Приднестровье

Что нужно знать украинцам о выборах в Приднестровье

07 декабря 2016 | 16:20

В воскресенье, 11 декабря, пройдут выборы президента непризнанной республики. За пост № 1 схлестнулись действующий глава «ПМР» Евгений Шевчук и председатель Верховного Совета Вадим Красносельский.

Приднестровский политзаключенный, политолог и журналист Сергей Ильченко, проживающий сейчас в Кишиневе, объясняет, почему Украине опасно игнорировать происходящее в «ПМР».


Предвыборная кампания в Тирасполе проходила на фоне взаимных PR-атак и войны компроматов. Ставку на победу Вадима Красносельского сделали олигархи из «Шерифа». Финансово-промышленный холдинг, представляющий почти всю экономику «ПМР», поддержал председателя Верховного Совета деньгами, предоставил площадки для критики действующей власти. На стороне Евгения Шевчука — мощный админресурс и силовые ведомства.

В целом предвыборная тактика штабов двух кандидатов мало чем отличается: соревнование в любви к России и обвинения оппонента во всех бедах «республики».

— В украинских СМИ тема выборов в «ПМР» находится, мягко говоря, не в топе. Заслуженно или нет?

— Есть, как минимум, две причины, по которым стоит обращать внимание на то, что происходит в Приднестровье. Первое: в этом регионе по разным данным проживают от 80 до 100 тыс. граждан с украинскими паспортами. Второе: непризнанная республика — удобная территория для криминала. Производство контрафактных сигарет, печать акцизов для Украины, России, Молдовы — об этом всем известно. Если ничего не предпринимать и дальше, то эта зона криминального бизнеса, которая находится под боком Украины, будет распространяться на соседние страны.

— Перед выборами оппозиция указывает на то, что у нынешнего президента украинские политтехнологи.

— Я бы сказал, что Украина вообще никак не участвует в политических процессах в «ПМР».

Да, на Шевчука (на фото слева) действительно работают украинские политтехнологи. Но это простые наемники. С тем же успехом он мог бы нанять их в России, Беларуси или Европе. Просто с украинской бригадой договорился по деньгам.

Шевчук постоянно подчеркивает: Приднестровье является частью России. Начиная с 2014-го, КГБ прессует за малейшее проявление симпатий к Украине. Люди, которые высказывались положительно о событиях на Майдане, были вынуждены уехать под угрозой ареста или физического уничтожения.

— В Тирасполе популярно мнение, что во многих бедах «ПМР» виноват Киев, который пытается блокировать «республику» от внешнего мира.

— Это скорее внутренние попытки как-то мобилизовать население перед лицом внешнего врага. Украина свободно допускает перемещение через границу даже работников КГБ «ПМР». Они довольно свободно и нагло чувствуют себя в Украине. Когда я был весной в Одессе, ко мне открыто подошли и поздоровались те, кто меня арестовывал в Приднестровье (Ильченко обвинили в «экстремистской деятельности»; после вмешательства правозащитных организаций Молдовы, Украины и ЕС его амнистировали. — R°).

— Соцопросы говорят о том, что Вадим Красносельский должен побеждать с разницей, как минимум, в 10%. Насколько эти цифры реальны?

— Даже если допустить, что социология правильная, она мало что решает. Эти выборы будут войной вбросов бюллетеней. Вбрасывать будут те, кто имеет влияние. Все будет зависеть от раскладов на каждом конкретном участке. Несомненно, во второй тур выходят эти двое (Вадим Красносельский и Евгений Шевчук. — R°). Электоральные предпочтения в Приднестровье можно сформулировать так: Шевчук более непопулярен, чем Красносельский (на фото слева).

— Почему?

— Если вспоминать Приднестровье до Шевчука (20-летний период правления Игоря Смирнова. — R°), то за последние пять лет ситуация изменилась принципиально. При Смирнове тоже существовали контрабандные, криминальные структуры, но он не допускал их сращивания с властью. При Шевчуке (на фото слева) практически все так называемые «госорганы Приднестровья» срослись с криминалом. Можно, например, говорить о «Министерстве контрабанды», а не о Таможенном комитете. Суды, прокуратура, все министерства полностью криминализированы.

Я совершенно не идеализирую Смирнова. Но при нем была возможна хотя бы теоретически институализация Приднестровья в нормальные структуры. Сейчас это нереально.

Сергей Ильченко считает, что Украине не стоит игнорировать то, что сегодня происходит в «ПМР», ведь она, как никто другой, заинтересована в «демонтаже этого пророссийского криминального формирования».

— Каким Вы видите исход выборов?

— Нужно понимать, что у кандидатов совершенно разная мотивация. В случае проигрыша Красносельского и стоящего за ним «Шерифа» речь идет о финансовых потерях. Для Шевчука предстоящие выборы — вопрос выживания. У него слишком много врагов, которые в случае поражения захотят его стереть в порошок.

Надо полагать, что на Шевчуке висят очень серьезные задачи и обязательства по Приднестровью, которые он не отработал финансово. Поэтому Шевчук пойдет на все, чтобы победить. Не исключаю попыток объявить чрезвычайное положение после второго тура.

— Кто из кандидатов предпочтительней для Кремля?

— Красносельский. Но эти предпочтения минимальны по сравнению с действующим президентом Шевчуком. Кремль найдет общий язык и с тем и с тем. Россия принципиально не делает ставку на одного из кандидатов, ведь у Приднестровья нет репутации признанного государства. Вмешательство в исход выборов со стороны Кремля возможно на уровне каких-то структур, ведомств.

— А для Киева кто лучше?

— Оба хуже. Кампания, по сути, идет два с половиной года. Киев упустил свой шанс как-то выступить на этих выборах, пальцем не пошевелил, чтобы геополитически присутствовать в этом процессе. Конечно, можно говорить, что мы презираем сепаратистов, не признаем выборы, в их игры не играем. Точно так же себя ведет Молдова. Но если вы называете кого-то сепаратистами, террористами, то ведите себя соответственно. Переговоры в формате 5+2 (Приднестровье, Молдова, ОБСЕ, Россия, Украина; США и Евросоюз. — R°) уже предполагают какую-то субъектность, а по факту — полупризнание.

Нельзя сегодня не признавать, завтра признавать, послезавтра опять не признавать. Нужно определиться. Думаю, что причина в коррупционном факторе. И в Украине, и в Молдове, и в России существуют силы, которые делают совместный бизнес в этой «серой» зоне. Они заинтересованы в сохранении статус-кво.

— «Политика умышленной неопределенности» устроит и дальше все стороны?

— К сожалению, Украина игнорирует то, что происходит в Приднестровье. Там, например, все больше появляется вроде бы украинских общин, но которые по факту повторяют все известные пункты российской пропаганды о «киевской хунте», «распятых мальчиках» и т. д. Если вы перестаете работать с людьми, то они начинают работать против вас.

Определенные симпатии к Украине в «ПМР» на низовом уровне все еще есть. Но эти люди разобщены и запуганы. Они не ощущают абсолютно никакой поддержки из Киева. Необходимо активно работать с украинской общиной, поддерживать активистов. В конечном счете, решением проблемы «ПМР» должно стать возвращение Приднестровья в Молдову при участии Украины. В государственных интересах Украины — демонтаж этого пророссийского криминального формирования.

Фото: Евгений Руденко, wikipedia

ВСУ будут шагать по-новому - «чтобы не переступили через Верховного»
26 февраля 2021
В Одессе будут производить знаменитые американские вертолеты (фото)
26 февраля 2021
Когда организм полностью очищается от коронавируса - ученые объяснили
26 февраля 2021
В Полтавской области возле школы нашли двух девушек с окровавленными руками
26 февраля 2021
Стерненко в письме из СИЗО извинился перед Зеленским и дал ему совет (фото)
26 февраля 2021
В Укргидрометцентре рассказали о погоде в марте
26 февраля 2021
Зоны карантина обновили: Минздрав опубликовал данные по регионам
26 февраля 2021
Береза и Добкин обматерили друг друга в прямом эфире (видео)
26 февраля 2021