банки

Будет ли банк Кауфмана признан неплатежеспособным до конца недели

28 декабря 2016 | 16:45

К концу недели Платинум банк может быть признан неплатежеспособным.

Об этом сообщает Экономическая правда.

Глава НБУ Валерия Гонтарева не раз заявляла, что рынок должен быть очищен от банков-«пылесосов». То есть банков с агрессивным маркетингом, нерыночно высокими ставками по депозитам, кредитованием связанных лиц.

Валерия Гонтарева
Валерия Гонтарева

Платинум банк самый ярко выраженный пример такого банка, и он по-прежнему существует.

Ранее Платинум был банком с западным капиталом. Основными владельцами финучреждения были инвестиционный фонд Horizon Capital и шведский фонд прямых инвестиций East Capital. В 2013 году фонды решили выйти из этой инвестиции и продали банк.

Несмотря на стагнацию банковского сектора, Платинумом заинтересовалось окружение «Семьи» Виктора Януковича.

Ликвидность в «семейных» банках часто обеспечивалась за счет госпредприятий, которые обслуживались у них и размещали средства на депозитах. Именно поэтому активными на рынке в то время были преимущественно люди, приближенные к власти.

Одним из таких считался одесский бизнесмен, бывший акционер Финбанка Борис Кауфман.

Официально собственником финучреждения считался бизнесмен Григорий Гуртовой, которого в феврале этого года израильские власти задержали за финансовые махинации.

Григорий Гуртовой
Григорий Гуртовой

После задержания Гуртового Кауфман попытался оформить существенное участие на себя. О том, что он стал мажоритарным собственником банка, представители Нацбанка заявили несколько месяцев назад.

Тем не менее, у банка по-прежнему непрозрачная структура собственности. НБУ лишь признал Кауфмана владельцем существенного участия в банке, независимо от формального владения.

Так, Кауфман заявил о намерении приобрести более 75% доли в уставном капитале банка, однако он по-прежнему не владеет корпоративными правами в ПАО «Платинум Банк».

На данный момент из второй двадцатки по размерам активов это — единственный банк с отрицательным капиталом.

По итогам третьего квартала собственный капитал Платинума упал до отрицательного значения и составлял «минус» 162 млн грн, регулятивный капитал упал до «минус» 157 млн грн.

Изначально, согласно меморандуму Украины и МВФ, вторая двадцатка банков должна была выйти на нулевой уровень капитала до конца ноября. Позже сроки докапитализации были продлены до 1 января 2017 года.

Однако Платинум глубоко убыточен. Именно поэтому банк «пылесосит» деньги населения по высокой ставке и выдает их связанным с собственниками компаниям под очень низкие процентные ставки.

По оценка опрошенных ЭП финансистов, вопрос докапитализации банка составляет 2−3 млрд грн.

В самом банке заявляют про информационную атаку и утверждают, что у банка разработана программа капитализации до первого января 2019 года, которую акционеры собираются выполнить. Но, как показывает практика, акционеры предпочитают такие банки бросать, предварительно очистив их от ликвидных активов.

На рынке считают, что если бы не помощь со стороны чиновников НБУ, то в банк давно должна была бы зайти временная администрация Фонда гарантирования вкладов.

По словам собеседников ЭП, снисходительность регулятора по отношению к Кауфману и его детищу можно объяснить поддержкой «на высшем уровне». После бегства Януковича одесский бизнесмен заручился поддержкой экс-главы А П Бориса Ложкина.

Борис Ложкин
Борис Ложкин

Кроме того, банк в НБУ имеет поддержку в лице заместителя главы регулятора Екатерины Рожковой, которая ранее работала в Платинум Банке.

Екатерина Рожкова
Екатерина Рожкова

Участники рынка говорят, что Рожкова «пытается тащить банк». Версии банкиров варьируются от «банально упущен момент для принятия решения» до «выполнения команд из АП».

Ближайшие дни должны стать переломным моментом в этой истории. Уже до 1 января банк должен быть докапитализирован и выйти на нулевой уровень капитала.

В выполнение банком программы докапитализации опрошенные ЭП банкиры не верят. Тем не менее, количество нетранспарентных решений НБУ по отношению к этому банку, возможно, говорит о том, что может быть найдено решение, как оставить его на рынке.