Андрей Рымарук: зрада В АТО или Генштабе?
АТО

Андрей Рымарук: зрада В АТО или Генштабе?

02 декабря 2016 | 16:30

В зоне АТО очередной вопиющий случай: солдат зверски расправился со своим командиром, попытался угнать боевую машину на вражескую территорию. У предателя ничего не получилось, но ему таки удалось уйти на сторону противника. А, может, вернуться на свою?

Уверен, что после расследования этого инцидента данный факт не будет предан огласке, оставшись среди прочих на полках военных архивов под грифом «Секретно». Как и многие другие дела, касающиеся государственной измены и шпионажа. Загляните в чертоги своей памяти: вы десятки раз читали о том, как сотрудники СБУ и спецслужб задерживали украинских офицеров, «сливавших» информацию противнику, а порой нагло корректировавших огонь вражеской артиллерии. Кто они? Какой срок получили? Мы до сих пор не знаем.

Может, это не так уж и важно, но подобные случаи на войне имеют место и, более чем уверен, будут повторяться не раз, так как руководство Генерального штаба совершенно не придает этому никакого значения. Предателей не ищут, психическим здоровьем солдат не занимаются. Такое отношение — наследство неискоренимого «совка» и банальной показухи.

Приведу пример, который лично у меня вызывает смех сквозь слезы, поскольку вообще за пределами самого отчаянного «черного» юмора.

Конфликт солдата с командиром, о котором я упомянул в самом начале, произошел в 93-й бригаде, которую днем ранее проверяющий генерал-полковник, как и полагается, отметил «высокий боевой дух и морально-психологическое состояние бойцов». Спустя сутки — убийство в «образцово-показательном подразделении» и побег. Все как в народной пословице — в тихом омуте черти водятся.

Еще один случай недавно произошел неподалеку от поселка Счастья, когда боец после общения со своей девушкой застрелил побратимов. Приехал десант из генералов и полковников, провели расследование, издали десятки приказов. Да толку от этой суеты мало. У них ведь как — главное, чтобы на бумаге все было красиво да вышестоящему руководству напечатанное понравилось.

Но рабочую группу для расследования не собрали, бойцов — не собеседовали гражданские волонтеры-психологи, способные выделить опасную категорию военнослужащих, которые могут быть на грани срыва. Устав и нормативные документы образца Второй мировой войны такие ситуации не учитывают и никаких инструкций по этому поводу не дают. А тех, кто инициирует хоть какие-то реформы в Генштабе, уже успели назвать «гонящими зраду». Теперь в моде «шатуны».

Поднимаю трубку. Звоню знакомому на передовую спросить, как обстановка. «Наслышаны о трагедии, довели личному составу и на меня снова все косятся как на предателя», — такой слышу ответ.

Мой собеседник, кстати, житель прифронтового городка, ранее работавший в местной сепаратистской милиции. Был уволен из-за отказа ехать в Киев на разгон Майдана. Служил в 93-й бригаде, но сейчас в другом подразделении — на должности психолога батальона! Капитан милиции, юрист, но … психолог. Снова хочется смеяться и плакать.

Бывшие охранники магазинов становятся разведчиками, продавцы — бухгалтерами, безработные -связистами. Ничего особенного, первые волны мобилизации были аналогичными, но лидерами по подписанию контракта сейчас являются как раз Луганская и Донецкая области, так как в армии платят больше, чем хозяин в магазине. У многих есть родственники на оккупированной территории, с которыми они регулярно общаются, и это им не мешает нести службу в ВСУ.

Сегодня перед военкоматом ставят такие планы, что желающий подписать контракт — манна небесная и плюсик в показателях. Все равно, кто ты. Руки-ноги на месте, значит, служить можешь. И их не волнует твое, возможно, проблемное психологическое состояние и твои родственники, служащие в «ДНР». Был недавно один такой солдатик в Авдеевке. Его сослуживец случайно почитал его блокнот. А там — о размещении опорных пунктов, о том, какое оружие в подразделении, о количестве личного состава. Отдали солдатика СБУшникам. С тех пор его никто не видел.

Или, к примеру, в бригаду приходит распоряжение поменять место дислокации батальона, дали две недели на выполнение приказа. В указанный срок бригада отвечает, да, батальон переехал на новую точку и справно держит оборону. В тот же вечер на то место прилетает 152 мм снаряды и парочка «Градов». Командиры у нас войной научены. Так саботаж приказа может спасти жизни десяткам, а то и сотням бойцов. Захочешь выжить — научишься имитировать бурную деятельность и передислокацию.

Имитацию осваивает и Генштаб. Она стала главным компонентом реформы психологической службы и работы контрразведки. Я таких людей предпочитаю называть «фалоимитаторами» или, чтобы не материться, «полуфабрикатами СССР».

Знаете, озвученные по поводу погибших в боях цифры некорректны. Боевых потерь в зоне АТО гораздо меньше. Но практически все погибшие — на совести командования, которое категорически не хочет этого признавать.

Андрей Рымарук, военный эксперт, БФ «Вернись живым»

Фото: УНИАН

Украинка пыталась провезти в РФ наркотики в босоножке - таможня
25 июля 2021
В Днепре 4-летний мальчик умер после падения в фонтан
25 июля 2021
"Новая почта" в центре скандала: как мошенники обманывают людей
25 июля 2021
В Полтавской области фура раздавила легковушку – четверо погибших
25 июля 2021
Еда у моря: чем торгуют на украинских курортах
25 июля 2021
В Кабмине заявили о повышении пенсии на 400 гривен – кому ждать перерасчет
25 июля 2021
Как ухаживать за волосами летом: забудешь о сухости, ломкости и выпадении волос
25 июля 2021
Украинцы с паспортами РФ будут лишены гражданства
25 июля 2021