Приватизация

Александр Бондарь: конкуренции по ОПЗ не будет, олигархи не торгуются

06 декабря 2016 | 15:10

Сегодня последний день приема заявок от желающих купить Одесский припортовый завод.

После долгих споров наша редакция решила не подавать пакет документов на конкурс Фонда госимущества. У нас не оказалось ни кипрского, ни дубайского, ни виргинского оффшора. А еще у нас не нашлось карманной инвестиционной компании.

Поэтому мы решили наблюдать за конкурсом со стороны.

Главный вопрос на сегодня звучит так: почему? С 2014 года Украина находится в ожидании большой приватизации, но инвесторы все не идут.

Продать государственные активы выгодно обещал Арсений Яценюк. У него не получилось. Эстафету подхватил Владимир Гройсман. И у него не выходит.

Самым ярким объектом продажи является Одесский припортовый завод, когда-то обещанный Дмитрию Фирташу. Его раньше остальных начали готовить к приватизации весьма специфическим способом. Государственный менеджмент завода, работавший в интересах бизнес-групп Петра Порошенко и Арсения Яценюка, максимально сбил стартовую цену, давая зарабатывать заинтересованным людям на потоках.


Даже начало складываться впечатление, что никакой продажи не будет. В июле конкурс по продаже ОПЗ закончился ничем. Вопреки ожиданиям главы Фонда госимущества Игоря Билоуса, не поступило ни одной заявки.

Билоус не слишком огорчился. В Кабмине в этом трагедии тоже не увидели, объяснив неудачу высокой ценой — 13,1 млрд грн. Посовещавшись, взяли время на подготовку повторного конкурса. С более низкой ценой, естественно.


В октябре правительство утвердило условия продажи ОПЗ, установив стартовую цену почти в два с половиной раза ниже — 5,1 млрд грн.

Планировалось ли так изначально, сейчас мы вряд ли узнаем.

Новый конкурс должен состояться 14 декабря. 6 декабря ФГИУ завершает прием заявок от потенциальных покупателей.

Среди заявителей — несколько групп украинских олигархов, включая хронически не платящего ни налоги, ни долги Игоря Коломойского. Также в последний момент заявился вполне профильный инвестор Алекс Ровт, у которого Дмитрий Фирташ в свое время «выкупил» химические заводы в Украине. И некий странного вида инвестиционный фонд из Эмиратов. Который, вполне возможно, представляет кого-то из власти.


Мы с огромным интересом будем наблюдать за ходом конкурса, который имеет все признаки закрытого дерибана. Вполне возможно, после смены власти ОПЗ рискует повторить судьбу «Криворожстали». Но это потом.

А сейчас ситуацию в приватизации комментирует экс-глава Фонда госимущества (1998−2003) Александр Бондарь. В интервью Realist`у он оценил подготовку к продаже ОПЗ и потенциальных покупателей. Бондарь указал на риски, из-за которых сделка может не состояться или пройти со знаком минус для государства.


Александр Бондарь
Александр Бондарь

— Как бы Вы охарактеризовали процесс приватизации, который проводит Фонд государственного имущества? Насколько ему это удается?

— Трудно оценивать Фонд госимущества, когда все наше имущество обесценилось «до нуля». Никакие серьезные инвесторы в этот период не придут в Украину. Это просто разговоры. И ничего более. Никто ничего не хочет покупать. И все что предлагается, стоит копейки. За последние годы все было сделано, чтобы это имущество вообще ничего не стоило.

— Тем не менее «прозрачная приватизация» — это одно из пожеланий Международного валютного фонда. По большому счету, это их условие для дальнейшего сотрудничества с Украиной.

— Каждый в слово «прозрачная» вкладывает свой смысл. Если продается имущество по стоимости в несколько раз ниже, чем продавалось при Януковиче, то у меня возникает вопрос, а когда приватизация была более прозрачной.

Прозрачная приватизация предполагает открытость конкурсов, доступ всех желающих, большую конкуренцию и покупку по большой цене. Вот это прозрачность. Все остальное — это просто передача в чьи-то руки за определенные договоренности и цены.

Не может быть прозрачной приватизации при нулевой стоимости имущества и отсутствии покупателей. Что значит прозрачная? Они называют «прозрачная приватизация», когда привлекают западных советников. Те за бешеные деньги дают консультации, после которых имущество вообще не продается. Это называется прозрачностью, понимаете? Западные организации, в том числе и МВФ, настаивают, чтобы в приватизации принимали участие западные советники — какие-то инвестиционные, финансовые консультанты. Тогда они называют это прозрачностью. То есть, дают заработать своим фирмам деньги в нищей стране Украина. Причем часть этих консультантов вообще имеет офисы в Москве. Вот это называется прозрачностью.

Но я считаю, что прозрачная приватизация — это немного другое. Например, когда повторно продавали «Криворожсталь», где никакого западного советника не было, но была бешеная конкуренция покупателей и рекордная цена продажи. И все транслировалось в прямом эфире по ТВ. Вот это прозрачность. Все остальное — фикция.

Глава Фонда государственного имущества Игорь Билоус. Его первая попытка продать ОПЗ завершилась неудачно Фото: rbc.ua
Глава Фонда государственного имущества Игорь Билоус. Его первая попытка продать ОПЗ завершилась неудачно Фото: rbc.ua

— На 14 декабря запланирован повторный конкурс по продаже Одесского припортового завода (ОПЗ). Есть четыре потенциальных покупателя. Среди претендентов — американская IBE Trade Corp и компания из Эмиратов Amjad Investments. Об их желании участвовать в покупке ОПЗ стало известно вчера. Несколько недель назад появилось еще двое претендентов — компания «Укрнафтобуриння» и кипрская Glenshee Holdings Ltd. Первую связывают с Игорем Коломойским, вторую — с Александром Ярославским. Здесь стоит ожидать реальную борьбу за ОПЗ с повышением стартовой цены?

— Во-первых, все заявления Фонда госимущества и Кабмина, что будут иностранные и стратегические инвесторы, этими четырьмя покупателями опровергаются. Это никакие не инвесторы. Трое из четырех — это украинцы. Американская компания принадлежит Ровту, бывшему украинцу (Александр Ровт, уроженец Мукачево. — R0). Еще две принадлежат олигархам Коломойскому и Ярославскому. Это то, за что боролись Фонд и Кабмин, понижая цену и привлекая различных советников за «миллион долларов»? Чтобы такие покупатели пришли?

Четвертый претендент — это инвестиционная компания, посредник из Эмиратов. Она никакого отношения к промышленной деятельности ОПЗ не имеет. Это инвестиционный фонд. Вот и все, за что боролись.

Где эти компании, которые назывались, специализирующиеся на производстве азотных удобрений? Ни одной нет. Значит, вся игра шла на понижение цены для этих олигархов. Все что я могу сказать. Никакой конкуренции не будет. Олигархи между собой никогда не торговались. Они всегда договаривались.

— В утвержденных Кабмином условиях продажи ОПЗ нет так называемых квалификационных условий. Например, что претендент должен заниматься той или иной деятельностью на протяжении определенного периода. ФГИУ часто это делал раньше. На что было много нареканий, так как квалификационные условия ограничивали круг потенциальных покупателей. Стоило сейчас прописывать условия более жестко?

— Я не говорю о квалификационных условиях. Назывались компании, которые специализируются на этой деятельности. И что именно они интересуются этим объектом. Из тех, кого Вы назвали, по этому профилю деятельности, кроме американской компании Ровта, имеющей сходное производство, никто не занимается.

Условия очень либеральные. И цена такая, что я не знаю, насколько ее можно назвать адекватной — $ 250 млн. Это в два раза дешевле, чем Коломойский предлагал в 2009 году, а правительство Тимошенко отказалось ему продать. Я не понимаю, за что боролись все эти годы и для чего такая приватизация, кому она нужна. Наверное, чтобы окончательно подорвать цены на все наше имущество, чтобы все следующие объекты продавались по аналогичной (заниженной. — R0) цене. ОПЗ — это же будет определенный маяк для следующих продаж.

Если при повторной продаже «Криворожстали» установили цену ориентировочную $ 4,4 млрд, если «Укртелеком» продавался за $ 1,1 млрд, это был ориентир цен, то сейчас ОПЗ продается за $ 250 млн. Это весь результат прозрачности и подготовки этого объекта к продаже на протяжении почти трех лет с привлечением инвестиционных советников, просто советников, всяких иностранных компаний и т. д. То есть деньги выброшены на ветер. Я не удивлюсь, если эта продажа обойдется еще дороже, чем получим в бюджет.

Одесский припортовый завод глазами иностранного инвестора. Фото УНИАН
Одесский припортовый завод глазами иностранного инвестора. Фото УНИАН

— Как Вы считаете, почему в июле не поступило заявок на покупку ОПЗ?

— Их сейчас вообще нет. На любой объект, какой не выставь, нет желающих.

Сейчас Фонд гарантирования вкладов продает на миллиарды гривен имущество банков. Но цена там понижается в сотни раз, и никто не покупает. Сейчас все, кто только имеет деньги в Украине, выводит их в оффшоры, а иностранцы сюда не хотят ничего вкладывать. Все разрушено. Банковской системы нет. Курса гривны нет, потому что постоянно происходят колебания. И вообще никакого инвестиционного климата нет в Украине. О каких крупных покупках и покупателях можно говорить?

— Тогда что, по Вашему мнению, сейчас нужно делать? Взять паузу и пока ничего не продавать?

— Взять паузу. Навести порядок в экономике, в первую очередь, в банковской сфере. Вернуть всем вкладчикам деньги. Ни один инвестор ни придет сюда вкладывать, если, имея на счету в банке деньги, у него их просто отберут. За эти годы произошла экспроприация собственности граждан Украины — юридических лиц больше чем на 400 млрд грн. Какой инвестор после этого всего придет в Украину работать? Вот скажите. Он заведет деньги в банк, а НБУ его ликвидирует и все деньги исчезнут. Вот где надо наводить порядок.

И пока все имущество, которое разграблено за счет ликвидации банков, и все вклады хотя бы частично не будут возвращены, никакого толку здесь не будет. Если это сделать, то и гривна укрепится, и инвесторы придут, и появится какое-то доверие. Посмотрите, сколько за последнее время скандалов вокруг НБУ и Фонда гарантирования вкладов, сколько ликвидировано банков. И никакой реакции власти. Молчание полное.

13,1 млрд грн

составила стартовая цена продажи ОПЗ в июле

5,1 млрд грн

новая цена ОПЗ после неудачной попытки продать предприятия

— Давайте вернемся к ОПЗ. Еще не закрыт спор с «Нортимой» Коломойского. Компания настаивает, что в 2009 году выиграла конкурс честно, и что она имеет право на предприятие. Сейчас этот момент может как-то повлиять на продажу или сорвать ее?

— Конечно. Этот процесс не закончен. И в любой момент структура Коломойского может «выстрелить». Даже участвуя в этом конкурсе и проиграв, она его может сорвать через суд. Это «оружие» в руках Коломойского, которое он может использовать для торгов с властью или для торгов с будущим покупателем.

То же самое долг ОПЗ перед Фирташем (речь о долге $ 251 млн перед компанией Ostchem Holding Ltd. — R0). Все это есть. Вопросы нужно было решать, а не откладывать, и потом учитывать в цене, рассказывая, что есть такие риски, есть долги перед Фирташем, этот объект ничего не стоит и потому давайте его продавать дешево. Это не государственный подход.


Игорь Коломойский
Игорь Коломойский

— В условиях продажи ОПЗ прописано, что покупатель должен погасить долг предприятия перед НАК «Нафтогазом». Задолженность сейчас составляет более 0,5 млрд грн. Насчет долга перед Ostchem ни слова. Как этот вопрос будут решать?

— Между собой будут договариваться субъекты хозяйствования. Если прописывать в договоре с частной компанией, это будет выглядеть, как игра в сторону Фирташа. Тем более государство в лице ОПЗ так и не судилось со структурами Фирташа, чтобы доказать — есть этот долг или нет. Его признали и все. Хотя многие говорят, что этот долг — искусственный. Что его на самом деле нет. Так что тут тоже вопрос.

Фото "РИА Новости Украина"
Фото "РИА Новости Украина"

— Из четырех претендентов, кто, по Вашему мнению, может выиграть конкурс и купить ОПЗ?

— Я хочу увидеть, подадут ли все заявки. Так как пока — это предварительная информация. Пока трудно сказать, кто захочет торговаться и платить большие деньги. Будут ли вообще торги? Может быть, это все игра в одни руки, а это — подставные фигуры, которые будут только создавать видимость. Посмотрим по цене, по участникам, которые подадут заявки. Еще будет отбор на конкурс, его могут не все пройти.

Беседовал Ростислав Шаправский