антикоррупция

Антикоррупционный ящик Пандоры

24 мая 2018 | 12:42

Принятие закона о Высшем антикоррупционном суде несет для власти сплошные риски. Если не принять его в редакции Запада, то Украина не получит $ 3 млрд макрофинансовой помощи. Если принять, то угроза оказаться за решеткой нависнет над всеми, без исключения, членами парламента, министрами и прочими топ-чиновниками. Ведь главная цель борьбы с коррупцией — сменить политический класс. Realist разбирался, кто из украинских политиков первыми пойдут под антикоррупционный трибунал.

Революционное заседание в мирное время

Рабочая неделя ввергла народных депутатов в такой стресс, который украинские парламентарии переживали разве что в периоды протестных Майданов. После почти двух лет упорства Верховная Рада подошла к неизбежному — голосованию за законопроект о Высшем антикоррупционном суде Украины (№ 7440).
В понедельник, 21 мая, в Киев прибыл представитель Венецианской комиссии. Три дня консультаций с ним, а также во фракциях и комитетах. Переговоры спикера Андрея Парубия с постоянным представителем МВФ в Украине Йоста Люнгманом, которые ничем не закончились. Неожиданный визит в парламент премьер-министра Владимира Гройсмана. Но все безрезультатно. И только сообщения на сайте Верховной Рады о том, что 23 мая не проголосована ни одна из пяти поправок к законопроекту.

Переговоры спикера Андрея Парубия с постоянным представителем МВФ в Украине Йоста Люнгманом ничем не закончились
Переговоры спикера Андрея Парубия с постоянным представителем МВФ в Украине Йоста Люнгманом ничем не закончились

Президент Петр Порошенко, пообещавший журналистам немецкого издания Focus, что в мае парламент примет закон об Антикоррупционном суде, оставался над схваткой. Вероятно, чтобы подтолкнуть его к действию, к вечеру того же дня журналисты BBC сообщили, что за организацию первой и пока единственной встречи президента Порошенко с президентом Трампом в июне 2017 года в Вашингтоне юрист Трампа Майкл Коэн получил $ 400 тыс. Банковая потребовала опровержения этой информации. Очевидно, что этим случаем займется спецпрокурор Роберт Мюллер, у которого Коэн и проходит по расследованию о вмешательстве России в американские выборы президента в 2016 году. Теперь автоматически в орбиту внимания следователей Мюллера попадает и президент Порошенко.

«Двое слуг народа (как полагается, с охранниками и распальцовкой) возмущенно обсуждают, обильно разбавляя речь нецензурными выражениями: «Представляешь, они же через этих (нецензурное слово) американцев все-таки заставят, и мы вынуждены будем голосовать за этот (нецензурное слово) суд. Так что, час «Х» для наших нардепов пробил», — заявил в комментарии Reаlist’y глава ГО «Центр-UA» Олег Рыбачук. Правда, он сильно сомневается, что закон об Антикоррупционном суде будет принят в том виде, на котором настаивают западные партнеры.

С ним не согласен Виталий Шабунин, глава ГО «Центр противодействия коррупции»: «Он будет принят в соответствии с требованиями МВФ, которые основываются на рекомендациях „Венецианки“. Принимать в другой редакции для Порошенко не имеет смысла: тогда не будет кредита МВФ, а значит, и финансовой помощи от Евросоюза», — заявил он Realist’y.

Принятие закона о Высшем антикоррупционном суде несет для политического класса Украины сплошные риски. Если не принять закон с рекомендациями Венецианской комиссии, то Украина не получит $ 3 млрд макрофинансовой помощи — транш МВФ на $ 1,9 млрд и 1 млрд от ЕС, что может привести к социальному напряжению в предвыборный год. Если принять закон в таком виде, то под угрозой антикоррупционного расследования оказываются все, без исключения, члены парламента, министры и другие чиновники высшего ранга.

«После первых обвинительных приговоров в Антикоррупционном суде наша клептократическая система власти сама посыпется. Уже сейчас многие нардепы говорят, что после принятия закона в редакции МВФ и Венецианской комиссии нет смысла оставаться во власти», — заявил Realist’y политолог Вадим Карасев.

Законопроект с историей

Еще осенью прошлого года на международном форуме Yes-2017 в Киеве президент Порошенко гневно заявлял, что Украина — не какая-нибудь Уганда или Кения, чтобы здесь создавать отдельные антикоррупционные суды, что с коррупционными делами справятся и существующие суды. Долгое время его фракция БПП настаивала, что максимум, на что пойдет парламент — это создание антикоррупционных палат при существующих судах. Однако вскоре глава государства «смягчился» и поменял свою позицию.

23 декабря 2017 года он уже подал в Верховную Раду свой законопроект о создании Антикоррупционного суда. Но его забраковали украинские общественники — «Реанимационного пакет реформ» и «Центра противодействия коррупции», а также зарубежные партнеры — Тransparency International, Венецианская комиссия и МВФ.

1 марта 2018 года Верховная Рада поддержала президентский законопроект в первом чтении, проигнорировав недовольство Запада.

К моменту рассмотрения законопроекта об Антикоррупционном суде во втором чтении в отношениях Киева с западными кредиторами «нашла коса на камень». Камнем преткновения стала процедура формирования судейского корпуса.

«Даже если бы у нас прошла настоящая судебная реформа, а не те манипуляции Порошенко с уменьшением зависимости судов от всех других внешних факторов влияния, кроме его самого, и повышением статуса и доходов судей, все равно в стране не нашлось бы нужного количества профессиональных и честных судей для Антикоррупционного суда», — говорит глава ВОО «Украинская стратегия» Анатолий Пинчук.

Западные партнеры решили полностью контролировать судейский корпус Высшего антикоррупционного суда. Сначала МВФ добился согласия Порошенко позволить международным представителям, в том числе донорам, участвовать в подборе судей совместно с членами Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС). Но члены международной комиссии будут в меньшинстве: 7 против 16 членов ВККС. И тогда МВФ потребовал для них право вето при назначении судей. Вот на этом моменте переговоры с представителями МВФ и зашли в тупик. Более того, в ответ на сопротивление нардепов МВФ усилил давление. Его представители предложили, чтобы в Высшем административном суде работали судьи без опыта работы в украинской системе.

Главный аргумент противников редакции закона в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии — прямое внешнее влияние на украинское правосудие оскорбительно для Украины. Но именно такую модель борьбы с коррупцией в Украине уже давно предлагают зарубежные аналитики.

В 2016 году американский аналитик Джош Коэн в статье для американского издания Foreign Policy вообще предложил создать международный антикоррупционный трибунал, который «китайской стеной» нужно оградить от национальной судебной системы". В комментарии Realist'y Коэн заявил: «НАБУ может подавать какие угодно расследования, даже подготовленные на высоком профессиональном уровне, но пока не появится у вас в стране честного Антикоррупционного суда, все они будут уходить в никуда».

Удобные и неудобные кандидаты на «посадку»

«Международные партнеры Украины требуют не просто создания суда, а уже эффективной его работы, и как сбудется „мечта“ президента Порошенко посадить за решетку троих его близких друзей», — говорит Олег Рыбачук.

Высший антикоррупционный суд будет рассматривать дела, расследуемые НАБУ и САП, в компетенции которых — коррупция в высшей власти.

Первыми сесть на скамью подсудимых рискуют представители власти — прежде всего, высокопоставленные госслужащие, которые подписывают коррупционные решения.

«Собрать доказательную базу на чиновника проще и быстрее, чем на члена парламента или бизнесмена, чьи фирмы участвуют в коррупционных схемах», — поясняет Анатолий Пинчук.

Наиболее вероятными кандидатами на скамью подсудимых в Антикоррупционном суде становятся те, кто уже попал даже под негласное расследование НАБУ и САП. Среди них, по мнению экспертов, экс-глава Нацбанка Валерия Гонтарева и ее заместительница Екатерина Рожкова, а также первый заместитель секретаря СНБО и президент корпорации «Богдан» Олег Гладковский (Свинарчук), поставленный президентом Порошенко для контроля над силовиками. Удобными для антикоррупционных расследований становится автор формулы Rotterdam+, глава Национальной комиссии госрегулирования в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) Дмитрий Вовк и министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик.

По словам Виталия Шабунина, новый Антикоррупционный суд должен рассматривать дела, которые ранее не попали в суды. Таким образом, расследования НАБУ и САП в отношении бывшего главы ГФС Романа Насирова и спонсора «Народного фронта» Николая Мартыненко могут так и зависнуть в Соломенском райсуде Киева. Хотя нельзя исключать, что против них появятся новые уголовные дела.

По информации Realist’a, Мартыненко вряд ли оставят в покое. Коррупционные расследования в отношении него — сложные и тем они интересны для американских консультантов, чтобы тренировать детективов НАБУ, прокуроров САП и судей Антикоррупционного суда.

«Он — мафиози, но доказать это нужно через преступный сговор с целью завладения государственными средствами, где он — собственник компаний, которые получали выгоды от госсзаказов, или использование служебного положения в период его руководства парламентским комитетом по энергетике», — поясняет источник Realist’a.

А вот на счет ранга коррупционеров, которые пойдут обвиняемыми в новый суд, мнения экспертов разошлись. Одни считают, что по степени влияния это будут вторые и третьи лица в окружении лидера политической группы. Другие — что именно приближенные к олигархам, такие как замглавы фракции БПП Игорь Кононенко и его коллега Александр Грановский, Сергей Березенко; или лидеры Оппоблока Юрий Бойко и Борис Колесников; или фактический лидер парламентской группы партии «Відродження» Виталий Хомутынник; либо же глава своей Радикальной партии Олег Ляшко.

По информации Realist’a, Мартыненко вряд ли оставят в покое
По информации Realist’a, Мартыненко вряд ли оставят в покое

Политолог Тарас Березовец считает, что антикоррупционные органы незаслуженно обходят вниманием фракцию «Батьківщины» с ее лидером Юлией Тимошенко. Другие считают, что ее не так-то просто обвинить в коррупции. Во-первых, Тимошенко после резонансного суда при беглом экс-президенте Януковиче заработала себе некий иммунитет от уголовных преследований. Во-вторых, в своей политической карьере ей уже не раз удавалось выходить сухой из воды в криминальных делах, и будет невероятно сложно доказать ее вину.

Кстати, как потенциального президента Запад Тимошенко не рассматривает. «У нее уровень поддержки 15%, а около 80% относятся к ней негативно, — прокомментировал Realist'y источник в американском посольстве. — Ее позиции в соцопросах еще ничего не значат. Тимошенко не может стать следующим президентом. Им должен быть избран политик, который точно не представляет олигархов и не имеет коррупционного шлейфа».

Отечественные и зарубежные наблюдатели единодушны: с появлением эффективного Антикоррупционного суда абсолютно все политики в Украине могут стать обвиняемыми.

«Постараются охватить разные кланы, группировки и центры влияния. Никто не сможет обезопасить себя — вплоть до известного антикоррупционера Лещенко. Более того, Антикоррупционный суд докажет свою независимость, если вынесет обвинительный приговор одному из грантоедов, ратующему за его создание», — отметил в комментарии Realist'y политолог Виталий Кулик.

Не побороть, а возглавить коррупцию

Зарубежный опыт показывает, что борьба с коррупцией — далеко не главная задача антикоррупционных судов. В рейтингах Тransparency International страны, где созданы специализированные суды для коррупционных дел, из года в год остаются в числе наиболее коррумпированных. Украина, согласно исследованию 2017 года, в этом рейтинге была на 131-м месте.

Западные политики убедились, что в Украине нельзя поменять систему власти и обновить политический класс — изменений невозможно добиться ни через выборы, ни через майданные революции. Теперь эту задачу должна выполнить вертикаль антикоррупционных институтов, включая специализированный суд.

«Побороть социально-политическую коррупцию, убрать вмешательство олигархов в выборы и вернуть украденные ими у населения деньги, — заявил Realist’y американский политический аналитик Джейсон Смарт. — Решение этих задач очень позитивно повлияет на политическую систему Украины».

Исходя из таких задач, антикоррупционные расследования должны охватить управление государственными финансами, энергетику, сельское хозяйство, строительство, транспорт и коммуникации. И таким образом Запад получит доступ к коррупционным потокам.

«Раньше у нас вся коррупционная вертикаль замыкалась на Банковой: ей подконтрольны суды, СБУ и Генпрокуратура. А теперь вся коррупционная составляющая госуправления выводится из-под президента, и окажется под внешним управлением. Западные партнеры контролируют НАБУ и САП. Они хотят набирать судей в Антикоррупционный суд — именно они будут решать, кто коррупционер, а кто — нет», — заявил Realist’y политолог Кость Бондаренко.

В бедных странах, таких как Украина, где у чиновников низкие официальные доходы, удержаться от соблазна коррупции очень сложно. В таких странах уровень коррупции либо остается таким же, либо уменьшается невероятно медленно — иногда на это уходит до двух десятков лет. За это время с помощью борьбы с коррупцией из власти выводятся ставленники национального капитала, а их место занимают ставленники транснациональных корпораций.

«Эта схема успешно опробована в Латинской Америке, Африке, некоторых странах Восточной Европы, — говорит Бондаренко. — Таким образом, и Украина потеряет суверенитет во внутренней политике, потому что, как бы цинично это не звучало, но коррупционная политическая система остается его последним форпостом», — объясняет Бондаренко.
По его мнению, в течение 3−5 лет транснациональный капитал победит украинских олигархов. «Следующие парламентские выборы я бы рассматривал как борьбу между национальным и транснациональным капиталами. Но надо понимать, что с представителями Рокфеллеров и Ротшильдов практически невозможно договориться. В жертву будет принесено население. Если наши олигархи заинтересованы провести свои партии на выборах, потому понимают необходимость социальной политики, то транснациональному капиталу выборы не интересны. Он заходит всерьез, независимо от смены власти», — объясняет Кость Бондаренко.

Не застрахован от наказаний за коррупцию или другие преступления и президент страны, даже если он проводит абсолютно прозападную политику. «Первез Мушарраф (президент Пакистана после того, как проиграл выборы, бежал из страны из-за обвинений в организации убийства премьер-министра Беназир Бхутто. — R0), Пиночет в Чили, президент Гватемалы Альваро Колом задержан буквально в этом году, — объясняет Кость Бондаренко. — Те же, кто противится американским интересам, рискуют повторить судьбу Мануэля Норьеги (экс-диктатор Панамы. — R0), Мориса Бишопа на Гренаде или Януковича в Украине». Не станет исключением и Петр Порошенко — в этом единодушны все эксперты.

Единственный для Порошенко шанс получить иммунитет от антикоррупционного уголовного преследования, по мнению экспертов — согласиться на все условия Запада и не баллотироваться на второй срок. Но, похоже, пока он к этому не готов.

Весь украинский политический класс во главе с президентом сделает все, чтобы не допустить эффективной работы Антикоррупционного суда. «Украинская власть научилась выдергивать из швейцарских часов главные пружинки и при этом сохранять их внешний вид. Запад это уже понял и не отступит от своих требований», — говорит Олег Рыбачук.

Способы саботировать создание Антикоррупционного суда в варианте Венецианской комиссии и МВФ у наших политиков еще есть. К примеру, принять и сразу направить на затяжное рассмотрение в Конституционный суд. Только западные кредиторы тоже не намерены сдавать позиции. Для них крайне важно успеть завершить строительство антикоррупционных институтов до выборов в 2019 году. И у Киева все меньше шансов получить транш МВФ до смены власти на выборах в 2019-м.

«Дело не только в Антикоррупционном суде — не проведены реформы, под которые Фонд выделял предыдущие транши. Как бы не хотели в Вашингтоне и Брюсселе уберечь Украину от дефолта, но МВФ — частная организация, и у нее есть границы дозволенного», — говорит Джейсон Смарт.

Совсем скоро станет понятно, удастся ли украинской власти еще один, последний, раз уговорить западных партнеров. Сегодня, 24 мая, Верховная Рада не стала рассматривать законопроект об Антикоррупционном суде. Зато в Брюссель срочно вылетел премьер Владимир Гройсман для встречи с руководством ЕС.

Индия бьет мировые рекорды по COVID-19: тела жгут прямо на улице (видео)
23 апреля 2021
В Киеве зафиксировали случай африканской чумы свиней
23 апреля 2021
Пьяный водитель Porsche устроил четыре ДТП и подрался с полицейскими
23 апреля 2021
В Украине показали испытания БМП-1 с новым боевым модулем (видео)
23 апреля 2021
До 1,7 млн гривен: Кабмин утвердил компенсации за осложнения от вакцины
23 апреля 2021
Боевики "ДНР" попали снарядом во двор с детьми (фото)
23 апреля 2021
Мороз и снег в Вербное воскресенье: прогноз погоды до следующей недели
23 апреля 2021
Оккупанты тайно усиливают позиции и готовят провокации на Пасху – разведка
23 апреля 2021