Война на Донбассе

Украина – «большой Kinder garden», или почему Александр Хуг не назвал Россию агрессором

09 ноября 2018 | 08:30

Оценка военного конфликта на Донбассе, которую в СМИ озвучил сдавший полномочия заместитель главы специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ Александр Хуг, в Украине вызвали бурю общественного возмущения. С одной стороны, он рассказал о фактах, подтверждающих прямое участие российских военных и поставки вооружений из России через границу с нашей страной, но с другой — не признал военную агрессию России против Украины. Realist проанализировал юридическую базу действий СММ ОБСЕ, и почему Хуг делает настолько парадоксальные заявления, что как-то совсем не по-дипломатически противоречит сам себе.

Упрямый швейцарец

Напомним, сначала Александр Хуг оконфузил американское аналитическое издание Foreign Policy (а это очень авторитетный ресурс, освещающий внешнеполитические дела Соединенных Штатов), отказавшись от своих слов о том, что не увидел доказательств военного присутствия России на востоке Украины. После этого издание исправило уже опубликованное интервью.

Потом наш военкор Андрей Цаплиенко добивался от Хуга публичного признания России агрессором. Получив от собеседника подробные ответы, с кем из российских военных встречался собеседник, какое российское вооружение видел, спросил его об этом прямо. Но упрямый швейцарец ответил: «Нет. Но я считаю, Россия, как и Украина и ОРДЛО признали, что существует серьезная проблема, которую необходимо решать, и все они обязались это делать». И вызвал на себя шквальный огонь критики в Украине со стороны общественности, СМИ и политиков.

Александр Хуг - наиболее узнаваемый представитель международного сообщества на Донбассе /фото ОБСЕ/
Александр Хуг - наиболее узнаваемый представитель международного сообщества на Донбассе /фото ОБСЕ/

Александр Хуг — наиболее узнаваемый представитель международного сообщества, следивший за развитием военного конфликта четыре года. Каждое его слово имеет особый вес. Для Украины важно, чтобы именно он заявил о прямом участии России в войне на Донбассе. Но в том числе по этим причинам, Хуг этого не сделал.

Красная тряпка для быка

С тех пор, как 34 страны Европы в 1990 году подписали Парижскую хартию о свободной и равноправной Европе, ОБСЕ (Организация по сотрудничеству и безопасности в Европе) стала обязательным элементом в урегулировании конфликтов почти по всему миру. Одновременно за организацией закреплялось недоверие. Выступать в роли нейтральных примирителей всегда означает вызывать недовольство сторон конфликта.

В Косово в год провозглашения независимости (2008-й), когда уже завершилась военная фаза конфликта и шел процесс политического урегулирования (Сербия считает эту территорию своей исторической провинцией), сотрудник миссии ОБСЕ объяснял журналистам: «Мы и для сербов, и для косовских албанцев — как красная тряпка для быка».

Теперь о влияние России в ОБСЕ. В том же году в Северной Митровице (сербский анклав в Косово) на встрече миссии ОБСЕ с более, чем двумя десятками журналистов из разных стран вступительное слово должен был сделать американский представитель — он же глава миссии. Но не успел он поздороваться, как в зал вошел другой сотрудник ОБСЕ и что-то шепнул ему на ухо. После чего американец извинившись, объяснил, что вынужден покинуть встречу, потому что группа протестующих радикальных сербов (дымовые гранаты, попытки прорвать стенку полиции НАТО — все по типичному сценарию) согласны разговаривать только с ним. А тот, кто принес это известие, резко изменившее планы американского представителя, был российским представителем в миссии. Он и стал вместо американца главным спикером для журналистов.

СММ ОБСЕ в Авдеевке после обстрелов /фото ОБСЕ/
СММ ОБСЕ в Авдеевке после обстрелов /фото ОБСЕ/

Влияние России в ОБСЕ не меньше и не больше, чем в других международных организациях, а также парламентах и правительствах зарубежных государств: те же инспирации конфликтов, провокации и подковерные игры.

Сами себе «хуги»

СММ ОБСЕ — единственное представительство мирового сообщества на Донбассе. Ее отчеты — единственный официальный источник информации для иностранных правительств и международных организаций о том, что происходит в этом военном конфликте. А в них о присутствии военных из конкретных подразделений армии РФ и о российском оружии, которое они видели, нет ни слова — и чтобы не рассказывали наблюдатели иностранным и украинским журналистам.

«Наблюдатели пишут о не идентифицированных вооруженных формированиях и вооружении, которое из России пересекает границу с Украиной. Но военнослужащие ли это российской армии, или, как утверждает Кремль, добровольцы, в отчетах не сказано», — обращает внимание Realist'a глава правления МЦПИ (Международный центр перспективных исследований) Василий Филипчук.

"Неидентифицированные" военнослужащие ВС РФ и российское вооружение на Донбассе
"Неидентифицированные" военнослужащие ВС РФ и российское вооружение на Донбассе

Такие формулировки полностью отвечают Минским соглашениям. А именно наблюдать за их выполнением сторонами конфликта и уполномочена СММ ОБСЕ. Все эксперты, с которыми общался Realist (причем, дававшие полярно разные оценки позиции Хуга) единодушны в одном: причина противоречивых высказываний наблюдателя в Минских соглашениях. Они легли в основу Резолюции Совбеза ООН 2202 от 17 февраля 2015 года, которая призывает стороны конфликта выполнять Минск-2, текст которого прилагается. В них (пункт 2) сторонами конфликта названы Украина и вооруженные формирования отдельных районов Донецкой и Луганской областей.

«Никакого иного юридического документа по Донбассу, кроме Резолюции Совбеза ООН 2202, нет. В ней четко сказано, что стороны должны выполнять Минские соглашения, в которых Российская Федерация упоминается только 2 раза в разделе Совместное заявление президентов как посредник. Тогда на каком основании Хуг может называть Россию агрессором?», — объясняет Флипчук.

Если Минск-2 руководство Украины вынуждено было подписывать на фоне тяжелейших боев под Дебальцево (по задействованному вооружению и участию формирований российской армии), то на представительство только ОБСЕ на Донбассе Украина согласилась добровольно.

По мнению Василия Филипчука, была возможность привлечь более широкое представительство международных организаций на Донбассе. Сейчас миссия ООН там ограничена гуманитарной помощью, отслеживанием безопасности и прав пострадавших от конфликта. Но для этого Украина должна не допустить вынесения за скобки единственного юридически признанного факта военной агрессии Кремля – аннексии Крыма и решение Госдумы о включении полуострова в состав Российской Федерации. Тогда можно было добиваться принятия решения не Совбезом, а Генассамблеей ООН.

«Когда одно государство оккупирует часть территории другого и ведет боевые действия на его территории, то очевидно ведет военные действия против другого, рассматривать должна ООН, но для этого мы должны были предоставить четкие формулировки (какие бы там вооруженные „вежливые человечки“ ни были), что Россия аннексировала часть нашей территории, что она — прямой участник конфликта и поэтому она не может участвовать в обсуждении украинского вопроса. А так как Россия — постоянный член Совбеза, значит вопрос нужно выносить на уровень Генассамблеи» — говорит дипломат.

Украина могла обратиться за поддержкой к американцам, которые в противостоянии с россиянами (обе стороны, пользуясь правом вето, блокируют решение, если оно кого-то из них не устраивает) заблокировать решение в Совбезе. Тогда, согласно процедуре ООН, после провальных голосований в Совбезе, вопрос уже обсуждает Генассамблея. Причем, подписанный за два дня до принятия Резолюции Совбеза ООН 2202 Минск-2 не помешал бы предпринять такие шаги.

«Полагая, что, возможно, у нового руководства недостаточно компетентности, опыта, мы предложили президенту Порошенко (лично я передавал через Луценко) документы с разъяснением сути проблемы и что надо делать. Мне ответили: президент знает, что делать», — рассказывает Василий Филипчук.

Резолюция Совбеза ООН 2015 г. по Украине не включает вопрос аннексии Крыма (на фото экс-постпред Украины при ООН Юрий Сергеев)
Резолюция Совбеза ООН 2015 г. по Украине не включает вопрос аннексии Крыма (на фото экс-постпред Украины при ООН Юрий Сергеев)

«Белая книга» войны

Наблюдатели сходятся во мнении, что руководство Украины само завело конфликт с Россией в тупиковые правовые рамки: Крым вынесен за рамки Резолюции ООН, безрезультатный переговорный процесс в Минске, Нормандский формат, присутствие в зоне конфликте только ОБСЕ. Причем, иностранные, комментируя Realist'y на правах анонимности реакцию в Украине на слова Хуга, отмечали, что это обстоятельство украинская общественность и журналисты начинают забывать. Но это прекрасно понимает тот же господин Хуг, именно потому что следил за развитием конфликта с самого начала.

Как сказал американский аналитик, попросивший не указывать его имя из соображений политкорректности, украинские люди и политики ведут себя так, как будто живут в большом детском саду. И добавил, как, впрочем, и жители других постсоветских стран.

Не все украинские наблюдатели согласны, что неопытность и некомпетентность — главные причины создавшейся тупиковой ситуации на Донбассе. «В этой истории много белых пятен, — говорит Realist'y эксперт по международной безопасности ГО „Майдан закордонных справ“ Алексей Куропятник, — которые по прошествии времени начинают всплывать. Даже в публичном доступе есть достаточно указаний на вероятность неких договоренностей с Россией. Может оказаться, что Россия осуществила агрессию, но в координации с новой властью в Киеве в 2014 году, которой выгодно было избавиться от давления активных протестующих. По-моему, это — единственно разумное объяснения этого тупика в разрешении конфликта».

Экс-президент Леонид Кучма, представлявший  Украину на переговорах в Минске с июня 2014 г., в октябре 2018 г. вышел из состава переговорной группы.
Экс-президент Леонид Кучма, представлявший Украину на переговорах в Минске с июня 2014 г., в октябре 2018 г. вышел из состава переговорной группы.

То, что аннексии Крыма и войны на Донбассе можно было избежать, уверен и Василий Филипчук. «Еще в феврале 2014 года за 4 дня до бегства Януковича, вышла моя статья в европейских медиа о том, что нужно делать, чтобы избежать потери территории, кровопролития и замороженного конфликта. Нужно было сразу разговаривать с Москвой, обещать, что не будет НАТО, что согласны координировать выполнение „Ассоциации“, чтобы не в ущерб российской экономике. Тогда у нас еще не было легитимной государственной власти, и мы обсуждали эти вопросы с послами и с Пайетом (экс-посол США — R°) и Томбинским (экс-посол ЕС — R°), с российскими политическими игроками, по каналам ООН», — рассказывает дипломат.

Александр Хуг, отвечая на вопрос Андрея Цаплиенко, хотелось бы ему когда-то назвать агрессора агрессором, сказал: «Это будет очень длинная книга, если мне придется ее написать…». Украина добровольно выбрала роль пешки в геополитической игре между США и РФ, и теперь платит такую цену.

«Уже никому не нужно называть Россию агрессором, - говорит Алексей Куропятник, - Штайнмайер (президент Германии, экс-глава МИДа ФРГ – R°) дважды приезжал в Киев в мае этого года обсуждать передачу нашей ГТС под совместное управление Украины, Германии и России. А как можно с приличной миной обсуждать с агрессором этот и другие вопросы сотрудничества?».

Зарубежные медиа уже давно назвали военный конфликт на Донбассе «забытой войной в Европе». Статья в британской Financial Times, американской Washington Post, скандальное интервью Хуга для Foreign Policy — в названиях этих материалов именно эта формулировка.

Как отметил в комментарии Realist'y экс-заместитель секретаря СНБОУ Степан Гавриш, отказ Хуга назвать Россию агрессором (а, по его мнению, он мог об этом заявить, потому что располагал необходимыми фактами, но не стал) для Украины новый серьезный вызов. В частности, это может быть тревожным сигналом к смене позиции Запада по сохранению режима санкций в отношении России.

«Меркель уходит из политики, популярность президента Макрона падает, в Штатах обостряется борьба между демократами и республиканцами, не определенным остается будущее президента Трампа, — говорит Гавриш. — Вскоре на встрече в Париже между Путиным и Трампом (11 ноября — ), мы поймем, остаются ли у нас союзники в этом конфликте с Россией».