Скандал в прокуратуре: СМИ узнали о «помощи» Венедиктовой в делах о коррупции «слуг народа»

01 октября 2020 | 13:32

Генпрокурорка Ирина Венедиктова в июле отказалась открыть уголовное производство в отношении нардепа от "Слуги народа" Павла Халимона, несмотря на аудиозаписи, которые могут свидетельствовать о возможном вымогательстве им взяток.

Об этом говорится в расследовании программы "Схемы" "Берегиня неприкасаемых?".

С заявлением о возможном совершении преступления нардепом Халимоном 21 июля обратился в НАБУ экс-парламентарий и аграрный бизнесмен Олег Дмитренко.

Он сообщил, что записывал на диктофон телефонные разговоры и встречи с депутатом и его доверенным лицом – другим предпринимателем Сергеем Селютиным. Эти записи свидетельствуют о том, что Халимон и Селютин предлагали ему решение проблем с правоохранителями и благоприятные условия для ведения аграрного бизнеса в Черниговской области в обмен на 40 миллионов гривен.

Встречи и телефонные звонки проходили в течение июля.

Журналисты отмечают, что во время разговоров использовалась, вероятно, завуалированная терминология – "титульный лист", "ксерокопия", "пакет документов", "10 процентов от документов".

Халимон в комментарии "Семам" факт этих встреч и звонков подтвердил, но заявил, что денег не требовал, мол, взятку ему предлагал сам заявитель.

Детективы НАБУ изучили записи, предоставленные заявителем Дмитренко, и 22 июля обратились к генпрокурору Ирине Венедиктовой с просьбой начать уголовное производство, в рамках которого собирались зафиксировать возможное преступление депутата.

Но получили отказ – в ответе Венедиктовой говорилось, что "в настоящее время отсутствуют определенные УПК Украины основания для внесения соответствующих сведений в ЕРДР".

Дмитренко рассказал журналистам, что с тех пор Халимон и Селютин перестали выходить с ним на связь.

Журналисты "Схем" проанализировали записи, опросили участников этих встреч и проанализировали события, которые при этом происходили.

По словам Дмитренко, одна из встреч состоялась 15 июля в Офисе президента, на ней присутствовали Халимон и его однопартиец Андрей Мотовиловец. На записях человек с голосом, похожим на голос Халимона говорил: "...чтобы нам с вами не портить отношения, поскольку мы живем с вами в одном регионе, и наши дети ходят вместе в школу и такое".

Позже и Халимон, и Мотовиловец подтвердили, что такая встреча была. По словам нардепов, тогда они, наоборот, обсуждали доведение до банкротства госпредприятия "Ивковцы" на Черниговщине, с которым по контрактам ведет бизнес экс-депутат Дмитренко.

Другая встреча, по словам заявителя, состоялась 19 июня в ресторане "Петровский бровар" на Обуховской трассе.

Дмитренко рассказал, что тогда Халимон говорил, что ему должны заплатить 40 миллионов: 30 сейчас и 10 после уборки кукурузы, а затем 50/50, если хотят дальше работать. Плюс якобы должны были поставить директора от Халимона, которому Дмитренко должен был быть подотчетным и которому должен был "носить".

В июле, как проанализировали "Схемы", у государственного предприятия "Ивковцы" произошли кадровые изменения: предыдущую и.о. руководителя – Анну Кравченко – отстранили от исполнения обязанностей.

Нацполиция Черниговской области заподозрила ее в подписании невыгодных контрактов с фирмой семьи Дмитренко "Батькивщина", что, по мнению следствия, привело к растрате бюджетных средств.

В рамках уголовного производства на урожай, который должна была получить фирма "Батькивщина" по контракту с ГП, наложили арест.

Журналисты отмечают, что новоназначенное руководство государственного предприятия было связано с Халимоном.

"Слуга народа", прослушав запись, подтвердил журналистам факт встречи в ресторане, но заявил, что он не требовал взятки, а наоборот – Дмитренко ее предлагал.

Он также добавил, что Селютина якобы брал с собой, потому что ему "был необходим свидетель... что Дмитренко предлагал взятки".

20 июля, по словам Дмитренко, ему звонил Селютин и требовал первый транш средств, используя завуалированную терминологию.

Судя с пленок, на следующий день учредителю общества "Батькивщина" дважды звонил человек, чей голос похож на голос Халимона. Журналисты отмечают, что на фоне даже можно услышать голос, похожий на голос спикера ВР Дмитрия Разумкова, и звук голосования системы "Рада".

В официальном ответе Антикоррупционное бюро указало, что "изучение аудиозаписей подтвердило указанные в заявлении о совершении уголовного преступления обстоятельства вымогательства неправомерной выгоды в сумме 40 миллионов гривен народным депутатом Украины".

Там также добавили, что детективы НАБУ "приняли все возможные меры для начала досудебного расследования по заявлению Дмитренко О.М", но "отказ генпрокурора внести сведения по этому факту в ЕРДР сделал невозможным получение законным способом доказательств противоправной деятельности народного депутата Украины".

Нардеп Андрей Мотовиловец подтвердил, что был участником встречи на Банковой вместе с Халимоном и Дмитренко, но уверял, что целью встречи было "объяснить бывшему народному депутату, что предприятие будет работать", а о взятках речи не было.

Селютин на звонки и сообщения "Схем" не ответил.

На уточнение, общался ли Халимон с Венедиктовой, нардеп ответил, что нет и добавил, что "к ней обращался", но не может это разглашать.

18 сентября Дмитренко обратился в Антикоррупционный суд с требованием обязать генпрокурора внести сведения в ЕРДР.

За два дня до публикации расследования суд принял соответствующее решение.

В день публикации расследования в Офисе генпрокурора сообщили журналистам, что в июле не видели основания для открытия производства, но на днях по результатам "личного приема одного из народных депутатов" возбудили дело.

Юристы считают, что теперь это не имеет смысла, так как сейчас шансы задокументировать возможные доказательства уже потеряны.

Ранее сообщалось, что Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) начало уголовное производство против генерального прокурора Ирины Венедиктовой.