Чернобыль

31 год после чернобыльской аварии: что происходит в зоне отчуждения

25 апреля 2017 | 17:00

Вскоре после чернобыльской катастрофы в 1986 году была установлена закрытая для свободного доступа зона отчуждения. О том, насколько она опасна сейчас и что происходит на территории площадью 2600 км², на пресс-конференции «Зона ЧАЭС — настоящее и будущее» рассказал Сергей Парашин, глава Общественного совета Чернобыльской АЭС и ее бывший директор.

Сергей Парашин, бывший директор ЧАЭС, советник главы Госагентства управления зоной отчуждения. Источник: ukrafoto.com
Сергей Парашин, бывший директор ЧАЭС, советник главы Госагентства управления зоной отчуждения. Источник: ukrafoto.com

Реальность лучше, чем кажется

В 2017 году зона отчуждения выглядит очень хорошо: ее флора и фауна возрождаются, образуют естественный заповедник. В течение 30 лет после аварии регулярно проводился мониторинг миграции радионуклидов, измерения воздуха, земли и воды. Реальность лучше, чем представляется «снаружи». Безопасность поддерживается на приемлемом уровне, зона уже практически не влияет на окружающее население.

Вероятно, в зону отчуждения люди не вернутся никогда. Во-первых, для этого нет экономических предпосылок: инфраструктура Чернобыля за 30 лет полностью разрушена. Во-вторых, часть территории покрыта следами радиоактивного плутония, а этот элемент быстро не распадается (период полураспада плутония-239 — 24 тыс. лет. — R0). Использовать зону будут для снятия ЧАЭС с эксплуатации и преобразования объекта «Укрытие» в экологически безопасную систему.

Фото: Олег Переверзев
Фото: Олег Переверзев

Что происходит под Аркой

Согласно разработанной 20 лет назад стратегии, Арку (Новый безопасный конфаймент. — R0) введут в эксплуатацию в конце 2017 года. Она будет защищать устаревшее «Укрытие» от атмосферных осадков в течение 100 лет. За этот период предполагалось провести демонтаж разрушенного «Укрытия» и полностью извлечь расплавленные массы, содержащие ядерное топливо. Это слишком затратно и связано с повышенной радиационной нагрузкой на персонал. Также по международным правилам необходимо захоранивать радиоактивные отходы в глубоких геологических формациях, а Украина при нынешней бюджетной ситуации пока к этому не готова.

Другой вариант — ничего не извлекать и навсегда все закрыть специальными сдерживающими веществами (например, глиной). Да, это отложенное решение и никто не знает, что будет через 300 лет. Но это не значит, что нынешнее поколение нужно облучать. Все это требует глубокого обоснования, нужно добиться общественного понимания этого процесса — и у нас в стране, и зарубежом.

Фото: Олег Переверзев
Фото: Олег Переверзев

Один на один с государственным бюджетом

В 2017 году в чернобыльской зоне заканчиваются все международные проекты. Французы завершают Арку, американцы — хранилище отработанного ядерного топлива ХОЯТ-2, и мы остаемся один на один с государственным бюджетом. Его хватает только на зарплату персоналу, потому никакого развития в зоне отчуждения он не предполагает.

Уже полтора года обсуждается проект строительства в зоне отчуждения парка солнечной электрогенерации Chornobyl Solar. Идея получила поддержку, но в практическую форму не переходит: мешает бюрократия. В любом случае, проект разрабатывают на частные инвестиции, и государство тут ни при чем.

Фото: Олег Переверзев
Фото: Олег Переверзев