Реальность

"УкралОборонпром": почему в ОПК продолжают работать схемы Януковича

07 декабря 2017 | 12:15

Если Украина намерена победить в войне с Россией, ей прежде всего следует справиться с грандиозной коррупцией в собственном «Укроборонпроме». С таким заявлением выступил на днях на Форуме по безопасности дипломат, бывший зампомощника министра обороны США, эксперт Майкл Карпентер.

«Не может быть такого, чтобы уровень коррупции был астрономическим», — сказал Карпентер, добавив, что «Укроборонпром» в его нынешнем виде нужно ликвидировать, создав вместо него новую, полностью прозрачную структуру. Однако, похоже, что проблемы оружейного гиганта, доставшегося нынешней украинской власти в наследство от Януковича, больше волнуют американцев, чем руководство страны. Realist попытался разобраться в ситуации.

По наследству

Государственный концерн «Укроборонпром» cоздали в декабре 2010 года «с целью повышения эффективности функционирования» отечественного оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Под таким незамысловатым девизом Янукович и Ко решили прибрать к рукам все финансовые потоки, которые генерировала украинская оборонка. В результате появилось постановление Кабмина во исполнение соответствующего указа президента о создании государственного концерна «Укроборонпром». Логика «Семьи», использовавшей в этом конкретном случае принцип «объединяй и властвуй», вполне понятна — зачем строить денежные запруды на сотне ручейков, если можно поставить дамбу на одной общей реке, куда они впадают. Назначив при этом, конечно же, начальником дамбы своего человека.

Получившаяся грандиозная кормушка объединила 134 государственных предприятия, на которых трудилось порядка 80 тыс. человек. Общие производственные мощности «Укроборонпрома» занимали 9 млн кв. м, а финансовые обороты концерна исчислялись миллиардами гривен.

Сегодня правоохранительные органы постоянно заявляют, что намерены расследовать все дела минувшей власти, в том числе и в сфере ОПК, но есть огромные сомнения, что им, особенно в нынешнем состоянии, по силам распутать хотя бы часть из них.

Пришедший к власти в 2014 году Петр Порошенко оставил прежним принцип назначения руководителя «Укроборонпрома» — «человек президента». Как и следовало ожидать, ничего хорошего из этого не вышло.

Один голова — хорошо

Согласно уставу «Укроборонпрома», главным органом его управления считается наблюдательный совет. Он состоит из пяти членов, трое из которых назначаются непосредственно президентом, а еще двое — Кабинетом Министров. По идее, такой подход должен обеспечить хотя бы видимость противовесов со стороны двух ветвей власти. Но в случае с «Укроборонпромом» на сегодняшний день понятие «наблюдательный совет» является не более чем фикцией, поскольку в нем нет кворума.

Дело в том, что после смены власти в начале 2014 года исполняющий на тот момент обязанности президента Александр Турчинов обновил президентскую квоту в «Укроборонпроме», назначив членами набсовета концерна Сергея Пашинского, Ярослава Скалько и Игоря Черкасского. Последние двое числятся на этих должностях и поныне, а вот Пашинский сложил полномочия в ноябре того же года. При этом членов по квоте Кабмина в набсовете вообще нет, правительство просто не спешит заполнить эти вакансии.

Вся соль в том, что согласно уставу «Укроборонпрома», его генеральный директор имеет право принимать практически любые, даже самые важные решения о деятельности концерна единолично, если набсовет, который должен собираться минимум раз в квартал, по каким-либо причинам не проводил заседания два раза подряд. Именно такая ситуация с управлением и сложилась в концерне сегодня — всеми его делами заправляет фактически один человек.

Все бы ничего, будь это человек, знакомый со спецификой работы оборонной промышленности. Но многомиллиардную империю по производству и торговле оружием возглавил всего на всего бывший торговец автомобилями Роман Романов, который ранее руководил региональным избирательным штабом Порошенко.

«ХерсонОборонпром», или не Винницей единой

После бегства Януковича и начала военной агрессии России замена руководителя «Укроборонпрома» стала логичным и даже необходимым шагом. Но с этим возникли проблемы. За март — июнь 2014 года на эту должность пробовались три человека, которые, судя по всему, по тем или иным причинам не устроили тогдашнее руководство страны. Затем прошли президентские выборы, и право укомплектовать кресло главы концерна получил Порошенко.

Сорокапятилетний выходец из Херсона Роман Романов, по образованию учитель физики, до назначения в «Укроборонпром» не имел даже косвенного отношения к ОПК. Он приторговывал автомобилями, в том числе и произведенными на бывшем предприятии «Богдан» Петра Порошенко. Затем занялся политикой — побывал депутатом Херсонского областного совета. А во время президентских выборов в 2014 году проявил себя на месте как руководитель предвыборного штаба Порошенко, после чего, собственно, и получил в полное управление «Укроборонпром».

С одной стороны, Порошенко в этом вопросе можно понять — в условиях ведения боевых действий главнокомандующему действительно выгодно иметь централизованное управление всем сектором ОПК во главе с человеком, которому доверяешь. С другой — слишком уж такой подход напоминает принципы, которыми руководствовался беглый гарант — пусть дилетант, зато «свой».

Романов, как водится, заселился в «Укроборонпром» не один, а постарался перетащить туда как можно больше представителей херсонского землячества. В результате на многие ведущие руководящие должности в концерне были назначены друзья и родственники.

Так, первым замом гендиректора «Укроборонпрома» с августа 2014-го по ноябрь 2015 года работал скандальный Сергей Пинькас, ранее заместитель мэра Цюрупинска, отвечавший за вывоз мусора в этом городе. Это тот самый Пинькас, из-за лоббирования которого командой президента на должность замминистра экономики подал в отставку Абромавичус.

С июля 2015 года заместителем Романова в концерне работает также выходец с Херсонщины Артур Херувимов, а с ноября 2015-го еще одним замом Романова стал бывший зампрокурора Херсонской области Владимир Кострицкий. Обязанности директора Житомирского бронетанкового завода исполняет бизнес-партнер Херувимова Михаил Мосин, который в 2011—2013 годах заведовал КП «Херсонэлектротранс» и был осужден за служебный подлог.

Одно время Житомирским бронетанковым заводом руководил другой выходец из Херсона — Алексей Бабич, брат которого Андрей успел побывать заместителем начальника аппарата генерального директора «Укроборонпрома». Сейчас Алексей Бабич осел в должности Харьковского бюро машиностроения им. Морозова. Должность руководителя ГП «Конструкторское бюро «Артиллерийское вооружение», входящее в состав концерна, с подачи Романова в 2014—2017 годах занимал Вадим Штепенко, который до этого работал начальником управления по делам прессы и информации Херсонской облгосадминистрации.

Киевский бронетанковый завод в 2015 году возглавил представитель херсонского землячества Владислав Лисица (помните скандал с закупкой двигателей для БТР?), а директором Николаевского бронетанкового завода стал еще один выходец из Херсона Николай Кистрин.

Как видим, если что-то этих людей и связывает с производством оружия, так это то, что все они никогда не имели к нему отношения. А учитывая, что некоторые из них являлись в свое время фигурантами уголовных дел, возникает резонный вопрос о кадровой политике, которую ведет ставленник президента Роман Романов.

«УкрКоррупционпром», или кое-что о критической массе

В выступлении на Львовском форуме по безопасности 1 декабря уже упомянутый нами бывший заместитель помощника министра обороны США Майкл Карпентер заявил, что коррупция в «Укроборонпроме» достигла поистине «астрономических» высот. Можно было бы списать столь резкое заявление американца на эмоции, если бы несколькими месяцами ранее запредельный уровень коррупции не подтвердил ни кто иной, как сам президент Петр Порошенко. «Хочу сообщить, что по результатам проверок отстранены 25 руководителей государственных предприятий („Укроборонпрома“. — R0)», — заявил Порошенко, выступая в июле перед работниками Львовского бронетанкового завода, на котором перед этим были задержаны директор и его зам. И пригрозил, что «зонтика от коррупции» не будет ни у кого.

Получается, что за время руководства Романова почти пятая часть предприятий «Укроборонпрома» была замешана в различных неправомерных схемах, и это лишь исходя из известных нам данных. Каков же реальный уровень коррупции, учитывая практически полную закрытость информации о концерне, можно только догадываться.

По идее, вскрывшиеся факты должны были дать весомый повод Порошенко задуматься об эффективности управления Романом Романовым. Однако пока этого не происходит.

С пылу с жару

А подобные факты продолжают всплывать один за другим. Об очередном резонансном случае разворовывания средств в оборонке стало известно совсем недавно. В конце октября ГПУ заявила, что под ее процессуальным руководством главное следственное управление Государственной фискальной службы (ГФС) открыло уголовное производство по факту растраты через фиктивные предприятия должностными лицами госпредприятия «Спецтехноэкспорт», входящего в «Укроборонпром», государственных средств в сумме 198 млн грн. После чего у назначенного Романовым директора предприятия Павла Барбула и главбуха были проведены обыски, в ходе которых силовики изъяли $ 120 тыс.

В поле зрения правоохранителей «Спецтехноэкспорт» и Барбул попадают далеко не впервые. В ноябре прошлого года сообщалось, что предприятие перечислило фирме «Спецпроммеханизация», которую правоохранители считают фиктивной, 80 млн грн за якобы поставленное оборудование. Об этом стало известно из соответствующего постановления суда.

Из другого постановления известно, что «Спецтехноэкспорт» стал фигурантом резонансного расследования относительно легализации доходов, полученных преступным путем. По данным правоохранителей, с ноября 2014-го по октябрь 2015 года «Спецтехноэкспорт» перечислил на счета ООО «Хартех» и ООО «Технокомплектация» за поставки авиационного оборудования и услуги около 90 млн грн. Затем указанные фирмы перевели эти средства на счета нескольких физлиц, получивших миллионы через кассы банков.

Еще ранее журналисты-расследователи ZN выяснили, что «Спецтехноэкспорт» для того, чтобы подписать и реализовать контракт с белорусским предприятием «Техносоюзпроект», заплатил предприятию британской компании Brasen Development LLP почти $ 3,6 млн, или более чем 13% от общей суммы сделки. Однако в ходе исследования обстоятельств реализации внешнеэкономического контракта правоохранители получили официальный ответ от Министерства налогов и сборов Республики Беларусь (№ 4−17/21234 от 27.11.14), где сказано, что компания Brasen Development LLP вообще не участвовала в переговорах по подписанию упомянутого контракта с ООО «Техносоюзпроект».

Все эти правонарушения — лишь по одной компании, входящей в «Укроборонпром». К слову, директор «Спецтехноэкспорта» Павел Барбул до сих пор отлично себя чувствует в этом кресле и даже раздает комментарии о том, как специалисты его предприятия учат индонезийских морпехов маневрировать на БТР-4 в условиях высокой волны.

Факт за фактом

В декабре 2014 года, спустя несколько месяцев с начала российской агрессии, государственная фирма «Укринмаш» закупила военное оборудование у американской корпорации ATN Corporation, которая является лишь посредником, перепродающим продукцию, произведенную, в том числе, и в России.

В этом же месяце разгорелся грандиозный скандал с закупкой 75 британских военных бронеавтомобилей Saxon. Во-первых, после того, как в сделке появился «Укроборонпром», цена на эти машины взлетела в несколько раз. Во-вторых, как оказалось, сами британцы считают «Саксоны» абсолютно непригодными для ведения боевых действий. Во всяком случае, бывший начальник сухопутных войск Великобритании Ричард Даннат заявил, что еще в 2006 году списал их на металлолом как слишком легко бронированные и непригодные для использования на линии огня. Поэтому продажу их Украине, отражающей военную агрессию, генерал считает аморальной.

В феврале 2015 года стало известно о серьезной растрате, осуществленной руководством Житомирского бронетанкового завода при участии ООО «Укрвагонремтранс». В постановлении суда фигурирует сумма 17,8 млн грн.

В сентябре 2015 года из судебных материалов стало известно, что Главная военная прокуратура расследует дело о хищении средств на нескольких десятках украинских оборонных предприятий. Речь шла о порядка 50 млн грн. Украинские Г П платили деньги якобы за электронные компоненты, которые на самом деле не поставлялись. Список замешанных в схеме предприятий поражает.

Перевод денег на фиктивные посреднические фирмы, открытые за рубежом, похоже, один из излюбленных способов вывести деньги из украинской оборонки. В декабре 2015 года одна из таких схем стала достоянием общественности. Речь идет о приблизительно 44 млн грн ($ 1,95 млн), которые ГП «Уралмаш» заплатило британской компании Fuerteventura Inter LP за агентские услуги. На самом деле, как установили в НАБУ, это была фирма, зарегистрированная за несколько месяцев до заключения сделки гражданином Украины.

Об еще одном серьезном скандале, фигурантом которого стал «Укроборонпром», связанном, правда, не с финансами, а с качеством выполняемых работ, общественность узнала благодаря публикации «Апострофа» в апреле 2016 года. Речь шла о дефектной броне, которая использовалась при производстве отечественной тактической боевой машины «Дозор-Б». К слову, известны случаи, когда командиры подразделений даже отказываются принимать технику, поставляемую им предприятиями «Укроборонпрома» из-за низкого качества выполненных работ. Такие действия командиров можно понять, если вспомнить случай со взрывом миномета «Молот» на полигоне Широкий Лан, в результате которого в июле 2016 года погиб командир расчета, а несколько бойцов получили ранения.

В декабре 2016 года Михеил Саакашвили, на то время еще губернатор Одесской области, заявил об отмывании руководителями предприятий «Укроборонпрома» 4,6 млн грн при закупке комплектующих для БТР-80. И даже опубликовал соответствующие документы. Всего же, по мнению Саакашвили, за 2016 год на закупках вооружения отмыли порядка 2,9 млрд грн.

Пора что-то менять

Это лишь несколько из длинной череды фактов, которые говорят о том, что «Укроборонпром» по-прежнему воспринимается кое-кем в качестве кормушки. Может ли быть такое, что руководитель государственного концерна не в курсе этой деятельности? Очень сомнительно. Но даже если предположить, что Роман Романов не был осведомлен о всех вышеперечисленных махинациях, то возникает логичный вопрос — а зачем украинской оборонке такой менеджер, допускающий разворовывание средств в миллиардных масштабах? Тем более в условиях войны? При всем этом руководство «Укроборонпрома» еще и регулярно просит у государства дополнительные средства на обеспечение своей деятельности.

Между тем во многих странах оборонная промышленность является одним из драйверов развития национальной экономики. К примеру, Израиль (государство, которое также находится в состоянии войны, причем уже много лет) в 2016 году экспортировал оружия на $ 6,5 млрд. И это не считая экспорта в сфере кибербезопасности, который принес этой стране еще порядка $ 3 млрд.


Украина же экспортировала в прошлом году вооружения всего на $ 750 млн, хотя, по мнению экспертов, вполне способна экспортировать на $ 3−35 млрд в год. Однако для этого Украина должна приложить определенные усилия, считают эксперты.

Первое, что нужно сделать, чтобы исправить сложившуюся в украинском оборонно-промышленном секторе ситуацию, это искоренить коррупцию, считает американский эксперт Майкл Карпентер.

«Сектор украинской военной промышленности является наиболее важным. Реформы должны быть направлены на то, чтобы побороть коррупцию в украинском оборонном секторе. Не может быть такого, чтобы уровень коррупции был астрономическим. Компании не будут инвестировать в Украину, пока здесь будет коррупция. Пришло время избавиться от „Укроборонпрома“. В этом заключается идея — как победить Россию. Вы проиграете, если не поборете коррупцию», — заявил Карпентер. По его мнению, потенциал Украины в производстве вооружений — «невероятный», и она может изготовлять оружие не только для борьбы с Россией, но и для экспорта. Однако коррупция в этом секторе сводит все на нет.

В свою очередь, заместитель директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР) Михаил Самусь полагает, что проблемы в украинской оборонной промышленности несколько глубже и системнее, и коррупция — лишь производная от них. По его мнению, главная причина проблем состоит в том, что в Украине отсутствует система управления оборонной промышленностью, то есть орган, который бы управлял процессами на уровне правительства и отвечал бы за реформирование этого сектора.

«После Революции достоинства во всех программах, которые касаются реформирования, прописано, что „Укроборонпром“ должен быть модифицирован. И должна быть создана структура исполнительной власти, которой „Укроборонпром“ сейчас не является. По сути, он занимается коммерческими процессами и не несет ответственности за управление сектором оборонной промышленности. Это всего лишь обычное предприятие, перебирающее на себя какие-то функции управления. И это действительно открывает широкие возможности для коррупции», — сказал эксперт.

С формальной точки зрения, считает Самусь, сотрудников концерна и входящих в него предприятий даже нельзя обвинить в коррупции. «Они не являются государственными служащими, а значит — не попадают под действие антикоррупционного законодательства и проверку антикоррупционных органов», — пояснил замдиректора ЦИАКР.

Такое положение дел, по словам эксперта, не позволяет представителям органов власти, тем же парламентариям, эффективно контролировать процессы, происходящие в «Укроборонпроме».

«Если бы у нас существовал орган исполнительной власти, который бы занимался оборонной промышленностью, то не возникало бы никаких проблем с прозрачностью. Соответствующий комитет Рады просто вызвал бы нужных чиновников и работал бы с ними напрямую. Но представители „Укроборонпрома“ — не чиновники, а сотрудники предприятия, которые могут не отчитываться перед депутатами», — пояснил Михаил Самусь.

Эксперт добавил, что, по его мнению, ближайшие два года вряд ли стоит ожидать каких-либо существенных изменений в сфере управления оборонной промышленностью.

«Я думаю, что до парламентских и президентских выборов изменения — не реальны. Сам новый орган, это может быть, например, агентство, может начать работать в течение одного-трех месяцев, эта не проблема. Но затем перед ним будет стоять задача запустить реформирование отрасли и переварить все то, что фактически осталось нам еще с советских времен», — резюмировал эксперт.