторитетом в индустрии: стоит поднять руку — и ты уже на новой работе. На самом деле все уже получили не один оффер, в том числе и из стран СНГ, и существует огромный риск быстрого «вымывания» технологической компетенции из самого большого госбанка.

— Вы останетесь в роли СЕО Corezoid / Middleware и далее будете развивать его как продуктовую компанию, в том числе и на украинском рынке?

— Да.

— Приватбанк заявлял о том, что инвестировал в Corezoid. Вы можете сказать, что это значит? Кто вкладывал, какие средства, за какую долю?

— Приватбанк — это собирательный образ холдинга. Инвестируют зарубежные компании.

Выводы.

«Приват24» со вчерашнего дня все-таки принадлежит государству. Но глава НБУ не зря не могла внятно ответить на вопрос о принадлежности сервиса.

IT-инфраструктура Привата использует свой код с интеграцией массы различных сервисов, включая услуги Amazon, Google и других компаний. Отчасти это все связано вместе благодаря ОС Corezoid, которая, как и продукты иностранных корпораций, не принадлежит государству. Хотя алгоритмы в аккаунте Привата в Corezoid ему (а значит и государству) принадлежат.

Еще один важный актив Приватбанка, как и в любом проекте, — команда, которая создала и развивала все эти сервисы. Пока она остается в банке.

Все системы могут работать и без этого коллектива, под управлением новых специалистов. Вопрос в том, способен ли будет новый менеджмент привлечь необходимых профессионалов и следить за банальной оплатой и контрактами по всем сторонним сервисам, на которых строится IT-система банка.