судебная система

Рисковая работа, или почему мало желающих стать судьями Антикоррупционного суда

30 августа 2018 | 11:50

Прием заявок на конкурс судей Антикоррупционного суда по срокам должен быть в самом разгаре. Высшей квалификационной комиссии судей Украине (ВККС) предстоит избрать 39 судей для нового суда. Только вот за три недели с начала приема заявок, с 8 августа, документы подали только 10 кандидатов: девять — на судей Высшего антикоррупционного суда (ВАС) и один — на судью Апелляционной палаты ВАС. Запас времени еще есть: прием заявок заканчивается 14 сентября. Realist выяснил, почему нет ажиотажа вокруг должностей в суд, который будет судить топ-коррупционеров и, по заявлениям власти, должен стать некой панацеей в борьбе с коррупцией в Украине.

Круги проверок и отбора

Начнем с теории. Согласно закону об Антикоррупционном суде, лицо, претендующее на должность судьи, должно отвечать общим требованиям кандидата, предусмотренным законом «О судоустройстве и статусе судей», а именно: обладать практическими навыками для осуществления судопроизводства по делам, связанным с коррупцией, и отвечать хотя бы одному из дополнительных требований. Таковых четыре: судейский стаж не менее 5 лет, ученая степень в области права и научный стаж в области права не менее 7 лет, адвокатский стаж по уголовным делам не менее 7 лет или же совокупный опыт работы (по трем предыдущим пунктам) минимум 7 лет.


Для участия в конкурсе на судью Антикоррупционного суда кандидату нужно собрать огромный перечень документов. Затем пройти несколько этапов отбора: сначала квалификационное оценивание, которое состоит из тестов и практических задач, потом психологическое тестирование и собеседование с психологом и, наконец, собеседование с членами ВККС. На третьем этапе кандидатов также рассматривает Общественный совет международных экспертов на соответствие критериям добропорядочности и профессиональной этики.

Пройдя все эти круги проверок, ВККС даст рекомендации Высшему совету правосудия, кого из кандидатов следовало бы утвердить на должности судей. После утверждения победителей, документы передаются на стол президенту, и глава государства подписывает указ о назначении судей. По прогнозам главы ВККС Сергея Козьякова, если не возникнет никаких форс-мажоров, то в первой половине февраля 2019 года судейский корпус для Антикоррупционного суда должен быть сформирован. «Думаю, в марте суд будет сформирован», — заявил Козьяков.

Цена вопроса

Теперь — как все происходит на практике. Эксперты в разговоре с Realist’ом назвали как минимум пять основных причин, по которым на сегодняшний день так мало кандидатов подали документ на конкурс в судьи Антикоррупционного суда.

Первая — мертвый сезон. Инертность потенциальных кандидатов объясняется сезонным фактором. Многие сейчас в отпусках. Отдохнут — начнут собирать документы и проявлять активность. «Значительное количество кандидатов только после Дня независимости начали собирать документы», — сказал в комментарии Realist'y глава Transparency International Ukraine Ярослав Юрчишин.

Вторая — сложности с пакетом документов. Документы для подачи заявки на участие в конкурсе на судью Анктикоррупционного суда на практике не так уже просто и быстро собрать. «Некоторые из документов сложно достать. К примеру, адвокатам необходимо подтвердить свой стаж в суде соответствующими судебными решениями», — пояснил Realist'y глава Совета общественного контроля НАБУ Роман Маселко. К тому же, документы следует отправить почтой, что также замедляет их попадание в ВККС.

Третья — дождаться последнего момента. По мнению Виталия Шабунина, главы Центра противодействия коррупции, затягивание с подачей документов на участие в конкурсе объясняется менталитетом и привычкой принимать решение в самый последний момент. «Никакого демарша не стоит искать. В Украине все всегда подают в последний момент. Тем более, что предварительно желание принять участие в конкурсе высказали несколько сот человек», — отметил он в комментарии Realist'y.

Действительно, с 24 июля по 1 августа 2018 года на официальном сайте ВККС действовала система регистрации намерений для участия в конкурсе на должности судей Высшего антикоррупционного суда. На нем зарегистрировалось 782 человека. Из них — 41% адвокаты, 37% судьи, 14% ученые и 8% кандидаты с «совокупным стажем».

Тем не менее, по окончании срока подачи документов ажиотажа ожидать не стоит.

«Правда, больше всего заявок на все конкурсы приходит в последнюю неделю до окончания их приема. Но полагаю, что бешенного конкурса все равно не будет. Предварительное определение намерений, которое проводила ВККС, показало вероятность конкурса более чем 10 человек на место. В реальности, думаю, будет еще меньше. Но конкурс состоится», - говорит Ярослав Юрчишин.

Четвертая причина — зарплаты оставляют желать лучшего. Как выяснилось, многих потенциальных кандидатов не прельщают зарплаты судей Антикоррупционного суда. Как сообщил зампред ВККС Станислав Щотка, у судьи Высшего антикоррупционного суда она составит от 50 до 100 тыс. грн в месяц. На размер зарплаты также влияет выслуга и ученая степень.

Ярослав Юршин в разговоре с Realist'ом обратил внимание на то, что сейчас параллельно проходит конкурс на вакантные должности судей Верховного суда. Требования к кандидатам практически идентичны, а зарплата — около 300 тыс. грн в месяц — существенно выше, чем для судей Высшего антикоррупционного. «Те, кто колеблется, подаются преимущественно в Верховный суд», — говорит Юрчишин.

Нардеп Валерий Карпунцов не верит, что большие зарплаты судьям гарантируют профессиональные и беспристрастные решения антикоррупционного суда
Нардеп Валерий Карпунцов не верит, что большие зарплаты судьям гарантируют профессиональные и беспристрастные решения антикоррупционного суда

Валерий Карпунцов, народный депутат, член комитета Верховной Рады по законодательному обеспечению правоохранительной деятельности, считает вполне справедливой установленную в законе оплату труда судей, которым предстоит принимать решение по коррупционным правонарушениям на миллионы и миллиарды гривен. «Верховный суд — наивысшая инстанция в судебной системе страны, поэтому логично, что у них должны быть самые высокие зарплаты среди всех судей». Он также убежден, что высокая заработная плата не снимает риск того, что судья может под влиянием подсудимых топ-коррупционеров принять неправомочное решение. «А за что им устанавливать очень высокие зарплаты? Во многих ведомствах получают зарплаты по 200, 300 тыс. и даже по миллиону гривен в месяц, а толку? Меньше коррупции стало? Нет», — заявил Realist'y Карпунцов.

Сомнения и риски

«Как показывает опыт двух антикоррупционных ведомств НАБУ и САП, длительных перспектив работы у нового Антикоррупционного суда нет. А требования к кандидатам таковы, что отвечающие им юристы достаточно хорошо зарабатывают. И рисковать своим благополучием и карьерой не все готовы. Ведь не может не пугать перспектива, что через пару лет работы в Антикоррупционном суде можно оказаться «на улице», — заявил в комментарии Realist'y адвокат Игорь Черезов.

Такие опасения вызывает пятая причина слабого интереса к работе в Антикоррупционном суде — его политизация. По мнению заместителя главы парламентского комитета по вопросам противодействия и борьбы с коррупцией Игоря Попова, этот суд создается не для судопроизводства, а для политики. Украинские политики рассматривают его как инструмент сведения счетов со своими оппонентами. Западные центры влияния — как рычаг шантажа и давления на украинских топ-политиков.

«Для потенциальных судей намного больше рисков, чем возможностей. Конфликт между НАБУ и САП показал, что все судьи Антикоррупционного суда могут стать объектом провокаций и пиар-атак. Судьям придется рассматривать дела, в которых часто будет недостаточно доказательств для обвинительного вердикта. В такой ситуации признать фигуранта виновным будет означать нарушить закон, а оправдать – попасть под публичные обвинения и давление», - рассуждает в комментарии Realist’y Попов.

Это мнение частично разделяет и бывший замгенпрокурора Виталий Касько. В комментарии Realist'y он заявил, что высококлассные юристы теряют надежду в том, что в украинских политических реалиях деятельность новых антикоррупционных институций будет отвечать заявленным целям. «Они видят, что новые антикоррупционные органы не демонстрируют независимость. Большинство специалистов не хотят бросать частную практику ради того, чтобы выполнять чьи-то указания, которые даются из политических соображений. По сути, от них потребуется легализовать выдвинутые органами следствия обвинения. Ведь сейчас речь не идет о создании системы правосудия с независимым и непредвзятым судом», — заявил Касько.

Эксперты, с которыми общался Realist, единодушны в том, что не стоит возлагать больших надежд на будущий Антикоррупционный суд. Завышенные надежды приведут к полному разочарованию.

Виталий Касько считает, что судьи Антикоррупционного суда в Украине вынуждены будут лишь легализовать обвинения
Виталий Касько считает, что судьи Антикоррупционного суда в Украине вынуждены будут лишь легализовать обвинения

Народный депутат Игорь Попов прогнозирует, что будущий суд получит несколько сотен дел по мелким коррупционерам и очень немногие дела будут касаться «крупных рыб». Быстрых посадок не будет, что приведет к критике и разгону очередных провалов и «зрады» в обществе.

«Любой суд не может априори иметь перед собой цель побороть то или иное преступление, ведь это — задача правоохранительных органов. Цель создания любого суда — совершение правосудия, чтобы те лица, которые совершили преступление, и их вина доказана в установленном законом порядке в судебном процессе были осуждены, а при недоказанной вине — оправданы», — говорит Касько.

Если рассматривать функции Антикоррупционного суда как вынужденное формальное одобрение обвинения следствия, к качеству и юридической обоснованности которого у адвокатов много замечаний, то сама идея Антикоррупционного суда обречена на фиаско.