Законы

Все стороны закона о трансплантологии

22 мая 2018 | 14:09

Два года Украина ждала закон о правовом урегулировании трансплантации человеческих органов. Столько времени пролежал в Верховной Раде соответствующий законопроект (номер 2386а-1) «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по охране здоровья и трансплантации органов и других анатомических материалов человеку». В 2016 году он был принят за основу. И вот 17 мая Верховная Рада приняла его в целом.

Сейчас закон направлен на подпись президенту и вступит в силу через год после того, как его подпишет глава государства. Такая неопределенность с началом действия закона объясняется тем, что в Украине еще необходимо создать условия, чтобы он заработал: от формирования и защиты базы данных, обеспечения оборудования и подготовки специалистов и до разъяснительной работы в обществе.

Эксперты оценивают этот закон как прогрессивный. Однако неготовность украинского общества жертвовать своими органами ради продления жизни других вызвала опасения, что после принятия закона о трансплантации органов теперь простые украинцы могут оказаться жертвами «черных» трансплантологов. Realist разбирался, оправданы ли страхи украинцев.

Неготовность украинского общества жертвовать своими органами ради продления жизни других вызвала опасения, что после принятия закона о трансплантации органов теперь простые украинцы могут оказаться жертвами «черных» трансплантологов
Неготовность украинского общества жертвовать своими органами ради продления жизни других вызвала опасения, что после принятия закона о трансплантации органов теперь простые украинцы могут оказаться жертвами «черных» трансплантологов

Как будет действовать закон

Документ, принятый парламентом 17 мая, не совсем новый для Украины. Некоторые нормы закона о трансплантологии действовали еще с 1999 года. Правда, они были «сырые». Но главное — презумпция несогласия человека стать донором никак не зависела от позиции его родственников. Сейчас ситуация иная.

По новому закону, человек сам при жизни решает, отдавать ли ему, когда придет последний час, свои органы на спасение умирающего ближнего. Если не успел это сделать, тогда решение о предоставлении органов умершего принимают супруг/а или родственники первой линии. Если хоть кто-то из них против, то трансплантология проводиться не может.

При письменном согласии на донорство тело донора станет для трансплантологов анатомическим материалом для пересадки органов или изготовления биоимплантов. После того, как консилиум врачей констатирует смерть головного мозга или биологическую смерть, из тела можно извлекать органы для пересадки. В консилиум не могут входить медики, участвующие в изъятии органов. В остальном специализацию врачей украинский закон не уточняет. В мировой практике в консилиум, констатирующий смерть мозга, должны входить анестезиолог-реаниматолог и невролог, имеющие опыт работы по специальности не менее 5 лет. Врачи несут уголовную ответственность за вердикт о смерти, а правоохранители — за соблюдение права на жизнь.

Информация о донорах и реципиентах будет собрана в реестр и останется строго конфиденциальной.

Авторы закона уверяют, что конфиденциальность и безопасность — основные факторы в системе по обеспечению донорской трансплантации органов.

Несоизмеримые потребности

Пока что наше государство не решило, каким образом будет прописываться право на посмертное донорство: в виде печати на водительских правах, в форме штампа в паспорте или карточки донора. Также не ясно, как будет создан реестр доноров и реципиентов. Рабочая группа Верховной Рады по созданию реестра должна быть сформирована со дня на день и начать работать уже в этом месяце. По оптимистичному сценарию, единая государственная информационная система трансплантации в Украине появится к 1 октября 2018 года, а сам закон вступит в силу с 1 января 2019-го.

Министерство здравоохранения (МОЗ) поддержало законопроект о трансплантации еще в 2016-м, когда он был принят за основу. Более того, начало готовить пилотную программу по трансплантации почек от неродственного донора. В 2018 году программа заработала, а государственное финансирование расписано до 2020-го. В этом году на нее выделено 112 млн грн и по 100 млн грн на 2019-й и 2020 годы.

По оценкам МОЗ, в год необходимо провести почти 2,5 тыс. операций по пересадке почек, около 2 тыс. — сердца, 1500 — печени и 600 — костного мозга. Это несоизмеримо больше, чем количество операций, которые проводятся в Украине сейчас.

За год в Украине удается сделать только 150 пересадок почек. А новое сердце за все 26 лет смогли получить после операции всего лишь шесть украинцев. Трансплантация легких была проведена только один раз — в Институте им. Шалимова, в то время как в развитых странах их проводят до 3 тыс. в год. Сегодня в Украине трансплантация почек необходима около 7 тыс. пациентов, а в пересадке других органов нуждаются 5 тыс. человек.

Медики к трансплантологии готовы

Принято считать, что трансплантология в Украине не развивается из-за нехватки органов для пересадки. Но у нас ежегодно умирают от 40 до 60 потенциальных доноров на миллион населения, то есть 3 тыс. доноров, которые могли бы спасти жизнь 10 тыс. больным. На самом деле, причина — в слабой законодательной базе. Ведь с начала 1990-х государство вообще не уделяло внимания этому направлению медицины.

После смены власти в результате Евромайдана 2014 года Кабмин пересмотрел свое отношение к медицине в целом, объявив о начале реформы системы здравоохранения. А на нужды украинцев, которым необходима пересадка органов за границей, выделил 500 млн грн. Этих денег хватит только для 150−170 человек.

Эксперты уверяют, что у нас достаточно своих специалистов, которые могут творить чудеса в трансплантологии. Главное — создать для них необходимые условия. Первое, что нужно — полностью обновить оборудование в медучреждениях. Ведь доказать, что мозг человека умер, можно лишь с помощью специальной аппаратуры. Стоимость одного аппарата $ 2−3 тыс.

Сейчас полноценные операции по пересадке органов проводят в пяти украинских медучреждениях: Центре трансплантации органов при Запорожской областной больнице, отделении хирургии и трансплантации Днепропетровской областной клинической больницы им. И. И. Мечникова, Институте хирургии и трансплантологии им. А. А. Шалимова НАМН Украины и Институте сердца в Киеве, а также Киевской областной клинической больнице.

По словам Оксаны Корчинской, первого заместителя главы комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения, в Харьковской и Львовской областных больницах также есть необходимое оборудование и специалисты для трансплантации органов.

Идеальный сценарий имплементации закона предполагает появление уже в 2018 году 11 центров трансплантации, среди них — двух кардиохирургических центров Национального института сердечно-сосудистой хирургии им. Н. М. Амосова.

«Вложив значительно меньше денег в развитие трансплантологии, мы могли бы спасти значительно больше людей, в том числе и пациентов с гемодиализом. В стране есть необходимое оборудование и квалифицированные специалисты для этого. Украинские хирурги самостоятельно способны проводить наиболее распространенные трансплантации на высоком уровне. Речь идет не только о Киеве», — заявил заместитель министра здравоохранения Александр Линчевский. Рабочая группа министерства уже работает над созданием координационного центра трансплантологии.

По словам и. о. министра здравоохранения Ульяны Супрун, сегодня в реестре МОЗ 6000 пациентов, нуждающихся в пересадке органов. В Украине уже сейчас можно было бы делать пересадки сердца, но доноров органов нет. «В США действует презумпция несогласия, и при этом самый высокий уровень трансплантации. Людям надо объяснять, что это — величайший дар, когда у тебя есть возможность продлить жизнь кому-то другому», — заявила министр.

Кому мешает законная трансплантология

Народный депутат Александр Вилкул выступает активным оппонентом главы МОЗ. Он, как и нардеп от Оппоблока Николай Скорик, голосовал против закона о донорстве, считая его «большой проблемой для Украины».

Вилкул так объясняет свою позицию: «Нужно понимать, что во всем мире трансплантация является огромным бизнесом. В нашей стране идет война, более 10 тыс. пропавших без вести. При этом они хотят давать добро на трансплантацию. В нашей стране кто-то верит в секретные реестры? Они будут на второй день в открытом доступе. Этот закон для нашей страны создаст намного больше проблем».

Вилкул отмечает, что опасность для граждан может быть в том, что по новому закону трансплантологией могут заниматься не только государственные медучреждения, но и частные. «А это — серьезный бизнес: на мировом рынке € 30−40 тыс. стоит почка, € 250 тыс. — скелет человека. После этого закона „черные“ трансплантологи станут „белыми“, и на поток поставят продажу человеческих органов в Украине», — считает нардеп.

Один из авторов закона, глава комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец уверяет, что донорами не могут быть погибшие в боях на Донбассе, а также дети-сироты и граждане, чья личность не установлена.

Второй автор документа, первый заместитель председателя профильного комитета В Р Оксана Корчинская объяснила Realist’y, что мифы о законе распространяют те, кто представляет интересы фармакологических кланов.

«Они десятилетиями продавали медицинские средства для гемодиализа и не заинтересованы, чтобы в Украине трансплантация развивалась легально по классическому сценарию», — говорит Корчинская.

Ответственность и конфиденциальность

В мире существуют несколько моделей пересадки органов. Трупную трансплантацию, когда изъятие органов проводится после фиксации смерти мозга, практикуют в Австрии, Франции, Польше, Испании, Португалии, России, Беларуси, Казахстане, Бельгии.

Презумпция несогласия, если человек не оставил предварительно письменного согласия, действует в США, Австралии, Канаде, Великобритании, Германии, Нидерландах, Норвегии, Греции. Тогда разрешение на изъятие органов спрашивают у родственников первой линии.

За границей есть специальные координационные центры с базами всех нуждающихся в пересадке органов. Это позволяет быстро найти реципиента, подходящего по группе крови и типу ткани. И когда где-то в больницу поступает пациент, которому констатировали смерть мозга, то туда быстро выезжают бригады и изымают внутренние органы. В США трансплантация ежегодно продлевает жизнь миллиону людей. В Израиле в центрах трансплантологии подбор доноров осуществляет простая медсестра. Для них это — обычное явление.

Для пересадки почки у хирургов есть не более 12 часов. Сердце бьется всего четыре часа, за которые нужно успеть сделать операцию. В Украине при отсутствии реестра этого времени не хватит даже на поиски донора. В итоге — у нас умирают 3 тыс. потенциальных доноров, которые могли бы спасти жизни 10 тыс. людей.

Председатель комитета ВР по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец убеждена, что трансплантация органов от мертвого к живому даст толчок развитию всей сферы охраны здоровья. Она заверила, что закон абсолютно исключает «черную» трансплантологию, когда пересадка происходит без предварительного согласия умершего или его родных.

«Раньше трансплантация происходила спонтанно, а сейчас в реестре будут доноры и реципиенты. Эта информация — абсолютно конфиденциальная», — говорит Богомолец. С принятием закона о трансплантологии в Украине вводится уголовная ответственность за заведомо ложный вердикт о смерти мозга или биологической смерти потенциального донора. Согласно нескольким статьям У К Украины (ст. 144 «Насильственное донорство», ст. 143 «Нарушение установленного законом порядка трансплантации органов или тканей человека» и ст. 142 «Незаконное проведение опытов над человеком»), она предполагает 5−8 лет лишения свободы.

Стоимость проведения операции по трансплантологии в Украине намного ниже, чем за рубежом. Так, пересадка печени стоит 150−200 тыс. грн, в то время как в Беларуси — $ 130 тыс., России — $ 150 тыс., США — до $ 350 тыс., а в Европе — до € 180 тыс.

Специалисты пока не комментируют вероятность того, что при таких ценах Украина может стать столицей «медицинского туризма». Юристы просто изучают нормы нового закона, а медики осторожны в высказываниях. Рынок незаконного донорства в Украине никто не берется оценить. «Пока есть спрос, будет и предложение», — комментируют правоохранители. У нас «черными» трансплантологами, которые находят доноров уже в соцсетях, должны заниматься киберполиция и СБУ.

Крупнейшие центры нелегальной трансплантации находятся в Турции, Индии и Китае, а крупные поставщики человеческих органов — Бразилия, Индия и Молдова. Так или иначе, но украинцам следует более взвешенно принимать решение о продаже своих органов за рубеж — тем более, если теперь более безопасно это можно будет сделать у себя в стране.

Избивал девушек: в Харькове юношу заставили извиняться на коленях (видео)
12 июня 2021
В Киеве задержали наркоторговца с «закладками» (фото)
12 июня 2021
На Львовщине люди нашли в лесу радиоактивный контейнер
12 июня 2021
Украину на выходных накроют грозы и град: объявили штормовое предупреждение
12 июня 2021
В пригороде Киева - масштабная авария, есть пострадавшие (фото)
12 июня 2021
На Киевщине отец вонзил нож в сына (фото)
12 июня 2021
В Киеве грузовик свалил опору линии электропередач (фото)
12 июня 2021
Пассажир поезда «Рахов-Киев» умер после падения с полки
12 июня 2021