крым

Российская «засуха» в Крыму

30 мая 2018 | 08:00

Руководство Российской Федерации, аннексируя украинский Крым, проигнорировали экономические и социальные риски. Полуостров, отрезанный от материковой Украины, нежизнеспособен. Широко разрекламированный Керченский мост ситуацию не исправит. Технические проекты, анонсированные крымской «властью», не могут решить острейшую проблему — нехватку воды.

С первых месяцев аннексии Крыму стало не хватать воды для питья, орошения полей и потребностей промышленных предприятий. В самой тяжелой ситуации оказались жители степных районов. Без воды с материковой Украины над полуостровом нависли три главные угрозы: кризис сельского хозяйства, засоление почв и минерализация воды из-за использования грунтовых источников в технических целях.

Полуостров-сад на украинской воде

До аннексии пахотные земли в Крыму занимали около 1,7 млн га. Днепровской водой по Северо-Крымскому каналу орошали около 450−470 тыс. га. Как правило, поливали картошку, свеклу, клевер, кукурузу, люцерну и другие кормовые культуры. До конца 90-х годов, пока в регионе еще активно занимались садоводством, часть воды направляли на орошение фруктовых деревьев.

Благодаря украинским водным ресурсам засушливую крымскую степь удалось превратить в край возделанных полей, садов и виноградников.

В среднем за год из Днепра на полуостров поступало более миллиарда кубометров воды. Канал с материковой Украины обеспечивал потребности населения и промышленности примерно на 85%. Остальное — внутренние источники. Полноводных рек в Крыму нет, поэтому приходилось дополнительно использовать грунтовые воды, но их расходовали только для питья и полива частных огородов.

Водная блокада со стороны Украины, спровоцированная российской оккупацией, привела к резкому сокращению полива. По информации чиновников, в прошлом году поливали всего лишь 10 тыс. га. Итого — площадь орошаемого земледелия на полуострове сократилась более чем на 92%. Отдельные отрасли, например рисоводство, «умерли» и их уже не реанимируешь.

Сейчас степной Крым становится таким, каким он был в 1950-х годах — засушливой территорией. А на севере уже наблюдаются признаки опустынивания.

Благодаря украинским водным ресурсам засушливую крымскую степь удалось превратить в край возделанных полей, садов и виноградников
Благодаря украинским водным ресурсам засушливую крымскую степь удалось превратить в край возделанных полей, садов и виноградников

«Слабое и изверженное» фермерство

Первые три года с начала российской оккупации в марте 2014 года крымские фермеры как-то держались за счет осадков. Но им пришлось ограничиться содержанием молочного скота, свиноводством, а также выращиванием зерна и ячменя. Этим сельскохозяйственным культурам хватает естественных осадков. Только проблема в том, что каждые 4−5 лет в Крыму наступает засуха.

Как рассказал Realist’у фермер из Первомайского района Виктор П., зима в этом году была морозной, но бесснежной. Посевы озимых пострадали от холодов и не насытились влагой. Надежды на проливные дожди, которые тут традиционно выпадают в апреле — мае, не оправдались. Большая часть хозяйств по итогам года рискует в лучшем случае выйти в ноль, в худшем — в минус.

«Последние пару лет с гектара удавалось собрать около 2,5-2,7 тонн ячменя и около 3,5 тонн озимой пшеницы. В этом году, хорошо, если соберем 1,5-1,7 тонн ячменя и около 2-2,5 тонн пшеницы. Часть пустим на корм скоту; еще часть оставим на семена. Проданного зерна хватит как раз, чтобы отбить расходы», – пояснил селянин.

По его словам, в среднем себестоимость обработки одного гектара (пашня, посев, удобрения, культивация, обработка химикатами и уборка) обходится в 13−15 тыс. руб., или около 6 тыс. грн. При этом тонна семенного ячменя или зерна стоит около 10 тыс. руб., или 4,2 тыс. грн. Такого объема хватает, чтобы засеять 4−5 га пашни.

Ситуация с посевами настолько плохая, что в крымском «правительстве» даже не решились скрывать проблему, как они это обычно делают.

Так называемый «глава» аннексированного Крыма Сергей Аксенов заявил российским журналистам, что в нынешнем году весенняя засуха нанесла существенный урон аграриям. Убытки составили более миллиарда российских рублей, или около 420 млн грн.

В первую очередь, пострадали посевы в Красногвардейском, Первомайском, Раздольненском, Красноперекопском, Джанкойском и Советском районах Крыма. «Около 100 тыс. га практически выгорело — в основном, зерновые. Точную сумму ущерба смогу назвать, как только сделают заключение», — заявил Аксенов.

По данным так называемого «министерства сельского хозяйства» Крыма, общая площадь засеянных озимых составила около 440 тыс. га. Из них только 11% посевов — в хорошем состоянии. Состояние остальных 46% оценивается как удовлетворительное, а еще 42% посевов признаны слабыми и изреженными.

Чиновники утверждают, что от засухи погибли только 1,8% озимых посевов. Но фермеры считают, что «власти» значительно занижают площади «плохих» посевов и жонглируют расплывчатыми формулировками типа «удовлетворительные» или «слабые».

Ситуация с посевами настолько плохая, что в крымском «правительстве» даже не решились скрывать проблему, как они это обычно делают
Ситуация с посевами настолько плохая, что в крымском «правительстве» даже не решились скрывать проблему, как они это обычно делают

«Из-за сухой весны около 80% посевов озимой пшеницы в плохом или очень плохом состоянии. Нормального урожая ждать не стоит. С ячменем ситуация не намного лучше. Можно уверенно сказать, что в этом году урожай будет гораздо хуже, чем в прошлом», — говорит фермер Виталий Д. из Красноперекопского района.

При украинской власти фермеры могли после уборки придержать зерно до зимы или следующей весны, чтобы продать его подороже. С российской «властью» так не получается. «В прошлом году местные администрации фактически вынудили крупные хозяйства продать все до наступления холодов. Мол, не нужно „греть“ рынок и „спекулировать“: цены и так высокие», — рассказывает фермер.

Зерно скупают прямо «с поля», еще во время уборки урожая. В прошлом году за тонну давали 6−7 тыс. руб., или около 3 тыс. грн. А если бы зерно пролежало еще хотя бы пару месяцев на элеваторе, то его цена выросла бы до 8−9 тыс. руб. за тонну, или около 3,8 тыс. грн.

У России нет ресурсов, чтобы «напоить» Крым. И утолить эту жажду можно только в одном случае: когда Крым вернется в Украину
У России нет ресурсов, чтобы «напоить» Крым. И утолить эту жажду можно только в одном случае: когда Крым вернется в Украину

Нет денег — воды не будет

В полной мере крымчане ощутили нехватку питьевой воды — особенно в степном Крыму. Жительница поселка Первомайское Валентина Р. рассказала Realist’у, что в их районе проблемы питьевой водой были еще задолго до аннексии. С 2004—2005 годов воду начали давать строго по графику: по пару часов днем и вечером.

«Грунтовых вод уже тогда не хватало. Приходилось углублять скважины, устанавливать более мощные насосы, и вода уже тогда была солоноватой. Тогда же все начали пользоваться бытовыми фильтрами», – рассказала крымчанка.

Когда же перекрыли Северо-Крымский канал, который подпитывал грунтовые источники, ситуация стала критической. Сельским жителям и фермерам массово пришлось бурить новые скважины. А это истощило запасы грунтовых вод.

В так называемом «правительстве» Крыма вынуждены были признать, что на севере полуострова грунтовых вод может хватить не дольше, чем до 2019 года. Сначала оккупационные власти предложили три варианта решения проблемы: опреснение морской воды, строительство водогона со стороны Кубани и возобновление поставок воды с материковой Украины. Но в итоге, все три оказались неосуществимыми.

От последнего отказались сразу: нет смысла предъявлять какие-либо претензии Киеву. По международному праву, захваченную территорию должно обеспечивать государство-оккупант — Россия.

Затем отказались и от идеи опреснения морской воды, потому что финансово потянуть такой проект не просто. Только по предварительным расчетам, на это потребовалось бы минимум 50 млрд руб.

Но и от третьего варианта — строительство водогона из Краснодарского края — пришлось отказаться, в том числе из-за денег. Ориентировочная стоимость объекта составляет 20 млрд руб. Но главное — в регионе и без того всегда ощущалась нехватка воды. Бассейн реки Кубань в 9 раз меньше, чем Днепра. И так называемые «власти» Крыма могут лишь констатировать свою несостоятельность в решении проблемы обеспечения полуострова водой. Она вызвана объективными обстоятельствами. У России нет ресурсов, чтобы «напоить» Крым. И утолить эту жажду можно только в одном случае: когда Крым вернется в Украину.