Тодуров против Супрун. Что происходит в Министерстве здравоохранения
Конфликт

Тодуров против Супрун. Что происходит в Министерстве здравоохранения

13 января 2017 | 16:30

В начале года между Министерством здравоохранения (МОЗ) и известным кардиохирургом Борисом Тодуровым разгорелся скандал, который длится до сих пор. Врач обвинил МОЗ в смертях украинцев из-за сорванных закупок лекарств. На его сторону встали и другие известные медики.

МОЗ, в свою очередь, отвергло обвинения, а против Тодурова началась кампания в соцсетях и СМИ. Realist разбирался в скандале и сомнительной истории закупок лекарств международными компаниями.

Фабула конфликта

Скандал развивался в несколько этапов. 1 января Тодуров написал в Facebook, что деятельность на посту исполняющей обязанности министра здравоохранения Ульяны Супрун «унесла больше жизней украинцев, чем война».

По словам Тодурова, из-за Супрун был сорван тендер на 364 млн грн по закупке кардиологических, кардиохирургических и нейрохирургических препаратов и расходных материалов для всей Украины.

Спустя два дня в МОЗ отреагировали на обвинения. Статистикой — там заявили, что еще до вступления Супрун в должность умерли 420 000 человек. И дело не в закупках лекарств, а в других причинах, таких как избыточный вес, неправильный образ жизни и позднее выявление болезней. То есть проблема в целом в здравоохранительной отрасли, которую и должна реформировать Супрун.

В это время адвокат Евгения Закревская опубликовала пост, в котором обвинила Институт сердца в коррупции на закупках лекарств. По ее словам, Институт 23 декабря 2016 года закупил препарат цефопектам производства Борщаговского фармацевтического завода на общую сумму 197 614,92 грн (1821 флакон) по 108,52 грн в ООО «Галафарм». Это — данные системы ProZorro. Обычным покупателям, по данным Закревской, препарат продается по 68,52 грн.

Тодуров на обвинения ответил. Он заявил, что Институт сердца руководствуется исключительно приказами Минздрава, который установил цену на цефопектам 92,20 грн. И, даже если бы закупки проводила международная компания, то она бы все равно делала это по установленной цене.

В среду МОЗ разослал журналистам пресс-релиз, в котором по пунктам подробно ответил на все обвинения Тодурова. Подробно с ним можно ознакомиться здесь. Вкратце же, МОЗ акцентирует внимание на том, что впервые закупки лекарств будет проводить международная компания, а не министерство.

Что касается блокировки работы Института сердца (о чем говорил Тодуров), то МОЗ вообще все отрицает. А особенно в пресс-службе подчеркивают, что 29 декабря Главная аккредитационная комиссия Минздрава Украины приняла решение провести аккредитацию «Институт сердца Министерства здравоохранения Украины» в январе 2017 года.

«Напоминаем, что мощная волна критики относительно деятельности Министерства здравоохранения началась именно 1 января 2017-го», — добавляют в МОЗ.

Атака на врача

На самом деле, информационная кампания началась против Тодурова. Многие блогеры (в частности, придерживающиеся провластной позиции) обвинили врача в сотрудничестве с Виктором Медведчуком, который публично его поддержал.

Припомнили врачу и его фотографии с самопровозглашенным премьер-министром Крыма Сергеем Аксеновым (Тодуров делал операцию его матери).

Сергей Аксенов (слева) и Борис Тодуров

Сам Тодуров на это ответил, что лечил мать Аксенова, когда он был «вполне законным премьер-министром Крыма». Он добавил, что и дальше продолжит лечить людей, «вне зависимости от их политических взглядов».

«Наші гроші» 10 января этого года опубликовали сюжет, рассказывающий о том, что на жену врача оформлены дом площадью 700 кв. м и 6 га земли под Киевом.

Информация портала "Наші гроші"

Спустя две недели Тодуров сказал, что его страницу в Facebook заблокировали, из-за чего он лишился возможности доносить свою позицию общественности. Но до этого он записал видеообращение к Супрун.

«Ваши политтехнологи, имиджмейкеры и советники завалили сеть неправдивой информацией о том, что я сепаратист, что я „рупор Кремля“, что я друг Аксенова, Медведчука, ну, так далее. То есть перевели эту дискуссию в плоскость „сам дурак“. У меня вопрос к вам встречный: на какие деньги содержатся эти десятки блогеров, имиджмейкеров и пиар-менеджеров? Не на те ли деньги, которые предназначены Украине для реформы медицины? Когда украинцы в 23 областных центрах получат расходные материалы, которые будут спасать им жизнь? Ваша информация на сайте МОЗ, мягко говоря, неправда. Нет сегодня проведенных тендеров МОЗ по нашей программе. Ни по кардиохирургии, ни по нейрохирургии», — заявил он.

Учитывая, что первое заявление Тодуров сделал 1 января, это означает лишь одно. Что все финансирование для закупок 2016 года свернуто, и теперь предстоит оформлять всю тендерную документацию заново, и заново осваивать средства. При этом — что самое важное для пациентов-сердечников — это займет много времени.

Критики Тодурова, тем не менее, признают, что заслуги врача в области медицины значительны. Именно Тодуров провел первую операцию по пересадке сердца в Украине — как обычного, так и искусственного. На его счету более 5 тыс. операций. Количество неудачных операций в его клинике составляет меньше 1% - это ниже, чем в европейских больницах подобного уровня.

Закупки под вопросом

Закупка лекарств — давняя коррупционная история, благодаря которой обогащались и министры, и чиновники. Оппоненты Тодурова намекают, что и он сам имел неплохой доход от закупок. В качестве подтверждений они приводят информацию портала «Наші гроші» и Закревской.

С 2014 года, после Евромайдана, вопрос изменения процесса закупок лекарства активно прорабатывался.

По словам собеседника Realist’a, работавшего в Минздраве с командой Александра Квиташвили, закон о закупке лекарств международными компаниями с большим трудом удалось протащить через Верховную Раду. Его приняли в марте 2015 года, после чего закупки передали ЮНИСЕФ, ВООЗ, IDA Foundation (Нидерланды), Crown Agents (Великобритания), Partnership for supply chain management (США), Global Drug Facility (Швейцария).

Лоббисты закона уверяли, что закупка лекарств — самая коррупционная сфера (и это действительно так). Долгое время на этих потоках сидели проверенные фирмы, которые проводили непрозрачные закупки. Команда Квиташвили начала эту работу, а ведомство Супрун должно продолжить.

Но, как писало летом интернет-издание «Страна», закупки лекарств в 2015—2016 годах фактически были сорваны.

«Проблема закупок лекарств полномасштабна, — говорит в комментарии Realist’y экс-министр здравоохранения, народный депутат Олег Мусий. — То, что осветил Тодуров, — это его программы, которые не выполнило Министерство здоровья. Но есть еще 40 государственных программ и с ними ситуация точно такая же. Почему? Это вопрос к госпоже Супрун».

По словам главы Федерации работодателей охраны здоровья Владимира Загороднего, который тоже поддержал Тодурова, Минздрав закупил в 2016 году только 10% от необходимых онкологических препаратов, хотя заявлял о 100% обеспечении. А для кардиологии показатель еще ниже.

«Украинских кардиологов поставили в такие условия, что из десяти пациентов врач должен выбрать, кому оказывать реальную помощь», — заявил Загородний.

Проблему признают и в МОЗ. Но там непреклонны — закупки должны осуществляться исключительно через международные компании. Задача ведомства сейчас — вовремя запустить тендеры на 2017 год.

Что не так с международными компаниями?

Несмотря на то, что в министерстве выбирают только международный путь, с этим способом закупок лекарств много проблем. Именно поэтому их до сих пор нет.

«Министерство здравоохранения не имеет никакого влияния на эти международные организации, на то, что они закупают, по какой цене, у кого, каковы сроки годности таблеток, сроки поставок. Договорами даже не предусмотрены штрафные санкции в случае, если в Украину будет завезен мел или глина», — поясняла член парламентского комитета по вопросам здравоохранения Татьяна Бахтеева.

Ей вторит глава того же парламентского комитета Ольга Богомолец.

Международные закупки не происходят так прозрачно, как нам бы хотелось. Несмотря на то, что пациентские организации кричат, что международные организации — это просто нам манна небесная, это не так. Потому что международные организации покупают у тех же посредников, у которых раньше покупал Минздрав.

Ольга Богомолец

Олег Мусий также добавляет, что международные компании закупают лекарства у посредников, а не у заводов-производителей, за счет чего удешевления лекарств не происходит.

«К тому же, международные компании берут деньги за логистику по Украине, хотя они не должны этого делать», — говорит он. Поэтому идея покрыть государством больше, чем 30% лекарств, не работает.

Журналист Юрий Николов отдельно отмечает еще и то, что международные компании не выполняют украинское тендерное законодательство.

«В итоге ни одна закупка ни „Крауна“, ни ПРООН, никого из международников вообще не попала ни в „Вестник госзакупок“, ни в „Прозорро“. В итоге у меня нет официальной информации ни о конкуренции на торгах (кто и что предлагал), ни о датах разных этапов торгов (это сразу показывает, кто и почему „динамит“ торги), ни контрактов по результатам тендеров (то есть я не вижу, когда, что и откуда должен поставить победитель торгов). Все эти данные обо всех остальных украинских тендерах на госбюджетные деньги публикуются в „Прозорро“. Единственное исключение — международные закупки для Минздрава, покрытые мраком коммерческой и бог его знает еще каких тайн», — пишет он.

Почему Супрун?

В итоге, и у медиков, и у народных депутатов накопилось к Ульяне Супрун немало вопросов. Не только по госзакупкам.

«Комитет Рады до сих пор не может получить информацию от МОЗ о контактах и условиях поставок. Например, информацию о сроках годности медикаментов. Если покупать его за полгода до окончания срока, цена на медикамент может упасть в три-четыре раза. Но этот вопрос тоже закрыт», — рассказывает Мусий.

Такой же вопрос для многих — и само назначение Супрун. Мусий, который работал с ней на Евромайдане, уверяет, что это человек без организаторских способностей. Решение о назначении принимал Петр Порошенко, она имеет статус и. о., министра не назначали депутаты.

Считаю назначение Супрун абсолютно неадекватным выбором. Что, был конкурс на главу Минздрава? Нет. Выбрал Супрун один человек – Порошенко. Что, спросили медицинскую общественность? Нет. У нас парламентско-президентская республика, кто-то спрашивал мнение профильного комитета Рады или парламента по поводу кандидатуры Супрун? Нет, назначили и все

Андрей Гук
нейрохирург

Еще до назначения Супрун, когда искали человека в кресло министра, одним из кандидатов был именно Борис Тодуров. Поэтому его критики не исключают, что в данном случае хирург может преследовать политические амбиции. С такой же позиции критиком Супрун может выступать и Мусий, который и сам возглавлял министерство, и также рассматривался в качестве новой кандидатуры.

Другие же уверены, что коррупционной составляющей в действиях Супрун нет.

«Международные закупки лекарств — это прорыв в украинской системе. Этот вывод государственных тендеров на международный уровень, постепенная демонополизация государственных закупок, конкурентные и прозрачные процедуры», — пишет исполнительный директор благотворительного фонда «Пациенты Украины» Ольга Стефанишина.

Пока же пикировка МОЗ и Тодурова не заканчивается. Ходят слухи, что ему предложили выехать из Украины, правда, подтверждения этому пока нет. С самим Тодуровым Realist’y связаться не удалось.

Суд оправдал нардепа Юрченко в деле о ДТП с наркотиками
30 ноября 2021
В Киевской области нашли огромную свалку медицинских отходов – 6 тысяч тонн
30 ноября 2021
Коронавирус мутирует: у половины больных выявили осложнение, связанное с сердцем
30 ноября 2021
"Люди – не скот": в центр Киева в знак протеста привезли овец на маршрутке (фото)
30 ноября 2021
"Королева": Дорофеева вскружила голову соблазнительным разрезом (фото)
30 ноября 2021
В Киеве пьяный работник автомойки угнал и разбил "Теслу" (фото)
30 ноября 2021
До 7500 евро: в Европе вводят новые штрафы за отказ носить маску и делать прививку
30 ноября 2021
Православные праздники в декабре: какие даты следует отметить (календарь)
30 ноября 2021