Реальность

Теневой игрок или правая рука Табачника - мнение реалиста о коллекционере Комском

08 ноября 2018 | 09:30

Кресло украинского антикварного рынка совсем скоро может опустеть. Некогда галерист и коллекционер Леонид Комский оказался в шаге от разорения: вся его недвижимость арестована, а сам он должен по ипотеке крупному российскому два миллиона долларов.

«Коллекционирование — это страсть. Когда ко мне приходят начинающие коллекционеры, я их честно предупреждаю: будьте осторожны, это неизлечимая болезнь» — эти слова принадлежат Леониду Комскому — широко известному в Украине галеристу, издателю, коллекционеру. Так могла бы начинаться ода человеку, который 25 лет профессионально занимается искусством. Могла бы, но судя по всему не начнется.

Так, СМИ сообщают об обратной стороне жизни, тщательно скрываемой хозяином аукционного дома «Дукат» и издателем журнала «Антиквар», в редакционную коллегию которого в свое время входил Виктор Янукович.

Вы знаете, что украинский антикварный рынок напрочь «черный»? Причем «черный» настолько, что граничит с разграблением украинских культурных ценностей. Время от времени в СМИ появляются новости о том, что из какого-то музея пропали предметы искусства. В январе прошлого года из Львовской галереи искусств исчезло 95 старопечатных книг и сотни других печатных предметов (старинные плакаты, журналы). Из научной библиотеки им. Вернадского в 2016 году украли первую печатную книгу в Украине стоимостью 150 000 долларов.

Кражи и таинственные исчезновения в Украине случаются не просто так, а по причине системной работы «арт-мафии». Причем речь идет не о киношных бандитах, которые под покровом ночи с помощью специальных приспособлений совершают филигранные кражи.

Украинская арт-мафия — это люди в пиджаках, пользующиеся тотальной коррупцией в музеях. Незачем устраивать показательное ограбление, если можно договориться с руководством музея и просто взять тот или иной предмет искусства.

«Единственное, что должно делать государство,— не мешать», — сказал как-то в интервью самый известный украинский антиквар Леонид Комский. Получается, руководителям музеев на руку отсутствие государственной программы развития музейного направления. Потому что так проще присваивать себе предметы искусства.


Коллекционер Леонид Комский
Коллекционер Леонид Комский

Допустим, кто из нас знает, насколько ценные картины хранятся в запасниках Национального художественного музея? Мы вообще не знаем, что там хранится и хранится ли. Потому что чем меньше мы знаем об истинной ценности украинского культурного достояния, тем спокойнее чувствуют себя бандиты.

Сложно украсть «Мона Лизу» из Лувра или работы Веласкеса из Прадо. Но очень легко украсть полотна якобы неизвестного художника времен соцреализма из запасников обветшавшего украинского музея. Здесь его полотна известны только специалистам рынка, экспертам культуры и искусств. А за рубежом состоятельные коллекционеры готовы отдавать за них сотни тысяч долларов.

Тем более, что украинское законодательство устроено таким образом, что антикварный рынок работает максимально непрозрачно, а в мутной воде проще зарабатывать, не привлекая внимание правоохранительных органов. В частности, продавая краденую картину, скульптуру или любой другой предмет искусства, покупатель не спрашивает о ее происхождении. То есть, ему все равно, откуда взялся этот предмет искусства. Подлинный — и хорошо. Антиквары же, согласно своему неписаному кодексу, всегда хранят в тайне, где ищут предметы и как вещь к ним попала. Тем паче, если конкретная картина или книга с криминальным душком.

Так почему бы не экспроприировать картину из украинского музея и не продать ее анонимному коллекционеру за рубежом? Именно так видимо думал, и, что самое главное, делал бывший министр культуры Дмитрий Табачник, за которым тянется длинный шлейф пропавших из украинских музеев предметов искусства, который, кроме всего прочего, был президентом Гильдии антикваров Украины. Отличная ширма для превращения любви к искусству в страсть к обогащению.

Но не все так было просто даже для Табачника эпохи позднего Януковича. Для того, чтобы системно торговать крадеными предметами искусства, нужен свой галерист и продавец. Крупный, известный для рынка и медиа. С его помощью краденое можно выставлять на торги и неплохо зарабатывать. На роль такого посредника был вероятно и выбран близкий друг и, по совместительству, известный торговец предметами искусства в Украине — Леонид Комский.

Комский свой первый аукцион предметов искусства и антиквариата провел в 2009 году, около десяти лет издает журнал «Антиквар», регулярно раздает интервью для СМИ на тему украинского искусства и культуры, проводит различные выставки, владеет антикварными магазинами и художественными галереями. Немудрено, что при Табачнике его личный картино— и книгодилер нарастил авторитет и даже вошел в ТОП-25 самых влиятельных деятелей украинского арт-рынка по версии журнала «Фокус».

Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката"
Предаукционная выставка аукционного дома "Дуката"

«Все начинается со скупщика где-то в поселке, который стоит на базаре с объявлением — „Куплю монеты, посуду и старые вещи“. Он продает что-то из найденного более крупному дилеру, а тот уже едет в город, где ищет своих покупателей», — вот как описывал тогда свою будничную, работу сам Комский в одном из многочисленных интервью.

Особую страсть Комский питает к украинскому соцреализму, на котором и специализирует свой бизнес. Комский признавался,что в его продажах по-прежнему лидируют мастера этого направления — Николай Глущенко и Сергей Шишко, чьи работы продаются на киевских аукционах за сотни тысяч долларов.

После Революции Достоинства, когда уже и сам Табачник стал раритетом, но уже политическим, дела у его протеже пошли под меньший шелест купюр.

«Раньше среди покупателей было много чиновников. Вещи, как правило, покупались на подарки. Сейчас подарочный сегмент практически исчез», — сокрушается Комский.

Хуже всех пришлось соцреализму, что легко объяснимо. В противовес этому Леня попытался было оседлать волну патриотизма, заигрывая с широкой общественностью словами о повышенном интересе к украинскому искусству в стране как важном показателе национальной зрелости. И как тут не вспомнить слова, произнесенные еще в 1775 году (вот уж по-настоящему ценный экземпляр): «Патриотизм — последнее прибежище негодяя».

Видимо, не наведя мостов с новой властью, Комскому пришлось влезать в долги. Причем по-крупному. Иначе не объяснить тот факт, что Управление государственного реестра Главного территориального управления юстиции в Киеве в мае 2015 года арестовало принадлежащее ему наполовину нежилое помещение общей площадью свыше 200 квадратных метров по улице Олеся Гончара. А вместе с тем этим решением был наложен арест на всю недвижимость Комского, где, среди прочего, есть взятая в ипотеку на 2 миллиона долларов в российском банке квартира на Владимирской, в которой зарегистрирован журнал «Антиквар».

Кроме того, что он делает бизнес на продаже украинского художественного наследия, Комский ведет жизнь настоящего рантье — сдает помещения в аренду, — и значится бенефициаром ООО «Оливин+», занимающегося производством ювелирных изделий.

Как видим, во всей этой истории итог печален: без наделенного властью покровителя образ прогрессивного галериста и ценителя высокого искусства стремительно иссякает, а вместо него появляется должник, обремененный арестом всей недвижимости.