Мнение

Дипломатическая бомба. Как Вашингтон навязывает миру свою повестку дня

18 апреля 2017 | 13:53

Сначала ракеты в Сирии, а потом бомба в Афганистане — главные адресаты этих посланий Москва и Пекин вынуждены привыкать к США после Обамы.

За последние несколько недель Соединенные Штаты успели два раза всерьез продемонстрировать силу своим потенциальным соперникам. Так, новость о химической атаке, в которой подозревали армию Башара Асада, стала поводом для незамедлительной бомбардировки американскими крылатыми ракетами — после нее авиабаза правительственных сил, ответственных за атаку, перестала существовать. В Афганистане, где с помощью самой мощной в мире авиабомбы с неядерной боеголовкой, по словам американских военных, уничтожили сеть туннелей «Исламского государства» вместе с частью его местных лидеров, и повода не понадобилось. Бомбить исламистов всегда почетно, особенно если в этот же момент приходится доказывать всему миру, что ты готов на решительные меры. Чем сейчас и занимается Дональд Трамп.

И надо сказать, довольно успешно. «Томагавки» полетели с американских эсминцев прямо в тот момент, когда президент США общался с китайским коллегой. А «мать всех бомб» взорвалась прямо в продолжение угроз Трампа «действовать самостоятельно» по отношению к Северной Корее, если Китай не согласится бороться против ядерной программы Пхеньяна совместно. И в Пекине, как минимум, на словах идут на поводу у давления США, соглашаясь вместе решать северокорейскую проблему и даже символически прекращая авиасообщение со своим давним партнером.

Теперь Трамп просто использует против противников США те приемы, которые те применяли против Вашингтона при президентстве Обамы. Демократ и миротворец, последний был уязвим для шантажа и угроз. Безнаказанная экспансия Пекина в Южно-Китайском море, массовые убийства сирийцев Асадом и чуть менее массовые убийства украинцев Путиным — явные тому подтверждения. Предшественник Трампа отчаянно рисовал «красные линии», а потом закрывал глаза на их нарушение, чтобы избежать еще больших жертв. А нарушители, прекрасно зная это, пользовались и передвигали те самые «красные линии» туда, где им было удобнее. Та же Северная Корея — это образец подобной политики. Страна все время грозит уничтожить страны, от которых получает продовольственную помощь, приучая к тому, что сумасшедших с заточкой лучше задабривать.

Теперь же государство, у которого вместо заточки в арсенале есть атомные авианосцы и крылатые ракеты, начала играть в эту незатейливую игру сама. И чтобы никто не сомневался в серьезности намерений, достается для начала сирийским военным и афганским исламистам.

Одновременное использование десятков крылатых ракет против одной базы и бомбы-гиганта против ничтожной группки террористов имеет очень сомнительную ценность с точки зрения военной — эти ресурсы можно было использовать и рациональнее. А с точки зрения западных партнеров Белого дома и восприятия части американской общественности такой подход и вовсе невозможен — к чему лишние риски, когда лучше искать дипломатические пути решения.

Обама хорошо это понимал. Зная, что столь резкие шаги, если он их сделает, будут не менее резко раскритикованы, он продолжал оправдывать надежды нобелевского комитета, вручившего ему премию мира. Но Трамп, наоборот, сознательно идет на демонстрацию того, что он готов действовать без оглядки на общественное мнение и несогласие партнеров. Настал черед Вашингтона кричать «держите меня семеро», выбивая из оппонентов уступки. И, как ни странно, оппоненты поддаются, а партнеры тихо кивают головами. Удары крылатыми ракетами осторожно поддержала даже сдержанная Ангела Меркель. А непримиримые критики Трампа как в республиканском, так и демократическом лагере в самих США внезапно одобрительно захлопали в ладоши. Как оказалось, по Вашингтону, вернувшемуся в образ мирового полицейского, многие соскучились, и это возвращение не омрачает даже тот факт, что организовал его столь сомнительный персонаж, как Дональд Трамп.

Можно бесконечно спорить относительно того, как далеко сможет продвинуться Вашингтон благодаря такому подходу и не приведет ли он к еще большим проблемам. Однако очевидно, что Белый дом, наконец, перешел от того, чтобы реагировать на кризисы, создаваемые другими, к тому, чтобы навязывать оппонентам свою повестку в тех местах, где им это наименее удобно. Как возмездие за применение химического оружия, так и борьба с ядерной программой безумной диктатуры — слишком благовидные предлоги, чтобы надавить на противников в важных для тебя вопросах, при этом сохраняя мину борца за справедливость и мир.

GBU-43B
GBU-43B

Еще одним выводом, который стоит сделать из происходящего украинцам, является то, что Владимир Путин, а точнее — его союзник на Ближнем Востоке Башар Асад, хоть и стали жертвами нового подхода Вашингтона к переговорам со своими оппонентами, однако не ожидали такой реакции. Случилось это, скорее всего, незапланированно. Все внимание Трампа сейчас приковано к Китаю, и трагедия с применением химического оружия просто оказалась хорошим поводом показать приехавшему тогда в США Си Цзиньпиню всю решительность Белого дома. Атака на партнера Москвы в зоне, где активно присутствуют российские солдаты, идеально подходила для такой цели. Благо, партнер этот умудрился создать идеальный тому предлог. Но о какой-либо последовательной политике сдерживания спонсируемой Россией агрессии пока речи не идет — за Путина в Вашингтоне пока еще никто всерьез не брался.