ВСУ

Почему увольняются кадровые военные во время войны

16 октября 2018 | 13:36

Украина де-факто находится в состоянии войны. Армия нашего противника — одна из самых мощных в мире. Логично, чтобы высшее военно-политическое руководство нашего государства делало все необходимое, чтобы максимально выполнить все запросы национальных вооруженных сил (ВСУ). Победные реляции первых лиц государства обнадеживают и вселяют уверенность. Но так ли все радужно, как нам говорят, и что происходит в армии на практике?

Как сообщал Генштаб в комментарии для BBC News Украина, в 2016 году ряды ВСУ покинули 2,6 тыс. военнослужащих, а в 2017-м их количество уволившихся выросло уже до 20,1 тыс.

Минобороны приводит еще большие цифры. По их данным, за январь-июнь 2018 года уволились 11 тыс. человек. Еще более 18 тыс. заявили, что планируют уволиться до конца этого года. В итоге, около 30 тыс. военнослужащих из общего числа 36 тыс. тех. у кого на данный момент есть законные основания для увольнения из армии, «голосуют ногами». Фактически, только один из шести военнослужащих указанной категории готов служить далее.

Информация про укомплектованность воинских частей, закрыта грифом секретности, и вряд ли кто-то из должностных лиц подтвердит либо опровергнет гуляющую в интернете информацию про 40% некомплект личного состава в воинских частях.

Выскажу мнение о причинах массовых увольнений военнослужащих, в первую очередь, тех, у кого есть боевой опыт и большая выслуга, которая дает право на пенсию.

Слухи и неопределенность

Главная причина нынешнего всплеска подачи рапортов на увольнение — правовые коллизии в национальном законодательстве. Только в июне 2018 года вступил в силу закон, который упорядочил процедуру увольнения военнослужащих. До этого уволиться было крайне проблематично. В первую очередь, это касалось бессрочных контрактов до конца особого периода. И военные служили, пребывая в полной неясности о сроках своего увольнения и вообще своей дальнейшей жизни. Очевидно, что сейчас львиная доля рапортов на увольнение, написана как раз этой категорией военнослужащих.

Из ВСУ массово увольняются военнослужащие, имеющие боевой опыт и солидную выслугу лет
Из ВСУ массово увольняются военнослужащие, имеющие боевой опыт и солидную выслугу лет

Подогревают неуверенность в будущем и слухи о том, что в ближайшей перспективе грядут изменения в пенсионное законодательство, которые также ухудшат положение военнослужащих. При этом внятного разъяснения от Минобороны и Генштаба, нет.

В результате в армейской среде муссируется информация о выплате пенсий в 55 лет для нынешних военнослужащих, про ограничение пятью окладами выплат выходного пособия, про урезание компенсационных выплат за недополученное военное обмундирование.

Для многих военных перспективы оказаться в 50 лет за бортом армейской системы — без жилья, без работы, без внятной перспективы и даже без пенсии — служат тем самым катализатором для принятия решения об увольнении уже сейчас.

Вишенкой на торте является тот факт, что многие военные связывают грядущие перемены с увольнением в запас министра обороны Украины Степана Полторака. Мол, сразу после увольнения генерала армии Украины тревожные для действующих военных слухи станут реальностью.

Многие военные опасаются, что с увольнением в запас министра обороны Степана Полторака, условия службы ухудшаться
Многие военные опасаются, что с увольнением в запас министра обороны Степана Полторака, условия службы ухудшаться

Заявлениям веры нет

Но не менее тревожат военных и причины, знакомые большей части украинского общества: от неустроенности быта до условий работы. Так, в Генштабе говорят, что чаще всего военнослужащие жалуются на низкую зарплату, отсутствие служебного или постоянного жилья, устаревшее вооружение и технику, а также плохую, а порой вообще отсутствующую инфраструктуру в отдаленных гарнизонах.

В 2016 году существенное повышение денежного содержания военнослужащих привело к массовому пополнению рядов ВСУ контрактниками и офицерами запаса. Но так как инфляция «съедает» большую часть денежной надбавки, то и нынешняя минимальная зарплата контрактника на уровне 7 000 грн. уже не настолько привлекательна.

Учитывая колоссальные нагрузки на военнослужащих, практически полное отсутствие свободного времени и полноценной возможности проводить досуг с родными и близкими, такой уровень зарплат не устраивает тех, кто готов сознательно идти на ограничения своей жизни.

Военные верят в реализованные проекты, а не в заявления о намерениях
Военные верят в реализованные проекты, а не в заявления о намерениях

Логично, что военные руководители обеспокоены нынешней ситуацией, ведь она влияет на боеспособность армии. Но пока нет уверенности, что анонсированное увеличение денежного содержания удержит военнослужащих от увольнений.

В конце 2017 года уже была масштабная информационная компания, рекламирующая увеличение выплат для военных с января 2018 года. На деле денежное содержание военных пока остается на прежнем уровне. Еще расхождения в заявлениях руководства вызывают недоумение. В Генштабе заявляют, что минимальное денежное довольствие должно составлять минимум 15 тыс. грн, а в СНБО — о сумме от 10 тысяч. Не подтвержденным решениями заявлениям уже просто не верят.

К сожалению, минувшие годы приучили нас к тому, что обещания власть имущих не выполняются. Так произошло в случае с обеспечением жильем военных моряков и членов их семей, которые после аннексии Крыма остались верны присяге и прибыли нести службу на материковую часть Украины. Не выполнено и обещание о выплате компенсаций за аренду жилья контрактникам. Безусловно, дорогу осилит идущий — в нашем государстве, возможно, тоже. Но годы, проведенные в армии, приучили меня к тому, что верить нужно в реализованные проекты, а не в заявления о намерениях.

Претворение в жизнь проекта #184общаги, строительство военно-морской базы на Азовском море и существенное увеличение денежного содержания военнослужащих и станут маркером того, что старая система координации в оборонном секторе, сломана.

Пока же очевидно, что зачатки реформ образца 2014−2015 годов благополучно заморожены. Кадровая система Минобороны, основой которой являются военные чиновники, десятилетиями занимающие должности и мало заинтересованные в реальных, а не показушных реформах, очень живуча и выступает тормозом трансформации украинской армии по образцам ведущих стран НАТО.

Взгляд не постороннего

Лаконично и ёмко озвучила позицию военных супруга украинского морского пехотинца журналистка Ирина Сампан: «Дайте нам нормальные условия службы, зарплату, умных командиров и никуда мы не уйдем». И их тоже можно понять".