Война на Донбассе

Политические и военные диспозиции: каких сводок с передовой ожидать украинцам

01 ноября 2018 | 10:40

«24 раза оккупанты открывали огонь по позициям ВСУ, 5 раз использовалось вооружение, запрещенное Минскими соглашениями: из артиллерии 122-го, 120-го и 82 калибра. Двое украинских военных ранены. Со стороны оккупационных воинских формирований четверо раненных», — сообщают сводки (Операции объединенных сил) за 31 октября.
В
отчете Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ за эти сутки говорится об усилении огня на Донецком направлении, некотором снижении на Луганском в этот день, но в целом — о снижении интенсивности обстрелов в зоне боевых действий на Донбассе. При этом 31 октября в Донецкой области СММ зафиксировала 160 взрывов, в то время как 29 октября — 230. Такой вот военный конфликт низкой интенсивности, как его обозначают Западные военные аналитики. В зарубежной прессе уже проскакивает другое название — «забытая в Европе война».

Непризнанная реальность

Так американское издание Foreign Policy назвало интервью с заместителем главы миссии ОБСЕ Александром Хугом, который завершил свою каденцию на востоке Украины 1 ноября. Ситуация с толкованием слов Хуга о присутствии российских военных в оккупированных ОРДЛО еще раз доказывает нам, украинцам: на Западе, и сейчас спустя 4 года войны, множество свидетельств российской гибридной оккупации (вооружение ВС РФ, данные не только украинской, но и западных разведок о том, что именно российские спецслужбисты, военные и другие кремлевские спецы управляют оккупированным Донбассом, переговоры рабочих групп в Минске, пленные российские военнослужащие и спецслужбисты, пр.) не убедительны для Запада. Не столь важно, действительно ли издание не верно истолковало слова Хуга (в первой версии интервью — о том, что нет доказательств присутствия российских воинских формирований в ОРДЛО), как-то, что прямо о российской оккупации не заявляет международный наблюдатель даже спустя четыре года работы «в поле».

Фото: Foreign Policy/AFP/Getty Images
Фото: Foreign Policy/AFP/Getty Images

Сегодня у нас один главный союзник — украинская армия, и рассчитывать мы можем исключительно только на свои силы — в этом главный урок, несмотря на все промежуточные победы на дипломатическом фронте.

Обстрелы позиций украинских военных стали привычным пунктом в утренней ленте новостей. В них ежедневно сообщается о гибели и ранениях наших солдат. Realist анализирует, ожидать ли нам обострения ситуации на передовой.

«Диспозиции» врага

По информации Главного управления разведки Министерства обороны Украины, российские кадровые военные и спецгруппы так называемого «Всевеликого войска Донского» прибывают на оккупированный Донбасс накануне псевдовыборов, назанченных самопровозглашенными так называемыми властями оккупированных территорий Донецкой и Луганской обл. (далее — ОРДЛО). на 11 ноября. Командование российских оккупационных войск вынуждено ими комплектовать подразделения соединений и частей 1 и 2 армейских корпусов вооруженных сил Российской Федерации (далее АК ВС РФ).

Как заявляют аналитики ГУРа, перед назначением в передовые подразделения все кандидаты проверяются российскими инструкторами и проходят специальные инструктажи по установлению взаимоотношений с местным населением. Так, наши разведчики утверждают, что новоприбывшие «казаки» проявляют чрезвычайную заинтересованность в общении с местным населением, демонстрируя высокий уровень идеологической подготовки в продвижении идей «русского мира».

Приезжие навязывают местным жителям пророссийские взгляды и пренебрежительное отношение ко всему украинскому, активно участвуют в агитационных мероприятиях, связанных с «выборами» в ОРДЛО. По словам замминистра по вопросам временно оккупированных территорий Украины Георгия Туки, в союзе с прибывшими российскими наемниками действуют и священники РПЦ. Церковнослужители рассказывают людям, как украинские спецслужбы силой захватывают храмы, пытаясь разжигать ненависть ко всему украинскому, так как иначе не могут воспрепятствовать получению Украиной от Константинополя томоса на создание своей автокефальной православной церкви.

Очевидно, что в ближайшие две недели, на фоне подготовки к фейковым выборам гаулейтеры Луганска и Донецка будут всячески способствовать обострению обстановки на линии фронта. Так неоднократно случалось и ранее накануне важных межгосударственных саммитов или знаковых политических событий.

Безусловно, все будет зависеть от того, какие политические задачи ставит Москва. Если российское руководство посчитает целесообразным и если увидит, что результаты такого обострения оправдывают политические и экономические риски для них, то могут нанести удар и по линии военных действий.

Россия ведет войну против Украины во всех сферах: экономической, финансовой, информационной, гуманитарной и мировоззренческой. Учитывая экономические возможности сторон конфликта, очевидно, что более сильная страна ведет войну против более слабой в экономическом плане страны, исход которой очевиден — слабые проигрывают. Значит у Москвы сегодня нет особой необходимости усиливать давление в зоне военного конфликта. Она пытается покорить Украину политически и экономически.

Иная позиция так называемых руководителей квазиреспублик. Им нужно создать у жителей Донецка и Луганска ощущение грядущей атаки со стороны украинской армии. Их спикеры снова разгоняют ставшие уже привычными страшилки о том, что для участия в ООС в Украину прибыли наемники из Польши и стран Балтии. В понимании местных гаулейтеров, потенциальная агрессия противника способна сплотить жителей ОРДЛО и они вынуждены будут согласиться с тем, чтобы оставить у власти нынешних лидеров боевиков.

Эти намерения Пушилина и Ко будут всячески поддерживаться Москвой, хотя формально руководство России и демонстрирует выжидательную позицию. Кремль делает ставку на смену власти в Киеве после выборов 2019 года, рассчитывая на то, что новое лояльное к России руководство будет более сговорчивым на переговорах по Донбассу, чем нынешняя украинская власть.

В Кремле разрабатываются и другие сценарии выстраивания отношений с Киевом. Директор департамента общеевропейского сотрудничества МИД России Андрей Келин уже заявил, что возможное вступление Украины и Грузии в НАТО создаст военную и экономическую угрозы для России и вынудит строить оборонительный пояс близ Сочи.

«Для нас (РФ — R°) это будет колоссальная военная и экономическая проблема. Нам придется выстраивать оборонительный пояс вблизи нашей нынешней третьей столицы — Сочи. Нам придется тратить колоссальные ресурсы на то, чтобы предотвратить возможные действия вероятного противника… придется выстраивать на границе с Украиной оборонительные эшелоны и переводить острие оборонительных построений на Юг в отношении Украины», — сказал Келин на площадке дискуссионного клуба «Валдай». Это заявление совершенно четко соответствует действиям нашего агрессивного соседа.

Расчет только на себя

Позиция штаба ООС предельно ясна и укладывается в строку сводок с передовой: «Подразделения Объединенных сил действуют адекватно ситуации», что соответствует существующему Status quo. В противостоянии с Россией мы можем рассчитывать, прежде всего, на свои силы. Наши западные партнеры, как и прежде, будут выражать обеспокоенность, но ни один солдат НАТО не будет воевать за Украину.

Тут я солидарен с позицией директора Агентства развития Приазовья Константина Батозского, который заявил: «НАТО — это военный клуб, члены которого платят взносы, у них — единые стандарты, единое командование и единственный принцип коллективной безопасности. Если мы не в этом клубе, никто нас защищать не будет. Нас будут поддерживать, нам предоставлять оружие, но говорить о том, что завтра корабли НАТО на бешеной скорости пролетят через Керченский пролив и станут здесь, в центре Азовского моря, это просто непрофессионально».

Таким образом, рассчитывать на то, что с наступлением осенней распутицы динамика военного противостояния постепенно сойдет на нет, не приходится. Мобилизация жителей оккупированных территорий перед лицом «украинской угрозы» очевидна. Для поддержания нужных настроений лидеры боевиков пустят в ход все возможности и варианты. А значит сводки штаба ООС, как и прежде, будут сообщать о взрывах, боевых столкновениях и, самое страшное, о наших потерях… Еще раз: у нашей страны один надежный союзник — украинская армия.