Янукович

Под диктовку Кремля. О чем говорил Виктор Янукович

25 ноября 2016 | 20:30

10 главных цитат с пресс-конференции беглого экс-президента

25-го ноября должен был состояться допрос Виктора Януковича. Несмотря на то, что список преступлений, в которых подозревают бывшего гаранта, тянет на весьма солидный срок — он должен был выступать как свидетель.

Дело, по которому пытаются допросить Януковича, касается убийства 48 протестующих на улице Институтской 20 февраля 2014-го года. Сейчас по данному производству на скамье подсудимых находятся пятеро экс-«беркутовцев». Из ростовского суда по видеоконференции экс-президент собирался давать показания вместе с бывшим командующим Внутренних войск МВД Станиславом Шуляком.

Фото: www.kmu.gov.ua
Фото: www.kmu.gov.ua

Однако начать допрос украинским судьям так и не удалось, так как в зал Святошинского суда не были доставлены обвиняемые. Выезд из Лукьяновского СИЗО, где они содержатся, заблокировали активисты «Правого сектора» и организации «Вільні люди». Позже они мотивировали, по сути, срыв заседания тем, что обвиняемых якобы могли отпустить на свободу.

Допрос перенесли на 28-ое ноября, а Януковичу дали сказать буквально пару слов, чтобы он подтвердил своё участие в следующем заседании. Однако тем же вечером для него была собрана пресс-конференция, чтобы экс-президент таки смог высказаться.

Realist внимательно следил за выступлением Януковича и выделил 10 основных тезисов из его речи. Следует отметить, что многие высказывания экс-президента, в контексте истории Революции достоинства, последовавшей российской агрессии на Донбассе и его роли в этих событиях, звучат крайне цинично.

О Майдане

Жаль ребят, погибших на Майдане: и с одной и с другой стороны.

Всем известно, что снайперы стреляли из зданий, которые контролировал Майдан, и одновременно расстреливали и правоохранителей, и тех, кто стоял на Майдане. И как можно одни события расследовать, а другие не расследовать? Одних сделать героями, а других закопать? Здесь не только вопиющее нарушение Конституции, но и с точки зрения презумпции невиновности и неотвратимости наказания это не работает

О Антимайдане

Среди митингующих, которые не поддерживали Майдан, были и радикалы, они приходили и призывали: «Давайте будем брать биты, арматуру — и тоже будем стоять и отстаивать свою точку зрения».

Но таких людей оказались единицы — по той информации, которая была в то время у нас, а большинство говорили: «Нет, мы не хотим драться, мы не хотим войны, и именно поэтому мы приезжаем в Киев — чтобы остановить тех людей, которые на Майдане от радикальных действий. Ведь никто не осуждал людей, которые приходили мирно на Майдан — а осуждали радикалов».

О Донбассе и Крыме

Хорошо ли, что Крым отделился от Украины? Нет. Я считаю, что это плохо. Но почему это произошло?

Люди приняли решение искать защиту в России. Была создана реальная атмосфера для проведения референдума. И то, что крымский народ проголосовал — это результат провокации Майдана. Если бы Майдан не спровоцировал такие настроения в Крыму — этого бы не было.

На Донбассе нужно создавать широкую автономию. Потому что понадобится много времени, чтобы появилось доверие и уважение друг к другу. Я имею ввиду Донбасс и Украину. Я изначально был против того, чтобы нарушалась территориальная целостность Украины и отделение Донбасса от Украины — это эмоциональный порыв людей, которые отреагировали на беспорядки в Киеве, когда радикалы начали проливать кровь. Я за то, чтобы Донбасс был в составе Украины, и была сохранена территориальная целостностью.

О «мечтах»

Что касается моего возвращения. О чем я вообще-то думаю. В СМИ много пишут, что я хочу вернуться во власть. Я о чем мечтаю: о том, чтобы как можно быстрее закончилась война, чтобы перестали гибнуть люди, чтобы Донбасс потом воскрес из этих руин, в которые его привела война. Очень хочется, чтобы вернулись люди, которых разогнали по всему миру. Я об этом думаю, о другом пока нет.

О российской армии на Донбассе

В Украину много ехало наемников — из Европы, из Франции, из Италии, с Балкан, из Белоруссии, из России… Из России очень много людей приезжало помочь родственникам, друзьям. Из различных соображений — гуманитарных, патриотических. В лагерях беженцев я встречал… ну как наемников, добровольцев.

Интерес списать на Россию все очень большой, огромный. Одна из причин, почему Украина стала заложником такой политики и Украину пытаются использовать, чтобы влиять на Россию. Военный интерес, осуществить давление на Россию.

О нынешней украинской власти

Власть боится включать мою фамилию в социологические исследования. Уверен, что у меня есть много единомышленников. Я с ними поддерживаю связь. Тот страх, который вначале навеяли эти беспредельщики, постепенно у людей уходит, и люди все выше и выше поднимают головы.

Украинцы уже устали от войны, от нестабильности, тревоги. Я хочу пожелать чтобы вот это наше всеобщее желание услышала власть и что-то начала делать конкретное. Не нужно было присоединятся к войне. Присоединился — прекрати ее, отпусти солдат домой. Я верю в то, что украинский народ этого заслуживает и этого добъётся. Я верю, что в Украине будет стабильность.

Об ошибках

Я действительно совершил ряд ошибок, я не святой. Самая главная ошибка, которую я совершил — я не смог подписать тогда указ о введении войск и введении военного положения. Тогда это был единственный способ остановить радикалов. Я не пошел на кровопролитие.

Но если вернуть время назад, то не поднялась бы рука. В то время Украина была разделена фактически пополам. Это было бы начало гражданской войны и я на это не пошел.

Об ассоциации с Евросоюзом

Мы вынуждены были приостановить процесс и перенести подписание Ассоциации на март 2014 года, чтобы за это время рассмотреть проблемы и решить нужно ли нам подписывать Ассоциацию и в каком виде. Когда я вернулся (из Брюсселя — ред.) в Украину, увидел, что народ дезинформировали. Те провокации проводились целенаправленно против власти, в том числе и в СМИ при финансировании олигархами.

О деньгах

Что касается любых денег, каких-то сказочных, о которых много писали, значит, на сегодняшний день ни в одном банке мира не обнаружен ни цент, ни одного цента не обнаружено моих денег. У меня не было и нет никаких счетов.

Я из Украины ничего не вывозил, кроме личных вещей, которые были ручной кладью. И сегодня все эти расследования, которые были в течение трех лет, показали, что на самом деле как и Майдан, возникший на лжи, на фальсификациях, были подготовленной пропагандой.

О упоминаниях в учебниках истории

Напишут правду. Сейчас достаточно много наговорили обо мне. Кроме моей фамилии, возможно, имени и отчества, это единственная правда. Все остальное ложь.

Вам не удастся меня унизить. Я прожил достаточно серьезную и сложную жизнь. И я ее продолжаю жить. Я буду отвечать перед своими детьми, своей семьей и украинским народом. Вы чтобы знали, и передайте своим хозяевам.