Репортаж

Протестующие под Радой: "А не штурмануть ли нам нардепов?"

20 октября 2017 | 18:30

— Нет, дали бы нам «вказівку», мы, что — этот генератор не пропустили бы? Вот почему бы этому нардепу не пойти к нашему начальству не договориться с ним? Нет, он вместо этого «на камеру» с нами ругается. И он, получается — герой, а мы, значит — «не с народом», — тихо возмущается лейтенант Нацполиции. Мы стоим у кордона по дороге к палаточному городку под Верховной Радой. У входа небольшой затор: спецназ в черных шлемах перекрыл дорогу депутату и активистам. Одни пытаются пронести небольшой электрогенератор, другие вежливо препятствуют. Похожая история и у другого входа — только там безуспешно пытаются пронести палатки, и градус страстей выше. Активисты в строительных касках и респираторах скандируют известную речевку про «ПНХ», но адресована она президенту Украины, а не РФ. Боевой дух поддерживает ритмичный стук щитов. Напротив, в десятке метров, молчаливый строй силовиков.

— Они боятся, что мы прорвем кордон и занесем палатки, а мы опасаемся, что они пойдут на нас, — объясняет нам нардеп Егор Соболев, курсирующий между рядами и пытающийся мирно решить этот вопрос (как вы знаете, в первый день протеста были небольшие столкновения между активистами и силовиками).

Заметим, что некоторая часть митингующих выбрала позицию зрителей. И наблюдая за противостоянием, кто-то нет, да и роняет:

— Дежавю. Где-то я такое уже видел…

«ГДЕ КИЕВЛЯНЕ?»

Напомним, акция протеста началась 17 октября. Организаторы и митингующие заявили о трех основных требованиях — снятии депутатской неприкосновенности, создании Антикоррупционного суда и реформировании избирательной системы. У здания Верховной Рады вырос палаточный городок.

Происходящее неизбежно сравнивают с Майданом. И некоторое внешнее сходство, безусловно, есть: палатки с табличками городов (Черновцы, Полтава и т. д.), полевая кухня, сердобольные киевляне, которые угощают активистов едой, строительные каски, респираторы и слоган: «Банду геть». Но даже участники акции не говорят о происходящем как о новой революции. Для части же киевлян это и вовсе «пародия на протест». В соцсетях можно найти возмущенные репортажи, где говориться, что под ВР собрались: «Маргиналы, алкоголики, городские сумасшедшие и многочисленные безработные, чья стихия — это разовые заработки на всяких стремных акциях».

Во второй половине дня здесь, действительно, можно увидеть людей разной степени странности. Например, мужчин в камуфляже, увешенном двумя рядами непонятных медалей; пышногубых девиц, делающих селфи, и пр. К вечеру здесь собирается несколько сотен людей, но утром у палаток стоят десятки парней, большинство в потертой военной форме.

— Почему-то все говорят о политических партиях, и не говорят, что ядро протеста мы — атошники, — возмущается Владимир, который приехал на протест из Кировоградской области. На нем старая «олива» без шевронов, рядом компания таких же бывших военнослужащих. Парни возмущаются: «Где киевляне? Вас что все устраивает? Что плохого в наших требованиях? Почему не прийти не поддержать нас?» Затем с обидой добавляют, что скоро жители столицы придут к ним… обедать.

— Сами понимает, какой контингент стягивается к нашей бесплатной кухне, — вздыхают активисты.

«МИХО — СТАРТЕР»

Справедливости ради отметим, что киевляне на акцию, пусть не массово, но приходят. Мы видим, как за периметр проходит мужчина лет 50-ти в бейсболке с надписью «Париж». У первой же палатки вступает в спор:

— И чего вы хотите добиться?

— Перезапуска власти!

— Так придут же те же самые.

— Если так, то следующих мы вынесем очень быстро!

— Это пиар!

— Это первый шаг!

Один из самых распространенных лозунгов у митингующих: «Заставить власть выполнить обещания, данные на Майдане». Но на просьбу расшифровать их, детальнее рассказать о целях, обычно отвечают отказом: «Вы все сами понимаете». Также можно увидеть плакаты: «Ликвідуй або п… дуй», «Обновляй або гуляй» и пр.

Также интересно, что многие активисты признавались — они поддерживают не все политсилы, участвующие в протесте.

— Если сидеть дома, то ничего не добьешься. Но стоять под сценой — тоже не хочется, решат, что я за их партию, — признавался нам старшеклассник, наотрез отказавшийся называть свое имя, но признавшийся, что его «позывной» — «Радист». А один из ветеранов объяснял нам: «Михо — это как стартер! Он только первый толчок дал».

Впрочем, когда Михеил Саакашвили появляется в лагере, вокруг него вырастает небольшая толпа. Люди спешат излить душу:

— Вы, понимаете, мы выбирали отца нации, а выбрали отчима! — жалуется политику пенсионер.

Тот вежливо слушает и лучезарно улыбается в камеры:

— Вся Украина к нам приехала! Это не маргиналы! Нормальные люди. Им есть, что делать дома, но надо спасать страну, — рассказывает журналистам Саакашвили.

Пройдясь по городку, он ныряет в палатку. Митингующие начинают откровенно скучать. Мужчина и женщина лет 60-ти тихо рассуждают:

— Левченко сказал, что надо немного яйца прижать (депутатам. — R0). Может немного штурмануть Верховную Раду?

— Там парни из Нацгвардии в четыре ряда стоят. Как их штурмовать?

Очереди у палатки с надписью: «Мобилизационный пункт» не видно (здесь записывают людей, готовых по звонку приехать на защиту лагеря). Часть активистов «сворачивается»:

— А что тут делать? Смотреть, как нам лапшу на уши вешают?

Но прощаясь, нас заверяют: «Мы, пенсионеры, домой поедем. Но если надо мы прибежим. Будем тут сколько нужно, — рассказывал нам Виталий из Каховки. — Те, кто говорит, что от нас, простых людей, ничего не зависит — дурни. Они же испугались, приняли законопроекты! Я не говорю, что это победа. Это первый шаг. Главное, чтобы наши лидеры не перегрызлись. У нас же где два украинца — там три гетмана».


Фото: Олег Переверзев