«Аскер»

Почему крымско-татарский батальон «растворят» в ВСУ

13 февраля 2017 | 21:45

Ночной инцидент в лагере Общественной организации «Аскер» у Чонгара развязал Банковой руки для мотивированного отказа в присвоении номера военной части создаваемому батальону им. Номана Челебиджихана. Взамен крымским татарам предложили контрактную службу в Морской пехоте.

События воскресного вечера и последующей ночи у села Чонгар на границе Херсонской области с временно оккупированным Крымом — конфликт одного из подразделений Вооруженных сил Украины и вооруженных крымско-татарских активистов — всполошили весь украинский сегмент Facebook. Еще с полуночи. У каждой стороны, как водится, своя версия произошедшего. Чтобы разобраться в ситуации отстраненно, необходимо напомнить хронологию развития этих событий.

ХРОНИКА

С конца 2015 года — еще во время Гражданской блокады Крыма на границе Херсонской области и оккупированного Россией полуострова — крымские татары начали создание собственного добровольческого батальона им. Номана Челебиджихана, в честь первого главы правительства провозглашенной в 1917-м Крымской Народной Республики. Конкретную информацию об этом формировании крымские татары забрасывали в информпространство довольно редко и очень взвешенно. Известно, к примеру, что в рамках формирующегося батальона создана спецгруппа или взвод «Аскер» (в переводе с турецкого — солдат, воин). Это своеобразный костяк подразделения. Бойцы как «Аскера», так и всего формирующегося батальона, неоднократно заявляли, что помогают украинским пограничникам и таможенникам в охране административной границы с Крымом, а также проходят военную подготовку. Полевой штаб батальона находится под Чонгаром на трассе в Крым — на том месте, где ранее был штаб блокады. Официально все функционирует под покровительством Меджлиса в рамках Общественной организации «Аскер». Хотя информации об официальной регистрации такой организации в государственном реестре нет. Также как и до сих пор нет четкой позиции силовиков и руководства государства касательно легализации данного военного формирования.

В 23:02 12 февраля издание «Український Південь» размещает со ссылкой на слова главы представительства Меджлиса в Херсонской области Абмеджита Сулейманова новость о том, что Вооруженные силы Украины «осуществили нападение» на Общественную организацию «Аскер».

В 00:57 13 февраля крымско-татарское радио «Куреш» на своем сайте (на время написания материала сайт был заблокирован, но имеется кэш-версия сообщения) дает подробности случившегося: «12 февраля, около 20:00, вооруженные люди в военной форме захватили базу крымско-татарского батальона им. Номана Челебиджихана, который расположен в селе Чонгар Херсонской области. С помощью БТРа был протаранен забор расположения батальона и палатка, в которой находились люди. Вооруженные люди захватили расположение, весь личный состав и тех, кто находился в это время на территории, силой уложили на пол. По информации с места событий, в расположении батальона вооруженные люди применили огнестрельное оружие, делая предупредительные выстрелы в воздух и по ногам. Сообщений о пострадавших в распоряжении редакции нет».

В 01:31 пресс-служба Оперативного командования «Юг» Вооруженных сил Украины дает опровержение с кричащим заголовком: «Фейк — хуже выстрела в спину!». Согласно сообщению, никакого нападения не было, однако накануне на боевые позиции одного из подразделений Вооруженных сил прибыли «вооруженные представители незаконного вооруженного формирования», которые, согласно уставу и законодательству, были задержаны и разоружены.

В 08:52 глава Меджлиса крымско-татарского народа Рефат Чубаров в Facebook подтверждает информацию о конфликте, привнося новые детали: «В ходе инцидента военнослужащими Вооруженных сил Украины были повреждены отдельные сооружения и имущество общественной организации «Аскер», предпринимались попытки применения физической силы к членам организации «Аскер».

В 09:14 главный редактор крымско-татарского телеканала ATR Осман Пашаев в Facebook делает конфликт новостью дня упоминанием о том, что «захватом „Аскера“ ночью руководил „пьяный командир 34-го батальона 57-й (отдельной мотопехотной) бригады ВСУ Сергей Шпанко“, которому на беспредел крымских татар пожаловался армянский бизнесмен, владелец кафе и рыночных рядов на трассе у Чонгара: „Татары захватили участок земли и расположили на нем блокаду“, — рассказал бизнесмен, бухая с майором. Поэтому, недолго думая, майор решил восстановить справедливость, поднял солдат и бойцы начали освобождать армянского предпринимателя от татарского ига. Утром майор извинялся перед представителями местного меджлиса, которых тоже положили лицом на землю».

И через 11 минут добавил, что как только получит доступ к хорошему интернет-сообщению, то выложит в сеть видео, на котором запечатлен пьяный майор Шпанко.

К этому времени в полевом лагере батальона им. Номана Челебиджихана уже заканчивали работать следственно-оперативные группы Национальной полиции, Военной прокуратуры и Военной службы правопорядка. Наблюдение за всем происходящим вели сотрудники Херсонского управления Службы безопасности Украины.

По словам источников Realist’a, близких к Министерству обороны, в лагере были обнаружены и изъяты автоматы АК, снайперские винтовки, пулеметы ПК и ПКМ, автоматические станковые и ручные противотанковые гранатометы, гранаты, боеприпасы. Причем в этом арсенале имелись и «стволы», пропавшие ранее у батальона «Айдар».

Как рассказал Realist’у пресс-офицер Оперативного командования «Юг» Игорь Бирюков, к 11:30 все изъятое оружие было описано сотрудниками полиции и отправлено в Херсон.

При этом он отметил, что проинформирован касательно оружия, якобы похищенного ранее у «Айдара», однако отказался рассказать детали до окончания служебного расследования.

Вместе с тем Игорь Бирюков раскрыл еще кое-какие детали. Конечно, преследуя интересы Вооруженных сил. «Наше подразделение выполняло боевую задачу — оборудовала боевые позиции. Эта бригада находилась в Херсонской области около года, а конкретно у Чонгара и полевого лагеря Общественной организации „Аскер“ они начали оборудовать позиции вчера. Через некоторое время на позиции прибыли вооруженные представители этой организации, чтобы выяснить, кто на них находится. Мол, здесь уже находимся мы, а вы кто? Они объясняли появление своей вооруженной неформальной группы в районе проведения боевых задач отработкой и тренировкой в составе боевых расчетов. То есть Общественная организация проводила тренировку боевыми расчетами. Парадокс. По закону они — незаконное вооруженное формирование. Соответственно, согласно всем инструкциям и уставам, они были задержаны и разоружены. Были проинформированы Национальная полиция, Военная прокуратура, Военная служба правопорядка. В то время пока следственно-оперативные группы прибывали — велся учет этого вооружения и боеприпасов у них в лагере. После того как они прибыли, Национальная полиция изъяла это вооружение и должна была вывезти его в Херсон. Они попытались заблокировать дорогу. После того, как им объяснили ответственность за эти действия, они освободили проезд, и полиция вывезла все вооружение», — рассказал он.

Они объясняли появление своей вооруженной неформальной группы в районе проведения боевых задач отработкой и тренировкой в составе боевых расчетов. То есть Общественная организация проводила тренировку боевыми расчетами. Парадокс. По закону они – незаконное вооруженное формирование.

Наконец, в 12:42 Осман Пашаев действительно выкладывает в Facebook видео, однако не с пьяным майором Шпанко ночью, а с майором Шпанко на утро, когда тот извинялся перед крымскими татарами на камеру за причиненные неудобства.

До этого, в 11:54, Рефат Чубаров уже написал, что инцидент исчерпан. И привел главную причину этого конфликта с точки зрения крымских татар: «Инцидент на Чонгаре исчерпан, но он не мог не случиться, поскольку неоправданно долго затянулось принятие решения о создании в составе ВСУ или Национальной гвардии отдельного крымско-татарского воинского подразделения».

Тут, к слову, следует отметить, что еще 2 февраля Чубаров заверил руководство Общественной организации «Аскер» в скором присвоении номера военной части формирующемуся батальону им. Номана Челебиджихана.

Наконец, в 16:47 13 февраля пресс-служба Министерства обороны Украины распространяет новость о встрече министра Степана Полторака с Рефатом Чубаровым, в ходе которой была достигнута договоренность о создании в рамках 36-й Отдельной бригады морской пехоты «крымского подразделения», службу в котором должны будут проходить крымчане на контрактной основе.

В СУХОМ ОСТАТКЕ

С учетом всей приведенной информации можно попытаться в двух словах описать сложившуюся ситуацию. Формирующийся крымско-татарский батальон второй год безуспешно добивается своей легализации в рядах Вооруженных сил либо Национальной гвардии. Но, зная о наличии у татар и мотивированных бойцов-патриотов и формы, и вооружения, власти до последнего времени отказывались от конкретики в разговорах на эту тему.

То, что у Ленура Ислямова и его батальона есть оружие, как и то, что оно вряд ли легальное — государство, конечно же, знало. Отрицать это — тоже самое, что отрицать наличие у ДУК ПС в зоне проведения АТО оружия, не захваченного у врага, а попросту купленного у подразделений ВСУ. Но на фронте свои законы, а на относительно тихой границе с Крымом — свои. На подрывы линий электропередачи с оккупированным полуостровом власть публично закрыла глаза. Хотя и дало по-тихому отмашку прокуратуре трясти по полной крымских татар в рамках данного уголовного производства. Так, в сентябре прошлого года суд разрешил изъятие у компаний-операторов мобильной связи всех данных по звонкам и сообщениям ряда видных активистов Меджлиса крымско-татарского народа в рамках расследования подрывов вышек.

Однако знать — не значит отобрать. Тем более на уже традиционном фоне противостояния ветеранов добробатов с Банковой. Общественность все равно стала бы на сторону Меджлиса и добровольцев.

Зато теперь, благодаря этому инциденту между 34-м батальоном и крымско-татарскими добровольцами, Ислямову наверняка можно забыть о легализации своих бойцов в рамках Отдельного батальона им. Номана Челебиджихана. Так как в Херсоне теперь имеется описанное и изъятое оружие. И происхождение этого оружия — кроме версии об «Айдаре», ведь могут появиться версии и с другими официальными подразделениями — всегда будет своеобразным «крючком» для крымских татар. Мол, вы же понимаете, что сейчас не 2014 год. Вы нас не нервируете, а мы не даем ход уголовному делу по вашим «стволам». А вот волонтерами, добровольными помощниками наших силовиков на границе с Крымом — всегда пожалуйста. Собственно, заверения майора в дальнейшем сотрудничестве на обнародованной видеозаписи не оставляют в этом никаких сомнений.

Надо сказать, что даже министр Степан Полторак, до этого не замеченный в оперативном реагировании на похожие взрывы общественной критики, уже в день инцидента встретился с Рефатом Чубаровым и пообещал бойцам «Аскера» службу по контракту в Морской пехоте. И не просто в рядах морпехов, а в составе «крымского подразделения».

Вряд ли это будет отдельный батальон. Во-первых, 36-я бригада уже насчитывает таких три, и все не до конца укомплектованные. Крымских татар будут «растворять» в одном из этих батальонов, после чего отправлять на Мариупольское направление зоны проведения АТО. Во-вторых, выбор пойти на контракт в действующую армию у бойцов добровольческого крымско-татарского батальона был всегда. Но, как показывает практика, идея добробатов со своей четко прописанной идеологией и конкретными поставленными задачами (в случае с батальоном им. Номана Челебиджихана — это освобождение в первую очередь Крыма, а не Донбасса) быстро теряется в предельно нормированной и забюрократизированной среде ВСУ или МВД.