Политика

Геннадий Друзенко: Украинское село и «венгерский район»

11 июня 2020 | 10:53

Планы Минрегиона создать на Закарпатье «венгерский» район вызвали в некоторых украинских патриотов едва ли не истерию. Мол, созданием Береговского района правительство собственноручно поощряет венгерский сепаратизм, который вызовет цепную реакцию других сепаратизмов: румынского, болгарского и тому подобное. Кроме откровенных национал-сумасшедших вроде депутата Тернопольского горсовета Тараса Билана, который призвал изготовить ядерные боеголовки и направить их в том числе на Будапешт, бить тревогу начали и украинские интеллектуалы вроде Андрея Любки.

Карта (facebook.com/gennadiy.druzenko)

Как человек, который не так давно вернулся из Штатов, где чуть ли не в каждом крупном городе есть свой Chinatown и Little Italy, а также встречаются Germantowns, Greek towns, Little Armenia, Polish Triangle и даже Ukrainian Village, не могу понять причины беспокойства наших горе-патриотив. Потому что есть только два способа построить политическое сообщество - политию на этнически неоднородной территории.

Первый - это культурная ассимиляция "чужаков" (хорошо известная украинцам на примерах полонизации и поздней русификации), где «свой» - это тот, кто говорит на твоем языке, ходит в твою церковь и чтит совместный с тобой пантеон мифологизированных героев, и «чужой» - это тот, кто так не делает. Чтобы стать полноценным членом политии «чужак» должен ассимилироваться - принять культурный код «титульной нации».

Альтернативой политии, которую склеивает вместе этническая культура, является государство с множественной культурной идентичностью, но единственными, формально-нейтральными правилам игры, которая считает скорее преимуществом, а не угрозой существования всех этих «чайнатаунов», «маленьких италий», «немецких городков» или «украинских сел» в рамках единой инклюзивной культуры, которая гарантирует право хранить, лелеять и развивать свою традицию, религию и культуру каждой из этнических общностей.

Мне странно слышать нарекания на создание «венгерского района» от украинцев, которые часто мечтают всеми правдами-неправдами улететь в «Украинскую деревню» в Чикаго, где можно жить годами, не зная английского, ходить по воскресеньям на службу в греко-католическую или Украинскую православную церковь, есть вареники и запивать их наливкой в ​​ресторане «Тризуб» и посещать выставки украинских художников в украинском национальном музее.

Світлина від Gennadiy Druzenko.

Как когда-то сформулировала моя дочь, когда во время моего «Фулбрайта» мы были интегрированы в жизнь украинского общества Вашингтона: «Почему в Америке больше Украины, чем у нас?». По логике украинских «патриотов», американское правительство должно сделать все, чтобы украинцы не селились компактно в Нью-Йорке, Чикаго или Филадельфии, не сохранили собственных традиций, как можно скорее забывали о своей украинскости и ассимилировались, пытаясь стать White Anglo-Saxon Protestant (WASP ) - акроним, что к середине ХХ века обозначал «настоящего американца». Слава Богу, цвет кожи позволял...

Украинцы хотели становиться американцами, потому что их манил открытый код американского общества. Возможность сделать украинскую культуру и украинскую традицию частью большой американской культуры, которая верит, что наличие в ней этнокультурных анклавов обогащает ее гораздо больше, чем грозит ей. И конечно украинцы становились американцами (оставаясь украинцами) потому, что Америка открывала перед ними просто невероятные возможности для самореализации. Если мы хотим, чтобы этнические венгры, проживающие на территории Украины, хотели становиться политическими украинцами, нужно предложить им перспективы самореализации, сопоставимые с теми (или лучше тех), которые им предлагает Венгрия.

Чего греха таить, несколько очень убедительных преимуществ быть украинцами Украина уже невольно предлагает венгерской общине. Имея много друзей среди закарпатских венгров, я неоднократно их спрашивал, хотели бы они присоединиться к Венгрии. Ответ всегда был отрицательным. Во-первых, присоединение к исторической родине нивелирует все преимущества статуса иностранных венгров - сообщества, которому венгерское правительство уделяет очень много внимания и в которое инвестирует огромные ресурсы. Украинские венгры постоянно испытывают преимущества позитивной дискриминации в отношении их побратимов, проживающих по другую сторону границы. Во-вторых, чего греха таить: на Закарпатье основной кормилец и работодатель - это граница. В приграничных районах значительная часть населения так или иначе имеет выгоду из контрабанды. Исчезнет граница - исчезнет прибыльный бизнес.

Ну и последнее. Странно слышать вопли об «угрозе отделения от Украины» несколько тысяч этнических венгров через объединение их в один район в то время, когда миллионы этнических украинцев ежегодно сепарируются от Украины в поисках работы и лучшей доли. Единственная здоровая форма современного национализма - это конкурентоспособность. Точка.

Единственный способ превратить этнических венгров, румын, болгар и даже россиян на политических украинцев - это не принуждать их учить в школе украинский язык и утвержденный МОНом исторический нарратив, а предложить им конкурентоспособную перспективу самореализации в этой стране. Быть украинцем должно стать выгодно и престижно. И тогда не важно, компактно будут проживать этнические венгры, болгары, румыны и т.д. в одном районе или в десяти. Все равно они будут украинскими патриотами. Как жители «Украинский деревни» в Чикаго нередко становятся патриотами США еще до того, как хорошо овладеют английским языком.

Геннадий Друзенко - волонтер, эксперт-международник

Оригинал текста - страница в Facebook.

Мнения, высказанные в рубрике «Мнения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию Realist'а.