Тренды

Тренды информвойны-2017: «дембель-шпион», искусственный интеллект и «сериалы» о связях Украины с «силами зла»

22 декабря 2017 | 09:00

— В этом году, пожалуй, еще не было ни одной недели без новостей, которые негативно не влияли бы на имидж нашей страны в международном пространстве, либо не раскачивали ситуацию внутри. Не всегда можно говорить, что за информповодом была «рука Кремля». Но достаточно часто получается проследить логику: «Это было выгодно российским спецслужбам», — рассказывает Дмитрий Золотухин, замминистра информполитики.

Увы, информационная война не стихает. И подводя итоги 2017-го, эксперты рассказали Realist’у о трендах прошедшего года и сделали прогноз на будущее.

«СЧЕТЧИК ДМБ», ИЛИ ПРОГРАММА-ШПИОН

В этом году среди наших военнослужащих стал популярен российский софт, который называется «Счетчик ДМБ».

— Его «фасадная» функция показывает, сколько осталось дней, часов до «дембеля». Настораживают несколько нюансов. Во-первых, при регистрации нужно ввести ФИО и номер части. Во-вторых, «счетчик» получает доступ к вашему местоположению, — рассказывает Дмитрий Плетенчук, пресс-офицер 406 ОАБр. — В-третьих, он имеет право просматривать ваши данные на USB-накопителе. В-четвертых, проследить, что скачивается и передается этой программой, невозможно. Наконец, есть функция, которая запрещает переход телефона в спящий режим — странно для просто счетчика дней.

По словам офицера, тяжело представить, что российские спецслужбы не воспользуются такими возможностями для сбора данных (скажем, о дислокации и перемещениях наших военных). Но силами волонтеров-программистов выяснить, как на самом деле работает «счетчик», не удалось.

— Эта подозрительная программа — лишь вершина айсберга. Огромное количество наших военных продолжают использовать российские соцсети, а в РФ по-прежнему создают контент специально для нашей армии, — продолжает Дмитрий.

По словам военнослужащих, идеологической работой в нашей армии практически не занимаются (за редкими исключениями). Практически нет ни контрпропаганды, ни пропаганды. И в итоге бойцы читают сепарские паблики в соцсетях, а потом пишут уже на своих страницах что-то типа: «Шоколадный … где твой мирный план?».

«МЫ УСПЕШНО ОТБИЛИ 4−5 КИБЕРАТАК»

— Трендом этого года стало использование россиянами автоматизированных систем. Они создают прототипы программ с искусственным интеллектом для информационной войны. Один человек может вести 30−50 аккаунтов, у машины возможностей больше. К тому же, это дешевле, а бюджет России начинает уменьшаться, — рассказывает Александр Курбан, политолог, эксперт в области стратегических коммуникаций. — Еще хочу отметить, что раньше мы не уделяли нужного внимания кибервойне. Но фактически каждое важное событие в мировой политике сопровождается атакой российских хакеров. Или, вот, недавно была новость, что якобы Северная Корея атаковала хранилище биткоинов и похитила круглую сумму. Но мы же понимаем, что у Пхеньяна нет ресурсов для таких операций. Через эту страну действовал Кремль.

Говоря на эту тему, уместно будет вспомнить об атаке, которая 27 июня парализовала работу крупных украинских предприятий, банков, медиа.

— В тот день, примерно в 10:30—11:00, начали поступать первые сообщения о вирусе Petya.A. Через два часа стало понятно, что это — массированная атака. Но госорганы молчали до вечера. Насколько я знаю, СБУ сделало официальное сообщение примерно в 18 часов, — вспоминает Дмитрий Золотухин, замминистра информполитики. — С одной стороны, это хорошо, раньше на подобные события реагировали с задержкой и в 11 часов. Но с другой стороны, публикация на официальной странице СБУ уже не могла справиться с волной фейков. К тому времени появились многочисленные публикации с лжеинструкциями о том, как «бороться» с вирусом.

Дмитрий напоминает, что в тот и последующий дни «разгонялись» новости о том, что украинские органы безопасности не в состоянии контролировать ситуацию.

— И это не случайно. Репутационная атака может быть для нас наиболее болезненной. Западным субъектам показывают, что Украина ничего не может решить из поставленных перед ней задач. Главный вопрос — лишить нашу страну международной поддержки, — продолжает Золотухин. — Но если мы говорим о борьбе с российскими хакерами, то нужно сказать, что, по моей информации, мы в этом году успешно пресекли 5−6 кибератак.

ФЕЙК-СЕРИАЛЫ

В заключение переходим к такому, уже ставшему классическим, орудию гибридной войны, как фейки.

— Работу российских спецслужб можно сравнить с телесериалами. Они постоянно используют несколько тем, нарративов. Нет смысла вбрасывать что-то принципиально новое, если можно устроить «серфинг» на поднятой несколько лет волне, — рассказывает Золотухин.

Эффективность достигается за счет регулярного повторения одних и тех же идей. Например, Украину постоянно пытаются связать с некими «точками зла», будь то террористические организации или страны. Один из излюбленных «сериалов» — о том, что наша страна незаконно торгует оружием.

— Для нас была страшным ударом статья в The New York Times, где рассказывалось, что мы якобы поставляли ракетные двигатели для ядерной программы Северной Кореи. Текст наполнен словами: «возможно», «может быть», «по словам экспертов». Прямого обвинения там нет. И упомянутый там эксперт позднее давал интервью и признавался: «Мои слова исказили». Но многие ли читатели будут искать информацию о том, что это за специалист, что он еще говорил? — разводит руками Золотухин. — Следующим «сезоном» стали разговоры о том, что Украина вроде поставляет оружие в Северный Судан. В докладе Transparency International раскрывали схему торговли с этой страной через Уганду. Но если посмотреть статистику, то у России первое место в таком бизнесе. Однако, в том докладе ей место не нашлось.

По словам эксперта, в этом году было и несколько новых «сериалов» с фейками. Так, сначала заговорили, что Украина поставляет боевиков для ИГИЛ. Потом начали писать, что их боевики лечатся в наших госпиталях, ассимилируются, получают «чистые» документы.

— И все сделано по канонам журналистики. Есть мнение двух сторон, есть баланс мнений. И многие поймут, что это пропаганда, что это фейк, созданный россиянами. Но, при этом, кто-то решит, что дыма без огня не бывает. И получается, как в анекдоте: ложечки нашли, а осадок-то остался, — считает Золотухин.

«У ЗАПАДА НЕТ СПЕЦИАЛИСТОВ, У НАС — ФИНАНСОВ»

Надежды на то, что в следующем году информатаки прекратятся, нет.

— Информвойна — самый дешевый вариант противостояния. РФ на такие цели использует $ 3−3,5 млрд в год. Для сравнения: только на социально-экономическую поддержку так называемых «ЛНР» и «ДНР» тратится $ 2 млрд, — рассказывает Александр Курбан. — Стратегия России не изменится, Кремль будет стараться создать «управляемый хаос». В ключевом с точки зрения геополитики регионе формируется проблема, раскручивается, а затем появляются россияне: «Мы поможем все решить». Кремль ищет точки для дестабилизации, чтобы потом торговаться (скажем, по вопросу санкций).

Дмитрий Золотухин добавляет:

— Много средств будет потрачено на раскачку ситуации внутри Украины. Атаки будут направлены на сами СМИ, россияне постараются дискредитировать как отдельные издания, так и журналистику в целом. Задача — подорвать доверие людей к новостям и дезориентировать. Мы не сидим, сложа руки, но перелома в этой войне пока не намечается. У Запада нет экспертов, которые бы понимали, что нужно делать. У нас — финансов.

Российский журналист, публицист Аркадий Бабченко возражает:

— Специалистов на Западе хватает. Три года назад я много ездил по Европе, разговаривал со многими экспертами. И тогда люди не понимали, что происходит. Они считали, что РФ — все же демократическая страна. Сейчас они начали понимать, что представляет из себя современная Россия, куда все клонится и начали выстраивать методы защиты и сопротивления. Бюрократия в ЕС — это очень тяжелая машина, ее сложно раскачать, но через время она заработает на полную мощь. Вы должны понимать, что пропаганда всегда выигрывает на короткой дистанции. Но свободные СМИ побеждают на средних и уже тем более — на дальних дистанциях, — считает Бабченко.