Выдержит ли армия одновременно указ Зеленского о ВСУ и агрессию РФ - интервью с Юрием Михальчишиным
Интервью

Выдержит ли армия одновременно указ Зеленского о ВСУ и агрессию РФ - интервью с Юрием Михальчишиным

4 февраля 2022 | 13:28

Президент Владимир Зеленский, выступая на днях в парламенте, объявил о намерении провести реформу Вооруженных сил Украины, которая, в частности, будет предусматривать отказ от призыва и постепенный переход в профессиональную армию. При этом действующий гарант Конституции возразил, что такие шаги связаны с угрозой вторжения России: "Этот указ – не потому, что вскоре война, а для того, чтобы вскоре и дальше был мир – мир в Украине". Указ "Об укреплении обороноспособности страны и привлекательности военной службы", который глава государства подписал прямо в сессионном зале Верховной Рады, предусматривает увеличение в течение трех последующих лет численности контрактников ВСУ на 100 тысяч человек, создание 20 дополнительных бригад Вооруженных сил, подведение денежного довольствия всех военных к уровня не ниже трех минимальных зарплат, разработка концепции обеспечения жильем военных, ветеранов и членов их семей, а также система карьерного роста офицеров.

На фоне дискуссий о растущей военной угрозе со стороны России, а также того факта, что в ближайшие годы мы, к сожалению, не станем полноправным членом НАТО, увеличение численности ВСУ представляется вполне логичным шагом. Но в нынешних реалиях решение президента вызывает множество вопросов – прежде всего финансового толка. О том, насколько велик риск того, что действительно важна и далеко не новая инициатива, которая касается ВСУ или не будет выполнена вообще, или реализуется лишь частично из-за банальной нехватки средств Realist.online поговорил с экспертом по государственной безопасности Юрием Михальчишиным.

- В четверг, 3 февраля, под стенами Офиса президента прошел митинг против неуставных отношений и насилия в украинской армии и Нацгвардии. В акции приняли участие люди, чьи близкие пострадали от так называемой "дедовщины". Они уверяют, что проблема насилия в армии масштабна, но власти и правоохранители на нее практически не обращают внимания, а случаи смертей из-за неуставных отношений умалчиваются. Как это соответствует реальности?

- Посещая десятки частей Национальной гвардии Украины с целью рекрутинга, во время неформального общения я ни разу не услышал жалоб военнослужащих на неуставные отношения, более известные на бытовом уровне как дедовщина. Да, попадались жалобы на недостаточное количество мер боевой подготовки. Иногда звучали нарекания по поводу не очень удовлетворительного питания... Но такие вопиющие рецидивы позорного советского прошлого, как мне объяснили старшие офицеры, начиная с 2000-х годов считаются системно искорененными. Сейчас я говорю о системе Национальной гвардии Украины (а раньше это были Внутренние войска). Несколько меньше я знаю ситуацию в ВСУ, но в общении со многими коллегами так сказать на горизонтальном уровне, не слышал нареканий на этот позорный феномен — "дедовщины". И несмотря на это, очевидно, что на глубинном уровне все еще существуют ростки этой раковой опухоли, заключающейся в перенесении норм по существу криминальной среды в коллективы военнослужащих. Борьба с этим явлением, несомненно, является не то, что приоритетной задачей службы по работе с личным составом, но и обязанностью каждого младшего командира и каждого офицера.

- Очевидно, своим долгом реформировать ВСУ считали едва ли не все украинские президенты, но каких-то кардинально-качественных сдвигов мы, к сожалению, не видим. На днях по инициативе реформы армии выступил и Владимир Зеленский, в соответствующем указе которого, среди прочего, речь идет об увеличении численности Вооруженных сил на сто тысяч. Здесь возникает сразу несколько вопросов. Первое: откуда берется эта цифра? Второе: насколько такой шаг целесообразен и реалистичен с точки зрения надлежащего финансирования?

– Выскажу предположение, что инициатива по увеличению численности Вооруженных сил в задекларированном объеме обусловлена новой геополитической обстановкой, в частности – интеграцией республики Беларусь в Российскую Федерацию и, соответственно, увеличением нашей общей границы с потенциальным агрессором на тысячу километров. Поэтому не исключаю, что расчеты Генерального штаба ВСУ как раз и базируются на необходимости прикрыть потенциально опасные оперативные направления продвижения войск агрессора уже на территории Беларуси. Следует понимать, что никакие высокотехнологичные системы вооружения, в том числе беспилотные летательные аппараты, не остановят танковую пушку и десятки тысяч пехоты на бронетранспортерах.

Поэтому эти расчеты вполне логичны. Другое дело, что они совпали по времени с реакцией верховного главнокомандующего на позорный инцидент в Днепре, где институт срочной службы выступает некоторым козлом отпущения и призван в проекте своего исчезновения продемонстрировать резкие и необратимые изменения в украинских Вооруженных силах.

Что касается реалистичности, то все знают о том, что проблемы с человеческим ресурсом в Вооруженных силах сегодня очень ощутимы. Поэтому, в первую очередь, я бы заострял вопрос на комплектации существующих бригад ВСУ до показателя 70-80% от штатной численности. Если же создавать новые бригады, оставив нынешний уровень обеспечения материальной частью, боевой техникой, инфраструктурой, мы, к сожалению, рискуем получить слабые и неукомплектованные соединения, которые вместо того, чтобы усилить нашу оборону, могут стать очередной проблемой.

Для новых формирований необходимо выделить огромный финансовый ресурс, а также гарантировать надлежащий уровень денежной обеспеченности военнослужащих контрактной службы уже сегодня, поскольку отток кадров продолжается. Извините, за абсурд, но представьте себе ситуацию, когда военнослужащие, обученные уже сейчас обращению с новыми образцами вооружения (имею в виду, прежде всего, противотанковые ракетные комплексы), поставляемые нам союзниками, через два года во время очередного обострения окажутся работниками на производстве в Познани или строителями где-нибудь под Прагой. К сожалению, это вполне реалистичный сценарий, поэтому уже здесь и сейчас стоит сделать все, чтобы он стал невозможным.

- Возникает логичный вопрос, как сделать этот сценарий невозможным?

– Вы знаете, дело здесь не только в финансовом факторе, но и в колоссальной бюрократизации, которую до конца так и не удалось преодолеть. Именно бюрократизация часто становится решающим фактором при принятии решения не продлевать первый контракт. Не знаю наверняка, насколько на сегодняшний день точна эта статистика, но более 70% военнослужащих контрактной службы не намерены служить и заключать следующий контракт. Это индикатор неуверенности в завтрашнем дне и социальной незащищенности военнослужащего. Вот здесь я вижу корень проблемы.

– Согласно закону, на оборону и безопасность Украина должна выделять 5% ВВП. Из них прямо в оборону идет только половина. При этом если на одного солдата США тратят $510 тысяч в год, Великобритания – 250 тысяч фунтов стерлингов, Германия – $220 тысяч, Польша – $100 тысяч, Россия – $83 тысяч, то в Украине меньше 15 тысяч долларов. Это же мизер... И где нам при этом всем взять миллиарды (причем это не вместо уже существующих потребностей, а дополнительно) на сто тысяч новых военнослужащих?

- При этом хотел бы обратить внимание на то, что мы сейчас говорим о бюджетах проедания, а не развития. То есть существующий способ вооруженной организации государства "съедает" финансовый ресурс, но не предполагает качественного усиления обороноспособности: закупки новейших систем техники и вооружения, замены устаревших образцов техники новейшими и т.д. Это, собственно, и есть развитие Вооруженных сил, а ресурса не хватает. Поэтому, исходя из тех реалий, в которых мы оказались, пожалуй, бюджетный ресурс нужно выводить из таких программ, как "Большое строительство". Другого источника в таких масштабах я, честно говоря, не вижу и не способен вообразить.

– Новым президентским указом предлагается отменить с 1 января 2024 года обязательный призыв. Если учесть, что ежегодно в Вооруженные силы, Национальную гвардию, пограничную службу и войска Госспецтрансслужбы призывают около 30-ти тысяч человек, то какой в результате может возникнуть диссонанс?

- Никакого диссонанса не будет, кроме того, что многие наши части ощутят острую нехватку личного состава. Что касается другой формы военной подготовки, которая предлагается концепцией министра обороны Резникова, я так понимаю, что она предполагает сочетание начальной и базовой подготовки, которая будет осуществляться, начиная со старших классов средней школы. И здесь модели таких государств, как Израиль или Швейцария, предлагают нам яркие примеры организации именно таких форм подготовки. Очевидно, что в летний период это может быть 2-3 месяца пребывания в полевых лагерях. Зимой это может быть собрание резервистов и военнообязанных такой же продолжительности, но уже в условиях полигонов или учебных центров. Это все поможет организовать средний уровень подготовки, который может создать кадровый ресурс для будущих мобилизаций в случае необходимости. Но есть ли альтернатива замены срочной службы? Очевидно, что существующие регулярные части не согласятся с этим, потому что у них людей в итоге не хватит, а количество контрактников само по себе не увеличится автоматически.

Читайте также: Резников назвал условие, при котором от призыва в армию полностью откажутся

- Довольно оживленные дискуссии в соцсетях вызвал указ Владимира Зеленского по ВСУ. Действующего президента обвинили в краже одной из ключевых фишек своего предшественника из серии "Армия. Язык. Вера". Сколько, по вашему мнению, политики в инициативе нынешнего хозяина Банковой?

- Дискуссии – это правильно, но, давайте, сделаем уточнение, что никто не приватизировал Вооруженные силы Украины и государственный подход как раз предполагает усиление нашей обороноспособности, независимо от политических коннотаций. А волна, поднявшаяся в соцсетях, думаю, не случайна, потому что это все переводится в категорию электоральной борьбы. Я очень не люблю, когда национальная безопасность становится разменной монетой в соревнованиях политтехнологов, желающих выиграть очередную избирательную кампанию. Очевидно, что команда пятого президента Украины строила его имидж как реформатора Вооруженных сил. Жизнь демонстрирует несколько другие проявления, но мы прекрасно знаем, что виртуальный срез соцсетей и СМИ может жить совершенно независимо от жесткой реальности.

- Военные эксперты в подавляющем большинстве поддерживают инициативу по отмене призыва и переводу армии на контрактную основу, попутно напоминая при этом, что об этом говорили практически все президенты. А что за все годы, предшествовавшие появлению "зеленых человечков" в Крыму, а впоследствии ситуации на Донбассе мешало реализовать на практике эту идею?

– Ну, этот вопрос достаточно глобальный, поэтому я рискну высказать только версию, которая может служить вариантом ответа. Во-первых, одну из ключевых ролей в этом сыграло сопротивление постсоветского генералитета, не представлявшего других моделей формирования Вооруженных сил. Во-вторых, на протяжении 90-х-2000-х годов ВСУ являлись источником бесплатной рабочей силы для тогдашней армейской верхушки.

- Как вам реакция общества на "армейский" указ Зеленского на фоне информационных штормов относительно вероятного полномасштабного вторжения РФ?

- Путинское вторжение – отдельный вопрос, а вот в контексте позорного и вопиющего инцидента в Днепре с расстрелом срочником своих сослуживцев, очевидно, что в сознании родителей будущих призывников, реакция является положительной. В среде же военных экспертов реакция сдержанна и скептически-критическая. Хотя я встречал и абсолютно положительные оценки, да и сам отношусь к тем, кто считает, что сейчас самое время разрубить этот "гордиев узел" и кардинально перестроить нашу вооруженную организацию. Пора, чтобы мы полностью отказались от советского наследия, одним из элементов которого является институт срочной службы. И не нужно здесь кивать на то, что срочная служба существует, например, в Германии и других государствах европейского сообщества. В данном случае нужно понимать, что перед ними стоят совсем другие вызовы и они нуждаются в кардинально других вооруженных силах, чем воюющая восемь лет Украина.

– Вы несколько раз подряд вспомнили недавний инцидент в Днепре с расстрелом срочником своих сослуживцев. Как вы думаете, насколько верным было решение командующего Национальной гвардией Николая Балана написать заявление об отставке после этого трагического инцидента, а президента Зеленского, с учетом того, что кадровый ряд запасных у действующей власти, мягко говоря, чрезвычайно короткий, его принять?

– Исходя из профессиональной этики, не могу комментировать решение Николая Балана, поскольку это будет некорректно с моей стороны. Вместе с тем, выскажу другое мнение, заключающееся в том, что этот резонансный случай категорически подтверждает необходимость усиления такого института, как заместители командира по морально-психологическому обеспечению. Дело в том, что у нас сейчас, согласно переходу к стандартам НАТО, происходит постепенный отказ от этих должностей и соответствующие обязанности возлагаются на группу психологов и капелланов. Они, безусловно, выполняют очень важную работу, но, очевидно, не покрывают весь спектр проблем, связанных с морально-психологическим обеспечением: постоянным изучением психологического климата в коллективе, определением болевых точек и проблемных мест, выявлением групп риска и так далее. Это работа, которая призвана также развивать ответственность личного состава и чувство патриотизма и гордости за то, что ты защищаешь украинскую государственность. Конечно, вес этой линии работы будет нивелирован, если она будет вестись не ответственным офицером, являющимся заместителем командира, а обычным психологом, который придет после, извините, университетской или магистерской программы в коллектив мужчин при оружии с достаточно специфической атмосферой. Я считаю, что это несерьезно.

– Как вы оцениваете не финансовую, а именно военную поддержку нашего государства со стороны иностранных государств с начала информационных страстей, которые начали кипеть вокруг вероятного путинского вторжения?

- Если смотреть более глобально и брать за точку отсчета 2014 год, когда нам снабжали одеяла и спальные мешки, то...

– Извините, нам и сейчас Германия каски дарит, блокируя при этом поставки летального оружия собственного производства из других стран.

– О, да! И именно это – продолжение генеральной линии партии образца 2014 года. Но, к счастью, не единственной Германией и не только касками. Сегодня мы получили новейшие качественные противотанковые системы и скоро ждем образцов вооружения против вертолетов и низколетящих штурмовиков. Поэтому качественный скачок в этом плане по пятибалльной шкале я оцениваю как "хорошо", то есть на четверку.

- А как вы оцениваете вчерашнее подписание соглашения между официальными Киевом и Анкарой о производстве турецких беспилотников Байрактар в Украине? Еще на стадии переговоров в Кремле на этот счет брызгали информационным ядом и при этом Эрдоган постоянно выступает за то, чтобы его страна стала альтернативной Минской переговорной площадке по вопросам урегулирования ситуации на Донбассе.

- На самом деле, это некая восточная хитрость. Эрдоган не дает нам бесплатно системы вооружения и боеприпасы. Украина платит за каждый летательный аппарат, а это средства для турецкого бюджета, рабочие места на этих заводах и так далее. Поэтому перенос производства в Украину — это турецкая инвестиция в будущее. Но главное, что здесь задействованы наши моторостроители, потому что без наших двигателей сами по себе новейшие беспилотники летать не смогут, а это значит, что цикл производства замкнется на нас и в конце концов мы получим высокотехнологичное предприятие военно-промышленного комплекса — первое, хотел бы особо подчеркнуть, построенное с нуля во времена независимости. Поэтому именно эта конкретная восточная хитрость выгодна и нам, а то, что это вызывает истерику в Кремле — его — Кремля — проблемы.

– Насколько в Кремле реально готовы к полномасштабному вторжению в Украину?

- Сложно дать исчерпывающую оценку, но я думаю, что сценарий предполагал разогрев внешнеполитической обстановки вокруг Украины до максимума с целью проверки реакции — декларируемой и настоящей со стороны наших союзников. На мой взгляд, именно реакция Великобритании, Турции и Польши стала фактором, который не учла российская стратегия.

– Вы явно неслучайно не упомянули в этом контексте США. Почему?

– Потому что Вашингтон занял достаточно двоякую позицию. С одной стороны, они декларируют всестороннюю поддержку, а с другой – не спешат ее оказывать. Напомню, что первые поставки противотанковых систем ушли из Соединенного Королевства. И здесь речь идет не о пальме первенства, а о том, кто скорее откликнулся на запрос о помощи и Великобритания здесь сделала принципиальный шаг.

Кроме того, мне кажется, что к нагнетанию напряжения очень серьезно приложились американские медиа. Вместе с тем, конечно, что важна и американская помощь, как, собственно, помощь каждого союзника или партнера, но британцы среагировали наиболее оперативно — и это факт.

- Согласитесь, что авторитетные средства массовой информации, такие как The New York Times или CNN, сложно заподозрить в подыгрыше РФ. Поэтому возникает закономерный вопрос, чем обусловлена их без преувеличения истерическая риторика о необратимости "Великой войны" между Москвой и Киевом? Есть ли основания для гипотезы, что, максимально нагнетая ситуацию, Соединенные Штаты пытаются склонить Зеленского к выполнению разрушительной для нашего государства политической части Минских соглашений?

- По моему мнению, сценарий, который был запущен в ноябре прошлого года и связан с концентрацией российских войск, он как раз и похоронил окончательно Минские соглашения. В частности, это связано и с постоянными угрозами российской Госдумы признать так называемые "ЛДНР". Мы же понимаем, что это поставит жирную точку в минском процессе как таковом. И погребение Минского формата является едва ли не самым главным нашим достижением в этом кризисе.

- Вы действительно думаете, что Путин пойдет на признание де-юре "республик" Донбасса? Что ему это даст?

– Я четко знаю, что это даст нам. А нам это позволит прекратить делать вид, что существуют какие-то там "ЛДНР". Мы сможем вполне аргументированно говорить о территориях, оккупированных Российской Федерацией и созданными ею бандформированиями. Соответственно, никаких выборов там состояться не может в связи с тем, что раздали триста тысяч российских паспортов. А что касается Путина, то он вынужден продемонстрировать хоть что-нибудь для внутриполитического потребителя. Мол, таким образом они защищают соотечественников, не позволяя Украине провести наступление и аннексировать оккупированные республики. Приблизительно такой, я думаю, и будет кремлевская риторика.

- Какие настроения сегодня доминируют в кругу наших воинов на фоне бурных информационных страстей вокруг вероятного вторжения России?

- Настроение – рабочее. Эта вся ситуация, возможно, испугала гражданских, но военных она серьезно ободрила в том плане, что ситуация действительно нуждается в мобилизации всего общества. Не в смысле мобилизации войсками, а мобилизации ресурсной — экономической, финансовой, человеческой в конце концов. То есть эффект от всех этих событий в целом положительный.

Читай также:   Стало известно, сколько мобилизуют в армию в случае прямого вторжения