Политика

Закон "Об образовании": как Венгрия и Румыния додавили Украину

06 ноября 2017 | 14:00

Под давлением соседей Украина продолжает идти на уступки в вопросе имплементации нового закона об образовании, в частности его ст. 7, согласно которой в старшей школе все предметы должны преподаваться исключительно на украинском языке. Министерства образования Польши и Украины уже подписали декларацию, которая гарантирует польскому нацменьшинству обучение на родном языке как в младших классах, так и в старшей школе. На первый взгляд, что такого угрожающего в этой декларации? Ведь, по словам министра образования Лилии Гриневич, сейчас в Украине всего пять польских школ. Но подписание таких деклараций с одной страной — сигнал для других, например для Венгрии, Румынии и что еще хуже — России.

Какая судьба ждет многострадальный новый украинский закон об образовании, выяснил Realist.

Скрытые территориальные претензии

В сентябре, как только Верховная Рада приняла, а президент подписал новый закон «Об образовании», целый ряд стран негативно высказались в адрес его ст. 7, которая, кстати, начнет действовать только после 3-летнего переходного периода. Греция, Болгария, Молдова и Польша в меньшей степени, Венгрия и Румыния — в большей, заявили, что детям запретят учиться на языках нацменьшинств, а их школы и вовсе закроют. Ситуацией воспользовалась и Москва, обвинив Украину во «враждебной дерусификации».

По данным Минобразования, сегодня в Украине около 400 тыс. школьников, которые относятся к разным нацменьшинствам. На родном языке они получают образование в 735 начальных и средних школах по всей стране. Судя по количеству школ, наиболее многочисленное нацменьшинство в Украине — русское. Образование на русском языке получают 356 тыс. школьников в 581 школе. На втором месте — румынское нацменьшинство: на румынском учатся около 16 тыс. детей в 75 школах (в Закарпатской и Черновицкой областях). Венгерское нацменьшинство замыкает пятерку (16 тыс. школьников обучаются в 71 школе в Закарпатской области). Далее следуют молдавское нацменшинство (около 3 тыс. школьников в 3 школах) и польское (около 2 тыс. школьников в 5 школах). Правда, по данным Минобразования, еще в 619 школах образование получают на нескольких языках сразу.

До и после принятия нового образовательного закона Лилия Гриневич постоянно заявляла, что ничего страшного в его 7-й статье нет, что никто не будет закрывать польские, венгерские или румынские школы, а дети продолжат и дальше обучаться на выбранном ими языке. Но в тоже время министр приводила абсолютно резонные аргументы. К примеру, по ее словам, 55% и 62% школьников румынского и венгерского нацменьшинства в этом году не сдали ВНО по украинскому языку.

«Мы серьезно обеспокоены ситуацией в районах, густонаселенных нацменьшинствами. Там дети вырастают в закрытой языковой среде, где государственный язык практически не используется. Такова ситуация в общинах русских, венгерских и румынских меньшинств. Многие годы в школах нацменьшинств все предметы изучаются на языке меньшинства, в то время как на изучение украинского языка отводится лишь два часа в неделю», — заявляла Лилия Гриневич.

Лилия Гриневич / Источник: facebook
Лилия Гриневич / Источник: facebook

Абсолютно очевидно, что без знания украинского языка представители нацменьшинств не то, что найти высокооплачиваемую работу не смогут, включая госсектор, но и поступить в высшие учебные заведения. Все, что остается, — это выезжать в Польшу, Венгрию, Румынию в поисках лучшей жизни.

Еще месяц назад эксперты говорили, что украинская стратегия выхода из сложившейся ситуации более чем правильная: не идти по пути языкового противостояния, а положиться на европейский аудит — на решение Венецианской комиссии по украинскому закону «Об образовании», которое, по словам Лилии Гриневич, ожидается до 11 декабря. Действительно, украинская дипломатия довольно мягко вела диалог с Румынией и Венгрией, ведь именно от них последовало больше всего критики. Но, как показала ситуация, которая сложилась в ПАСЕ в середине октября во время рассмотрения резолюции по украинскому образовательному закону, тактика «европейского аудита», которой следует Киев, себя оправдывает не всегда. В самой резолюции, которую одобрила Парламентская ассамблея, нет ничего ни плохого, ни хорошего. Лишь рекомендации Украине имплементировать выводы Венецианской комиссии по нашему закону «Об образовании». Но после той скандальной сессии ПАСЕ в середине октября первый вице-спикер В Р Ирина Геращенко написала в Facebook, что «агрессивные заявления некоторых представителей венгерской и румынской делегаций иногда выглядели как скрытые территориальные претензии к Украине».

Именно Венгрия и Румыния были инициаторами рассмотрения украинского закона «Об образовании» в ПАСЕ, лоббируя наиболее неприемлемую для Киева редакцию резолюции. Но украинская делегация приложила максимум усилий, чтобы смягчить отдельные ее нормы и снизить градус напряжения хотя бы до декабрьских выводов Венецианской комиссии. Правда, в случае с Венгрией и Румынией это не сработало — языковой спор с Украиной перерос в настоящий скандал.

Язык ультиматумов

Президент Румынии Клаус Йоханнис отложил визит в Украину, который был намечен на октябрь, пока, по его словам, «Украина не устранит проблему с принятым законом об образовании». Но все-таки после визита главы украинского МИДа Павла Климкина в Бухарест Румыния согласилась сесть за стол переговоров. «В Румынии все совсем по-другому, чем в Венгрии. Есть готовность к открытому диалогу. Но нужно предметно работать с местной громадой», — написал Климкин в Twitter после визита в Бухарест.

Румыния, по словам замглавы правления Совета внешней политики «Украинская призма» Сергея Герасимчука, интенсивно работает над тем, чтобы найти компромиссные формулы с украинской стороной и имеет все шансы этого добиться. Ведь, в отличие от Будапешта, Бухарест не ставит палки в колеса евроинтеграции Украины, а наоборот апеллирует к продолжению поддержки. «В таких условиях искать решение проще, тогда как Венгрии, похоже, придется подождать — Киев пока не готов воспринимать язык ультиматумов», — сказал Realist’у Сергей Герасимчук.

Позиция Венгрии оказалась не просто скандальной, а и неконструктивной. Сразу после подписания Петром Порошенко закона «Об образовании» министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто заявил, что Будапешт будет блокировать дальнейшую евроинтеграцию Украины и добиваться пересмотра Соглашения об ассоциации Украина — ЕС. Чисто юридически это, конечно же, невозможно. Все решения в Евросоюзе принимаются консенсусом и в вопросе пересмотра Ассоциации, как и блокирования евроинтеграции Украины, Венгрию никто не поддерживает.

Но Будапешт продолжал идти по пути конфронтации отношений с Киевом. В октябре при молчаливом согласии венгерского МИДа представители ультраправой пророссийской партии «Йоббик» под стенами посольства Украины в Будапеште провели митинг «Самоопределение для Закарпатья». Так он официально назывался, хотя по факту люди вышли с призывом отменить закон «Об образовании». Но на одном из организаторов все же была футболка с надписью «Крым законно принадлежит России. Закарпатье законно принадлежит Венгрии».

Петер Сийярто / Источник: wikipedia.org
Петер Сийярто / Источник: wikipedia.org

Дальше больше: на прошлой неделе Сийярто заявил, что заблокировал декабрьское заседание комиссии Украина — НАТО. Как позже заявили в Альянсе, никакого заседания комиссии с Украиной на декабрь не планировалось. Но глава миссии Украины при НАТО Вадим Пристайко сказал, что Будапешт пытается сделать Альянс «заложником» в отношениях с Киевом в условиях разворачивания российской агрессии. «Я встречался с венгерским послом в НАТО, пытаясь убедить, что наши двусторонние вопросы следует решать между собой или вместе с организациями, которые имеют признанный мандат оказывать консультативную и другую помощь. Насколько я понимаю, после заявления министра иностранных дел Венгрии о блокировании заседания комиссии Украина — НАТО наши аргументы в очередной раз остались неуслышанными», — заявил Пристайко.

По словам экспертов, столь бурная реакция Венгрии была довольно предсказуемой. Во-первых, по словам Сергея Герасимчука, зарубежные венгры — своего рода «священная корова» правящей партии «Фидес» и премьер Виктор Орбан не раз вступал в конфликты с правительствами соседних с Венгрией Румынии и Словакии, демонстрируя, что обеспечение прав венгерского меньшинства за рубежом является для него определяющим фактором при формировании внешней политики. «К тому же в Венгрии приближаются выборы (парламентские выборы пройдут в апреле 2018 года. — R) и для Орбана важно получить голоса владельцев венгерских паспортов, живущих за пределами Венгрии, ведь стратегическая цель „Фидес“ на выборах — конституционное большинство, а для этого надо мобилизовать весь потенциальный электорат. В-третьих, ничто так не радует Кремль, как проблемы в Украине. Очевидно, попытками помешать Киеву на международной политической арене, Орбан и Сийярто, по меньшей мере, удовлетворяют желание Москвы или следуют ее указаниям. Другое дело, что таким подходам Венгрия скорее вредит зарубежным венграм — ведь излишне агрессивная позиция и язык ультиматумов ведут к тому, что Киев переходит в „глухую оборону“ и в меньшей степени готов искать компромиссы», — подчеркнул Realist’у Сергей Герасимчук.

Те, кто имеют дело с Венгрией, должны понимать, что после развала СССР одной из главных политических карт Будапешта во внешней политике стала защита венгерского нацменьшинства за границей. К тому же, как рассказала Realist’у оппозиционный депутат венгерского парламента Зузана Селений, в политике Орбана и партии «Фидес» действительно есть скрытые территориальные претензии, о которых говорила вице-спикер украинского парламента Ирина Геращенко. В результате Первой и Второй мировых войн Венгрия потеряла 2/3 своей территории и 1/3 населения. «Всегда, когда Орбан говорит о Венгрии, он говорит о намного большей стране, чем это есть на самом деле. Он считает и себя лидером намного большей страны, чем Венгрия есть сейчас», — сказала Зузана Селений.

Капитуляция Киева?

Однако несмотря на все скандальные и ультимативные заявления, после очередного визита украинских министра иностранных дел Павла Климкина и министра образования Лилии Гриневич в Будапешт Венгрия согласилась сесть за стол переговоров.

«Главная идея в том, что мы будем совместно работать, совместно, на основании нашей договоренности, работать над механизмом имплементации этого закона, и мы, конечно, до конца переходного периода должны достичь совместной договоренности», — заявил Климкин после переговоров в Будапеште.

Хотя после этого посол Венгрии в Украине Эрно Кешкень и заявил, что Будапешт продолжит блокировать евроинтеграцию Украины, а Петер Сийярто якобы отменил заседание комиссии Украина — НАТО, позиция Венгрии по новому украинскому закону «Об образовании» стала несколько мягче. И в этом эксперты советуют искать след Варшавы, ведь Польша отказала Венгрии в подписании совместного письма к Украине с просьбой отменить этот закон.

«Я не буду это осуждать, поскольку это двустороннее дело между Венгрией и Украиной. Однако, я не буду политизировать эту проблему, учитывая сложности Украины из-за российской агрессии. Я убежден, что эту ситуацию можно решить мирным, менее эмоциональным способом. Варшава не считает это большой проблемой и не намерена присоединяться к эмоциональным заявлениям Сийярто», — объяснил глава польского МИДа Витольд Ващиковский.

По словам аналитика Центра «Новая Европа» Дарьи Гайдай, Будапешт пытался создать так называемую антиукраинскую коалицию по закону «Об образовании», но его планы провалились. К тому же, как отмечает эксперт, не сложно предположить, что Министерство иностранных дел Венгрии и дальше будет занимать более жесткую позицию по этому вопросу. В то время как Министерство людских ресурсов (фактически образования) Венгрии продолжит говорить о диалоге с Киевом и поиске компромисса.

«К тому же, Украина и Венгрия согласились подождать выводов Венецианской комиссии, которая в данном случае выступает в роли международного арбитра. С другой стороны, мы не знаем, какими будут выводы и, наверняка, Венгрия надеется на самое благоприятное для себя решение (которое Украина должна будет выполнить. — R)», — сказала Realist’у Дарья Гайдай.

Кроме того, Будапешт требует, чтобы все свои действия, касающиеся обучения на языках нацменьшинств, Киев согласовывал с венгерским меньшинством, что предоставляет последней значимое влияние на решения Украины. И здесь, по словам Дарьи Гайдай, есть еще одна опасность: если венгерскому нацменьшинству предоставят дополнительные права, такие же должны быть предоставлены и другим нацменьшинствам — румынскому, польскому, молдавскому. То есть чтобы не возникла ситуация, когда венгерское нацменьшинство благодаря жесткой позиции Будапешта получит определенные привилегии, а другие — нет.

Здесь только подлила масла в огонь недавно подписанная Лилией Гриневич совместно с польской коллегой Анной Залевской декларация, гарантирующая польскому меньшинству право обучения на родном языке как в младших классах, так и в старшей школе. На первый взгляд, что такого угрожающего в этой декларации, ведь, по словам Лилии Гриневич, сейчас в Украине всего пять школ, где преподают на польском. Но заключение таких деклараций с одной страной — сигнал для других, например для Венгрии, Румынии и что еще хуже — для России.

По словам Сергея Герасимчука, диалог с Польшей можно только поприветствовать, но подписанная декларация — пока только свидетельство намерений. Говорить о ее эффективности можно будет на этапе выполнения. Как отмечает эксперт, хочется верить, что она действительно станет шагом к возобновлению диалога с Польшей, а не очередным поводом для взаимных обид и обвинений. Относительно же возможных претензий Будапешта к Киеву по поводу возможного подписания аналогичной декларации — не исключено, что к диалогу может присоединиться и ЕС.

«Во-первых, если ст. 7 закона забракует Совет Европы, то и Брюссель не останется в стороне и потребует изменений в закон. Во-вторых, если Украина пойдет на уступки отдельным членам, ЕС может потребовать, чтобы такие уступки распространялись и на других членов ЕС. Так уже было, когда Киев отменил визы для граждан ЕС в 2005 году. А когда в 2007 году к ЕС присоединились Румыния и Болгария, Брюссель, несмотря на сопротивление Киева, добился, чтобы украинский безвиз распространился и на эти государства, так как все государства ЕС должны иметь одинаковые права и привилегии», — подытожил Сергей Герасимчук.

Автор: Маргарита Ткаченко

Фото: pexels.com