СНГ

Выход из СНГ: пиар перед выборами или геополитический выбор

14 апреля 2018 | 09:10

Официальный Киев все же решился разорвать отношения с СНГ и выйти из уставных органов Содружества. Что означает анонсированное президентом Украины решение о прекращении сотрудничества со структурами СНГ и почему именно сейчас — разбирался Realist.

Объявление президентом Украины о прекращении участия Украины в структурах СНГ, а также действия отдельных статей «Большого договора» Украины и России, озвученное во время Киевского форума по безопасности, вряд ли стало большой неожиданностью для слушателей.

Впрочем, подобные инициативы не могут не вызывать вопросов.

Во-первых, что означает «выход» Украины из СНГ, если мы в эту структуру, честно говоря, никогда не входили? Хотя Украина и ратифицировала Договор о создании Содружества, но Устав СНГ ратифицирован не был и в большинстве структур этого союза Украина никогда не участвовала. Фактически с первых дней существования Содружества независимых государств Украина была в ней «ассоциированным членом», а с 2014 года прекратила даже ограниченное участие в работе СНГ. В этих условиях формальный «выход» будет носить не более чем символический характер.

Во-вторых, сохранение Договора о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Россией вызывало большое количество нареканий с 2014 года, но все претензии официальный Киев неизменно отметал, утверждая, что выход из соглашения, где в частности закрепляются конституционные границы Украины, не отвечает национальным интересам нашей страны. Теперь же, очевидно, официальный Киев не видит подобных угроз? Между прочим, возможность выхода из «отдельных статей» Договора вызывает сомнения у специалистов по международному праву. Не исключено, что «ограниченный выход» официальный Кремль воспримет как повод для полной денонсации Договора. И как тогда быть с аргументами, которые Банковая использовала с 2014 года — что нельзя разрывать Договор, гарантирующий украинские границы?

Исходя из этого, возникают сомнения в том, что декларируемые президентом цели соответствуют реальным мотивам принятия решений.

Сохранение Договора о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Россией вызывало большое количество нареканий с 2014 года
Сохранение Договора о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Россией вызывало большое количество нареканий с 2014 года

Политтехнология?

Наиболее простое объяснение происходящего — речь идет о банальной предвыборной технологии, призванной поддержать у президента «патриотический имидж», а также мобилизовать соответствующий электорат в его поддержку.

В этом контексте следует упомянуть, что сам президент в последнее время регулярно делает «геополитические» заявления. Например, предлагает закрепить в Конституции страны курс на интеграцию в ЕС и НАТО.

Правда, само по себе подобное закрепление не гарантирует вступления в эти авторитетные структуры. Вряд ли кто-то может гарантировать в ближайшее время не только членство для Украины в ЕС и НАТО, но даже и конкретные обещания европерспективы. А выборы президента уже очень скоро.

Не является ли «выход из СНГ» своеобразным суррогатом «вступления в НАТО и ЕС»?

По крайней мере, на практике осуществить «выход» проще, чем реализовать вступление.

В то же время мощный месседж «прочь от Москвы» может в этих условиях стать базисным в предвыборной кампании Порошенко. Не исключено, что его позиционирование будет строиться на идеях о том, что первый срок был нужен, чтобы «порвать с Москвой», а второй обеспечивает «присоединение к Европе».

Очевидно, что тогда все выглядит полностью логичным.

Мощный месседж “прочь от Москвы” может в этих условиях стать базисным в предвыборной кампании Порошенко
Мощный месседж “прочь от Москвы” может в этих условиях стать базисным в предвыборной кампании Порошенко

Оказаться по нужную сторону «стены»

Впрочем, вряд ли целесообразно в данном случае все сводить исключительно к предвыборным технологиям, ибо не стоит забывать и о другой тенденции деятельности президента в последнее время — усиленная демонстрация солидарности с Западом во время актуального обострения отношений с Россией.

Страны ЕС и Северной Америки высылают дипломатов из РФ — Украина их тоже высылает. Западные партнеры вводят новые санкции против российского бизнеса — Украина их тоже вводит.

Все это уже стало объектом для ироничных замечаний в самой Украине, где многие спрашивают: почему военная агрессия против страны не приводила к высылке дипломатов, а действия российских спецслужб в Великобритании — это достойный повод для демарша.

Но, пожалуй, ситуация не так проста и однозначна, и мы, вероятно, наблюдаем становление новой геостратегической реальности.

Если на первых этапах конфликта Украины и России Запад был настроен на его дипломатическое урегулирование и восстановление отношений с Москвой — пускай и спустя продолжительное время, то после ряда агрессивных действий Кремля на территории стран НАТО, в столицах государств атлантического блока все тверже начали говорить о новой «холодной войне».

Если действительно конфликт Запада и РФ окажется системным, то украинская элита будет вынуждена четче обозначать собственную позицию. Если раньше практика Банковой «немного воюем — немного торгуем» не вызывала особых претензий у Брюсселя и Вашингтона, где повторяли тезисы о «мирных путях решения проблемы», то сейчас все эти двусмысленности могут сыграть против президента, которому в канун выборов очень нужна «поддержка Запада». Ведь как «идти на Запад» без определенного согласия его самого?

Поэтому действия Порошенко выглядят еще и игрой на упреждение с целью показать геополитическую лояльность партнерам.

В любом случае, последние инициативы гаранта носят, скорее, символический характер и сами по себе не будут играть особой роли. Но они могут стать индикатором более серьезных и важных тенденций — как геополитических, так и связанных с украинскими процессами.