Реинтеграция Донбасса

Вернуть Донбасс на украинских условиях: общество требует невозможного?

23 октября 2019 | 10:10

«Команда Зе» в ходе президентской и парламентской кампании обнадеживала общественность, что закончить войну «легко». Как говорил тогдашний кандидат на пост главы государства Владимир Зеленский, «нужно просто перестать стрелять». Политические технологи умело использовали запрос общества на новые лица в политике и ненависть к «барыгам» из окружения Петра Порошенко. Выборы прошли, и теперь политическая самоуверенность и инфантильность играет против Владимира Зеленского. Общественность, отчасти поверив, что закончить войну «легко», фактически требует от власти вернуть Донбасс на довоенных условиях.

Ликвидировать «республики» ОРДЛО

Украина перед началом выполнения политических пунктов Минских соглашений требует, помимо прочего, роспуска так называемых «ДНР» и «ЛНР» и восстановления контроля над российско-украинской границей на Донбассе. Об этом в Facebook сообщила пресс-секретарь представителя Украины на переговорах в Минске Леонида Кучмы Дарка Олифер.

Среди прочих требований названо полное прекращение огня, обеспечение работы миссии ОБСЕ на всей территории Украины, включая границу с Россией, вывод с территории Украины иностранных войск и военной техники, разведение сил в Донбассе, обеспечение на неподконтрольных Украине территориях работы украинских избирательных комиссий, партий и СМИ. Только при выполнении таких условий возможно проведение на Донбассе выборов и введение «особого статуса» для отдельных районов Донецкой и Луганской областей.

Формально инициатива такого заявления исходит от Леонида Кучмы, но фактически это — указание Офиса президента, который и назначил второго президента Украины представлять интересы страны в Минске. Президентская команда сделала рискованный финт. Сначала они согласились на «формулу Штайнмайера», а затем «выкатили» заведомо неприемлемое для россиян условие.

Власть вынуждена была сменить тактику по двум основным причинам, сказал в комментарии Realist’у политолог, директор Агентства развития Приазовья Константин Батозский. Первое, Банковую насторожили уличные протесты против «капитуляции». Второе, сразу после того, как Киев согласился на реализацию «формулы Штайнмайера», в ОРДЛО дали понять, что террористические «республики» не вернутся в украинское правовое поле. В совместном заявлении главарей «ДНР» и «ЛНР» Дениса Пушилина и Леонида Пасечника речь шла о том, что Киев, как они полагают, не получит доступ к неконтролируемым участкам российско-украинской границы.

«Мы сделали первый шаг в переговорах. Реакция российской стороны была неадекватной и неконструктивной. Киев, судя по контексту, решил зайти с сильной стороны. Наверно, требование распустить незаконные „республики“ могло бы прозвучать и ранее, но сейчас Киев сделал правильный шаг. Особенно с учетом того, что европейские лидеры убедились, что украинская сторона прилагает все усилия для прекращения конфликта. Теперь мяч на российской стороне», — сказал Константин Батозский.

Главари боевиков Пушилин и Пасечник озвучивали не собственную позицию (у политических марионеток никакой позиции быть не может), а передавали установку Кремля, для которого вопрос границы имеет принципиальное значение. Если Киев получает доступ к границе, то существование «республик» в ОРДЛО теряет всякий смысл, вне зависимости от того, как там пройдут местные выборы. Отдав границу под контроль Киева или миротворцев ООН, Кремль не сможет поставлять в ОРДЛО оружие, технику и солдат.

Вернуть Донбасс, не воюя?

Дело не только в том, что окружение Зеленского испугалось протестов против «капитуляции», хотя страх перед «патриотическим майданом», действительно, имеет место. Для Владимира Зеленского также важна формальная популярность. Он, насколько это возможно, пытается соответствовать запросам общества. Другое дело, что такие запросы не всегда можно назвать реалистичными. Особенно это касается оккупированных районов Донбасса.

Большинство украинцев хотели бы, чтобы временно оккупированные районы Донбасса вернулись в состав Донецкой и Луганской областей на тех же условиях, что и до войны. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного в октябре Центром Разумкова.

Такую позицию поддержали 56% опрошенных. Вариант частичной или полной автономии оккупированных районов, если судить по данным исследования, граждан не устраивает. Сообщается, что 13,5% выступают за возвращение временно оккупированных территорий, но с большей независимостью от Киева, 10% - за их автономию в составе Украины, 3% - за их отделение и независимость, и 3% - за их вхождение в состав России.

В то же время воевать за восстановление территориальной целостности страны готовы далеко не все. Восстановление мира на Донбассе силовым путем поддерживают 23,5% граждан, против выступают 52% респондентов.

Оценивая конфликт на востоке Украины, 40% считают, что идет война между Украиной и Россией, еще 20% - что это сепаратистский мятеж, который поддерживает Кремль. Гражданской войной между проукраински и пророссийски настроенными гражданами считают происходящее 15% опрошенных. Еще 7% полагают, что на Донбассе Россия воюет с США. Примерно столько же опрошенных считают, что жители ОРДЛО ведут борьбу за независимость.

Основной вывод, который напрашивается из указанного исследования, — большая часть украинцев выступает против «особых статусов». С точки зрения переговорных возможностей в Нормандском формате, подобные настроения в обществе могут быть выгоды президенту Зеленскому. Если Париж и Берлин продолжат давить (с требованиями по «особому статусу» для ОРДЛО) на Киев, невзирая на российские провокации и ежедневные убийства украинцев, то у Банковой есть увесистый аргумент: народ Украины против таких решений. Конечно, французы и немцы могут все это проигнорировать, но у Владимира Зеленского хотя бы будет хоть какая-то переговорная позиция.

С другой стороны, у такого подхода имеются недостатки. Президентская команда не может постоянно «сидеть» на волне социальных настроений, отметил в комментарии Realist’у директор Центра исследований гражданского общества Виталий Кулик.

«И власть и общество должны понимать, что возвращения к статус-кво 2013 года не будет. Тут придется искать новые форматы и новые определения с учетом того, что у власти нет поля для существенного маневра. С одной стороны война, а с другой — угроза протестов. Когда Владимир Зеленский во время избирательной кампании говорил „нужно перестать стрелять“, он предполагал, что у сложных проблем могут быть простые решения. Многие его интервью свидетельствовали, что он не знал многих нюансов по Донбассу и не до конца понимал саму механику процесса урегулирования. Сейчас он, конечно, начал это понимать. И, соответственно, меняется его риторика», — пояснил эксперт.

Временная смена социальных ориентиров

Почему это вызов для Зеленского? Достаточно вспомнить, что показывали социологические опросы в преддверии президентских выборов. Украинцев, прежде всего, интересовали тарифы на коммунальные услуги, бедность основной массы населения, трудовая миграция и экономические проблемы. Социологи отмечали стойкий спрос на «мир», который политические технологи «Команды Зе» эффективно использовали в своих целях.

Прошло около полугода. Общество на время забыло о «драконовских» платежках за отопление. Постепенное укрепление гривны также добавило социального оптимизма. Когда народ начинает ощущать себя немного лучше, кроме хлеба и колбасы люди начинают хотеть еще и национального достоинства. Желание вернуть оккупированные районы Донбасса на предвоенных условиях основано на чувстве национальной гордости.

С россиянами примерно так и было. Как только северные соседи насытились за счет потоков нефтедолларов, у них возник стойкий запрос на геополитические достижения и «вставание с колен», которое выразилось в агрессии против Грузии и Украины. Наши сограждане в этом контексте отличаются тем, что для них «вставание с колен» ассоциируется исключительно с возвращением собственных, а не с захватом чужих территорий.

И тут все проблемы для президента Зеленского сводятся к двум основным пунктам. Первое, Украина — бедная страна, власти которой не могут представить внятную экономическую программу по выходу из кризиса. Пустые обещания на фоне «мутных» телодвижений вокруг Приватбанка и претензии со стороны внешних кредиторов не дают поводов для оптимизма. На восстановление Донбасса денег нет. Конца «эпохи бедности», как обещали президентские «слуги» не предвидится, и общество вскоре вновь ощутит вкус коммунальных тарифов. Власть не сможет компенсировать унизительную реализацию «формулы Штайнмайера» за счет ощутимого повышения уровня жизни.

Петр Порошенко прекрасно это понимает, предвкушая падение рейтинга «зеленой власти» на фоне невыполненных предвыборных обещаний. После президентского марафона в гастрономе, бывший «гарант» ехидно указал Владимиру Зеленскому на его обещания завершить «эпоху бедности», снизить тарифы и поднять зарплаты учителей.

Зеленский на крючке

Второе. Возвращение ОРДЛО на условиях Киева маловероятно по одной причине — этого не хочет российский президент Владимир Путин. Кремль делает все возможное, чтобы Владимир Зеленский вышел из переговорного процесса опозоренным и униженным. Взять даже историю с нашумевшим обменом пленными, который Банковая записала на свой счет. Режиссер Олег Сенцов и прочие известные узники вернулись из застенков ФСБ. Прошел месяц — и российские спецслужбы в аннексированном Крыму берут очередного «украинского экстремиста» — Олега Приходько.

Против крымчанина «шьют» дело по тем же лекалам, что против Олега Сенцова и Владимира Балуха, которого чекисты упекли в тюрьму только за то, что он вывесил над домом украинский флаг. Российские власти формируют очередной «обменный фонд», чтобы потом выдернуть Владимира Зеленского на переговоры, требуя очередных уступок. И так может продолжаться до бесконечности, пока президент Украины не поймет, что об него банально вытирают ноги.

Кремль как бы готовится к очередному «Нормандскому саммиту», каждый раз выдвигая новые требования и условия. В ходе последнего разговора президента Путина с канцлером ФРГ Ангелой Меркель российский лидер потребовал, чтобы Киев вписал злополучную «формулу Штайнмайера» в законодательство. Очевидно, что в нынешних условиях Киев на такое не пойдет.

«Не вижу оснований, почему Кремль должен встречаться в Нормандском формате. Для россиян более выгодно демонстрировать „неконструктивность“ украинской позиции, говорить, что Киев якобы не выполняет свои обязательства, вынуждая Владимира Зеленского идти на очередные уступки. Это проявилось еще во время недавнего обмена пленными. На Банковой должны понимать, что играть с хищником опасно. Если они и далее продолжат играть по тем правилам, которые они (команда Зеленского — R) считают целесообразными, то будет только хуже», — отметил в комментарии Realist’у глава Института мировой политики Евгений Магда.