Интервью

За что женщины Донбасса полюбили гинеколога из Западной Украины

06 декабря 2016 | 16:03

«В работе гинеколога всегда много крови. Поэтому на войну идти не страшно», — говорит Ростислав Петруняк из Коломыи, отслуживший несколько месяцев в зоне АТО.

Спасая по долгу службы бойцов, доктор умудрился между делом прооперировать 135 местных женщин. Он успел стать местной легендой, и даже после дембеля продолжает бесплатно оперировать в буферной зоне.


43-летний Ростислав Петруняк — акушер-гинеколог с 20-летним стажем, заведующий отделением районной больницы Коломыи (Ивано-Франковская область). В феврале 2015-го он попал под четвертую волну мобилизации в 59-ю отдельную мотострелковую бригаду.

Дома остались жена, дочка. И благодарные пациентки. Ростислав провел месяц тренировок на полигоне в Житомирской области. Там специалисты Киевской военной медакадемии вместе с инструкторами НАТО научили его и еще 365 украинских врачей действовать в боевых условиях.

Вместе с анестезиологом и хирургом Ростислава направили в Попасную Луганской области. Больница, в которой они жили и работали полгода, находилась в 700 м от крайнего блокпоста ВСУ. Довелось оперировать под обстрелами, без электричества, под свет фонариков.

В обязанности Ростислава входила помощь раненым, подготовка к транспортировке в Артемовск (сейчас Бахмут. — ) или Часов Яр. Самых тяжелых эвакуировали на вертолете в Харьков. Но на этом доктор решил не останавливаться.

— До войны женщин с гинекологией оперировали в Первомайске (сейчас территория «ЛНР». — R°), до которого 6 км. В Попасной была одна акушер-гинеколог. Чтобы не отправлять больных в Артемовск за 35 км, мы решили бесплатно делать операции в самой Попасной, — рассказывает Ростислав Петруняк.

С 1 октября 2015-го до 12 апреля 2016 года Ростислав прооперировал 135 женщин. После дембеля уже два раза возвращался в Попасную, чтобы продолжать делать то, что у него получается лучше всего. В декабре Ростислав Петруняк вернется туда снова (его уже ждут восемь пациенток).

А пока он вспоминает пережитое, размышляет об украинской медицине и итогах Майдана.

О ГИНЕКОЛОГИИ В АТО

Местные женщины попадали с разными заболеваниями половой системы. Думаю, они остались мной довольны. К нам под нож ложились с доброкачественными опухолями матки, яичников, с выпадением органов. Очень часто были запущенные случаи. Конечно, это связано с войной. Сейчас в буферной зоне нет нормальных возможностей для профилактических осмотров.

Пациенты были не только с нашей стороны. Приезжали из Стаханова («ЛНР». — ) и Горловки («ДНР». — ). Одна пациентка рассказывала, что ее брат и муж воюют на той стороне, потому что нет денег. Информация о бесплатных операциях разлетелась быстро. К нам даже приезжала одна девушка из Харькова, у нее в Попасной родители. В Харькове за операцию с нее просили 12 000 грн.

О ВЗАИМОПОМОЩИ

Вместе с анестезиологом и хирургом жили в подвальном этаже больницы. Первые два месяца начпрод (отвечает за продовольствие) забыл о нас, питались вместе с пациентами. Когда пошли операции по гинекологии, женщины приносили вареники, домашние торты, соленья, курицу, утку. После того, как наши армейские наладили поставки питания, уже мы помогали едой.

До сих пор вспоминаю одну пациентку. Прооперировали рак яичника. У нее не отапливали квартиру, и она три недели с дочкой жила в поликлинике, встречала с нами Новый год. А потом еще долго приходила за тушенкой, рисом, вермишелью, чаем, сахаром. Жалко ее… Там метастазы пошли серьезные. Когда в следующий раз приеду в Попасную, этого человека уже может и не быть.

О ДОНБАССЕ

В первый раз на Донбасс попал в 2012-м. Был в Донецке на курсах. Во второй раз уже в роли военного врача. Война сильно потрепала людей. Они обделены здесь вниманием государства. Трудно ждать от них такого же патриотизма, как, например, в Киеве.

Меня спрашивают: зачем нужен этот Донбасс, зачем туда ездить, не лучше ли его отпустить? Но это тоже моя земля. В Луганске жил и работал на заводе брат моей бабушки. У него там дети, внуки остались. Езжу в Попасную помогать, чтобы не думали, будто бы на Западной Украине «бандеровцы», «хунта» и «фашисты». Мы с местными медиками очень сдружились. Приглашаю их в гости к себе в Коломыю, на Рождественские праздники.

Ростислав Петруняк (крайний справа), акушер-гинеколог из Коломыи, решил, что сегодня его навыки нужнее в буферной зоне.

О РАНЕНИЯХ

Некоторые бойцы поступали к нам без сознания, на грани жизни и смерти, с перебитыми артериями и угрозой ампутации. Но летальных исходов на операционном столе, слава Богу, не было. Травмы на войне бывают разные. Однажды привезли добровольца. Он хотел застрелиться — приставил автомат к груди. Говорил, из-за проблем в семье. Пуля прошла навылет над сердцем. Отделался легко.

Или вот еще случай: 6 января, как раз на Святой вечер, попали к нам три бойца. Пока они сидели в блиндаже, четвертый сослуживец кинул гранату. Одного контузило, второму осколок попал в голову, третий успел прикрыться «бронником» — только ноги посекло. Что у них там произошло — нам не докладывали.

О КОРРУПЦИИ В АРМИИ

Зарплата в армии хорошая. Я — капитан, платили до 12 000 грн. У полковников, подполковников не меньше 20 000. Они приезжали на пару месяцев по ротации, записывали наши заявки, а потом уезжали. Приезжали следующие, делали то же самое. Но дождаться чего-то было тяжело. Обращались к волонтерам, и уже на следующий день на почте забирали антибиотики, противовирусные, жаропонижающие.

Мы видели, как в ангарах стоят машины без моторов, а солярка при этом списывалась, продавалась налево цистернами.

О РЕФОРМАХ

Ситуация в медицине катастрофическая. Все реформы сводятся к сокращению количества коек. В Коломыйской районной больнице ликвидируют примерно 100−150 мест. Средняя зарплата у медиков 2000—2500 грн. Я как заведующий отделением, кандидат медицинских наук, врач высшей категории получаю надбавки. Максимум, что мне платит государство, — 5500 грн. И то нерегулярно. Летом на два месяца задерживали. Приходилось устраивать пикеты, перекрывать дороги. Ездили в Ивано-Франковск, на сессию облсовета. Были и в Киеве, под министерством.

В декабре опять еду в столицу. Учиться. Хочу посмотреть, чем сейчас живет западная медицина. Это будет платный международный тренинг гинекологов. Регистрационный взнос — 2000 грн. Плюс проживание, проезд и питание. Министерство подобные мероприятия не оплачивает. Хочешь расти профессионально — плати из своего кармана.

О МАЙДАНЕ

Люди на Донбассе замучены, им мало кто помогает. Замучены и мы. Плюсов мало. Очень. Я был на Майдане. 20 февраля 2014-го к нам в травмпункт приносили ребят с Институтской. Они умирали у меня на руках. За эти убийства никто так и не ответил. После первого Майдана в 2004-м, а потом и в 2014-м казалось: все, достигли нулевой отметки, падать больше некуда, впереди нормальная жизнь. Но нет ее. Сплошной бардак.

Третья революция принесет много крови. Злости сейчас много накопилось в людях. Только вот толку ехать на протесты в Киев?! Раньше митинговали, пытались поменять центральную власть. Теперь стало ясно — это не работает. Надо наводить порядок на местах: постоянно спрашивать с местных властей, полиции, судов, прокуратуры. Да и с местных бандитов — тоже.

О ВЕРЕ

Не все медики циники. Я в Бога верю. Иногда помогает только чудо. Во время операций часто повторяю про себя «Отче наш». Когда больной на грани жизни и смерти, циником оставаться непросто. Как-то раз у женщины было такое кровотечение, что мое лицо буквально заливало. Анестезиолог уже разводил руками. Но кровотечение удалось остановить. Кровопотерю восполнили. Пациентка выжила. Женский организм вообще очень живуч, в отличие от мужского.

Кто-то скажет: 50% успешной операции зависит от медика, а еще 50% - от Всевышнего. Кто-то даст врачу 30%. Но, как по мне, на 100% все в руках Господа. Все зависит только от него. Я — лишь его помощник.

Фото: из личных архивов