Надежда есть. И это не Савченко
Мнение

Надежда есть. И это не Савченко

6 марта 2017 | 10:59

Директор Института информационного общества Ярослав Павловский — о надежде на молодое поколение.

В украинском обществе почти не осталось болезненных тем. Политики умудряются пиариться на всем, что было принято считать когда-то самым святым — на жизни и здоровье, безопасности и свободе людей. Некоторое время назад, возвращаясь из волонтерской командировки в зону АТО, я пытался переварить весь тот вал информации, который свалился на меня за эти шесть дней, вычленить важное, отставить в сторону болезненное, забыть страшное. В результате выдал несколько материалов. И один из самых сложных для меня был материал о работе миссии «Эвакуация 200» — очень много эмоций, запретных тем и моральных табу.

Однако, как показывает опыт, моральные принципы — явление старорежимное. И то, что кого-то удивляет, для других является нормой жизни. В школу под обстрелами «Градов»? Оказывается, можно! Корректировать огонь с церковной колокольни? Бог простит! Сфоткаться на фоне падающих с ног девочек-санинструкторов? 1,5 тыс. лайков в ФБ! Отпаразитировать на горе матерей, выжидающих детей из плена? Как в Раду проскочить!

Общество черствеет. Несмотря на периодические всплески волонтерского движения, в целом общественные настроения — тягостные. Люди привыкают жить в объятьях войны. Да и статистика на этом фоне печальная. Почти за три года в АТО погибло 2 200 бойцов. Тогда как в ДТП за этот же период времени больше 13 тыс.

Поэтому мало кого удивляет, что в стране нет четкого понимания стратегии победы. Есть лишь подмена понятий — АТО, блокада, Роттердамская формула, патриотизм. В стране проводится немало мероприятий, призванных найти выход из этой войны, должных обеспечивать эффективную ментальную реинтеграцию Донбасса в состав Украины. Однако почти за три года войны мы все еще не знаем цели: то ли колючая проволока, то ли ассимиляция; либо тотальная блокада, либо регламентирование торгового оборота; усиление военного давления и контрнаступление, или же реализация исключительно дипломатических моделей. Правда в последнем пункте появилась ясность, когда стало понятно, что режим тишины в Авдеевке восстанавливается исключительно после двусторонних телефонных переговоров президентов Украины и России.

Есть в составе ВСУ такое подразделение СІМІС (гражданско-военное сотрудничество). Специфику работы этих парней осознают лишь те, кто с ними сталкивался по сути. Именно они разруливают локальные конфликты с местными, обеспечивают жизнедеятельность населенных пунктов после очередного прилета «русского мира», вытягивают «200"-х с поля боя, обеспечивают их транспортировку и, иногда, возвращение другой стороне. По сути, именно это подразделение должно стать определяющим при ведении боевых действий на нашей территории. Однако кто из широкого круга «экспертов» слышал о СІМІСе?

Украина научилась воевать — это факт. Армия формата 2014-го и современные украинские Вооруженные силы — слон и моська, вернее, моська и слон. Мы научились вести информационные кампании, ориентированные на дружественные целевые группы (в Авдеевке во время январского обострения очень оперативно развернули мобильный пресс-центр Минобороны, эффективно заработала сеть бригадных пресс-офицеров). Однако этого абсолютно недостаточно, чтобы выходить на поле противника, захватывать и главное удерживать Донецк и Луганск. Десятилетиям подготовки, миллиардным бюджетам пропагандистской машины агрессора на государственном уровне мы можем противопоставить сегодня Мінстець, Доктрину информационной безопасности и канал UATV.

Все ли так плохо и есть ли надежда? Уверен, что есть. Во-первых, любые, даже самые классные «консервы» со временем начинают издавать отпугивающий душок. И народ это понимает. Во-вторых, интуитивно, но похоже мы нащупываем правильный выход из ситуации. Пока в Киеве в телестудиях ломаются вилы в борьбе #зрады и #перемоги, пока блокада является политическим инструментом, где-то в недрах донбасского сознания происходят небольшие изменения. Это школьники Донецкой и Луганской областей проводят летние каникулы в Карпатах, это культурный обмен между творческими коллективами и деятельность культурно-просветительских проектов переселенцев.

В Марьинке активные украиноязычные подростки проводят мини-эскурсии по местам обстрелов для киевских журналистов. Волонтерские организации со всей страны обеспечивают донбасские школы учебниками и качественной украинской литературой. Банальная усталость от войны накладывается в сознании рядового жителя Красногоровки на обстрел местными сепаратистами КПП. Поток студентов в донецкие вузы (которые остались на неконтролируемой территории) существенно сократился — оказывается дипломы непризнанных республик не украшают ценности «русского мира» настолько, чтобы рисковать всей последующей карьерой, а подчас и жизнью.

А в это время украино-немецкий документальный фильм «Школа № 3» получает Гран-при Берлинского кинофестиваля в конкурсной программе молодежной секции Generation 14plus.

Надежда есть.

Фото Дмитрия Муравского, социальный проект «Коли закінчиться війна»

Скоро поставка: в Украине зарегистрировали новый препарат против COVID-19
26 января 2022
Могут останавливать: полицейские "фантомы" начали штрафовать нарушителей
26 января 2022
Украина поднялась в рейтинге самых сильных армий мира и Европы (фото)
26 января 2022
Двойной френч — новый тренд в маникюре 2022: интересные идеи (фото)
26 января 2022
Полиция поймала одного из "минеров" школ: злоумышленнику всего 7 лет - фото
26 января 2022
Госрегулирования цен: ждать ли дефицита и подорожания
26 января 2022
"Смотрите на это, как на акт экзорцизма": украинская телеведущая поддержала Путина
26 января 2022
В Совете Федерации призвали открыто поставлять оружие боевикам "ЛДНР"
26 января 2022