Реальность

Охота на ведьм: кто подставил киевского адвоката

14 ноября 2018 | 09:59

В июне текущего года в программе «Схемы» на телеканале «UA:Первый» вышло расследование об имуществе бывшего судьи Высшего хозяйственного суда Виктора Татькова, который сейчас проживает в Австрии и уже запросил у этой страны политическое убежище. Журналисты утверждали, что экс-судья владеет 48 квартирами в Киеве, Донецке, Крыму. Авторы расследования предполагают, что судья тайно владеет и распоряжается недвижимостью через свою бывшую жену, ее подругу и даже мужа подруги и сестер. По мнению журналистов, все они — подставные лица, ничего без Татькова не представлявшие. Одним из таких «подставных лиц», по мнению журналистов, также является адвокат Антон Яицков, который является мужем подруги экс-жены Татькова.

Вскоре к журналистам подключилась и прокуратура, которая выяснила, что Яицков якобы владеет чуть ли не 100 квартирами по всему миру. 18 октября адвоката задержали за день до того, как он сам должен был прийти на допрос, который именно ради допроса прилетел в страну. В СИЗО его продержали 4 дня и он вышел на свободу под залог в 4,5 млн. грн. (обвинение требовало аж 166 млн грн).

Адвокат Антон Яицков
Адвокат Антон Яицков

Встреча в офисе

Мы решили узнать информацию из «первых уст», поэтому договорились о встрече с Яицковым на его территории. Двери нам открыл исхудавший молодой человек с бородой, который прихрамывал из-за травмы ноги. Это и был Антон Яицков. В офисе расположен какой-то спортивный инвентарь и награды за участие в соревнованиях. Однако сам кабинет выглядит как небольшая юридическая контора.

Яицков показывает нам увесистые тома, в которых содержатся материалы дела. Признается, сколько ни он, ни его коллеги юристы их не читали — не могут найти в нем хоть какой-то сути. Дело, говорит, шито белыми нитками.

По его мнению, новосозданные силовые органы, а также «новая молодая команда» в ГПУ судорожно пытаются доказать свою значимость, однако никаких успехов показать не могут. Прошло почти 5 лет, но нет эффективного расследования массовых расстрелов на Майдане, не посажены коррупционеры как прошлой, так и нынешней власти. Следственные действия и задержания проводятся с таким вопиющим непрофессионализмом и нарушениями, что даже украинские суды вынуждены отпускать задержанных. Что касается европейских структур, то они сразу же «разворачивают» назад запросы наших правоохранителей. Международные организации, в том числе Интерпол, признали преследование судьи Татькова политически-мотивированным и отказали в экстрадиции.

Вплоть до июня 2018 года Генеральная прокуратура так и не смогла доказать вину Татькова кстати, по сей день не доказанную и переубедить международные институции в отсутствии политического преследования.

В дальнейшем, возможно, с целью психологического давления на него лично, Генеральная прокуратура инициировала ряд уголовных производств в отношении его друзей и знакомых, в их число попал и Антон Яицков, который по версии следствия является чуть ли не организатором легализации имущества Татькова, во владении которого якобы находятся около 100 квартир.

«Это чушь, которую легко можно опровергнуть данными из открытых источников. Да, у меня и моей жены есть объекты недвижимости, однако не в таком огромном количестве. Моя жена — успешная оперная певица, заслуженная артистка Украины, которая востребована в Европе и регулярно ездит туда на гастроли. Она с 2003 года занимается предпринимательством, получает доходы, уплачивает с них налоги. Кроме того, наши родители являются достаточно обеспеченными людьми, которые с конца 80-х занимаются бизнесом. Мы — небедные люди и уже давно покупаем недвижимость с инвестиционными целями», — заявил Яицков.

Задержание без преступления

Несмотря на отсутствие доказательств, следственные органы все же решили задержать адвоката, причем, по словам адвоката, с грубыми процессуальными нарушениями.

«В конце сентября со мной связался следователь Генеральной прокуратуры с целью вызвать на допрос. Мы согласовали дату и время, которые были удобны нам двоим, а именно — на 16 октября 2018 года. Я уведомил следователя, что у меня запланированы спортивные мероприятия в Барселоне и что неделю до допроса меня не будет в стране.

Вечером 15 октября 2018 года я прилетел в аэропорт Борисполь. Следует отметить, что я получил достаточно тяжелую травму на соревнованиях и передвигался с большим трудом. Тем не менее, в моих планах было желание явиться на допрос к следователю.

После прохождения паспортного контроля я был задержан сотрудниками Национальной полиции. Особенно смешным выглядело основание задержания — наличие у Генеральной прокуратуры обоснованных оснований считать, что я хочу скрываться от следствия. Но я ведь прилетел в страну на допрос, а не улетал из нее!

Кроме этого был ряд иных процессуальных нарушений. Во-первых, я являюсь адвокатом, что обязывает прокуратуру незамедлительно сообщать совету адвокатов о факте задержания, чего сделано не было. Во-вторых, мне было отказано в оказании медицинской помощи — осмотр врачом произведен не был. Хотя в дальнейшем в Институте травматологии были выявлены серьезные повреждения связок, что может повлечь необходимость оперативного вмешательства. И с такими повреждениями я четверо суток находился под стражей.

Далее идет процедура, связанная с избранием меры пресечения в суде. За 15 минут до начала судебного заседания я через окно вижу, что в суд заходит Сергей Горбатюк, начальник управления спецрасследований Генпрокуратуры, который курирует мое дело непосредтсвенно. Как позже мне стало известно, он направился в кабинет председателя, некоторое время пробыл там, после чего слушание по моему делу началось.

Далее мне объявили сумму залога. И тут оказалось, что главный преступник в стране — это Яицков Антон Владимирович, поскольку мне объявили залог в 166 млн. грн. Для сравнения, экс-главе ГФС Насирову определили залог в 100 млн. грн. И здесь сразу стало, что мое преследование имеет политический окрас.

Суд значительно уменьшил сумму залога — до 4,5 млн грн, но тем не менее для меня эта сумма является очень большой. Мои адвокаты подали соответствующую апелляционную жалобу", — поделился своей историей Яицков.

Следствию пока так и не удалось доказать принадлежность Яицкову мифических 100 квартир. Равно как и найти доверенность на управление имуществом Татькова, как и любые документы, которые бы доказывали деловые отношения между ними.

«Наверное, сами следователи не знают как ее обосновать. Как я уже говорил, материалов уголовного производства нам пока не предоставили. На данный момент единственным озвученным доказательством стали материалы „прослушки“ телефонных разговоров, по которым в 2014 году Виктор Иванович позвонил мне и попросил купить 2 билета на поезд „Интерсити“. Таким образом, по версии следствия я нахожусь в полном подчинении и являюсь членом его „ОПГ“, а также должен заплатить государству 166 млн грн. за то, что помог ему купить 2 билета на поезд».

Адвокат убежден, что выдвинутое против него обвинение о создании преступной организации и отмывании денежных средств, полученных незаконным путем, разваливается на глазах.

«Для квалификации деяния как отмывание доходов, полученных преступных путем, необходимо наличие первичного преступления, т.н. предикатного, вследствие которого эти преступные доходы и были получены. Тем не менее, информации о таком преступлении в подозрении нет, и прокуроры не могут ничего прокомментировать.

К слову, совсем недавно Генеральный прокурор лично давал комментарий СМИ касательно активов, якобы выведенных из «ПриватБанка», и при этом подчеркнул, что статья 209 Уголовного кодекса не действует без «предиката» — нельзя заявлять об отмывании, если не установлено, где и что украдено. Возможно, прокурорам и следователям по моему делу следует обратиться к господину Луценко за консультацией о разъяснении действующего законодательства.

Касательно создания преступной группы — я в полном шоке. Теперь любые дружеские отношения людей можно квалифицировать как преступную группу. Более того, в подозрении ни слова, какие же преступления эта ОПГ совершила", — добавляет Яицков.

Судья Высшего хозяйственного суда Виктор Татьков
Судья Высшего хозяйственного суда Виктор Татьков

Нет доказательств — назови сепаратистом

Следователи пытаются найти любую зацепку, поэтому даже вспомнили сделку многолетней давности, когда Антон Яицков приобрел долю в компании, которая владеет имущественным комплексом Зуевского энергомеханического завода. Правоохранители пытаются доказать, что сделка была незаконной и даже оказывают на бывшего собственника Владислава Дрегера давление, дабы он дал «правильные» показания на Яицкова и Татькова, мол, вынудили его продать завод.

«Несколько лет назад на одном из семейных мероприятий я заинтересовался этим объектом, ведь это одно из крупнейших предприятий по производству уникального грузоподъемного оборудования. Виктор Иванович сказал, что у него есть знакомый, который хочет продать свою долю. Но меня очень смущала репутация лица, называвшего себя собственником — Владислава Дрегера, т.к. интернет пестрил публикациями о рейдерстве и мошенничестве, бросавшими тень на его деятельность.

Я попросил Виктора Ивановича организовать встречу и представить меня как друга семьи. Этим я хотел нивелировать возможные попытки недобросовестного поведения со стороны Дрегера в случае заключения сделки, ведь Виктор Иванович являлся очень авторитетным и уважаемым человеком в регионе.

Переговоры о приобретении бизнеса начались в 2010 году и в 2011 сделка была заключена. Все юридические формальности были соблюдены, была произведена оплата. Стоит отметить, что на протяжении последующих 8 лет ни Дрегером, ни контролирующими либо правоохранительными органами сделка не ставилась под сомнение", — заявил Яицков.

Поскольку «нарыть» ничего не получилось, на его семью оказывается постоянное психологическое давление, — говорит адвокат.

«Например, постоянно вызывают на допросы тестя и тещу, спрашивают, их, мол, а не является их дочь не только заслуженной артисткой Украины, но и т.н. «ДНР»? К слову, у отца моей жены был ряд обысков, на производстве изымают компьютеры и документацию, чем парализуют работу предприятия. У сестры жены — достаточно известного дизайнера интерьера Валерии Катасоновой — также проводился обыск. Моей жене фактически заблокировали концертную деятельность как в Украине, так и за рубежом. Какое отношение они имеют к профессиональной деятельности Татькова — абсолютно неясно.

Мне запрещают общаться с моими родственниками, друзьями, которые абсолютно никакого отношения к делу не имеют. Следователь даже хотел запретить мне общаться с моей женой, представляете? Т. е. очевидно, что задачей следствия является сломать меня психологически", — заявил адвокат.

Он уверяет, что запугать его не получится и он будет отстаивать свою честь и достоинство в суде.

«Мы оспариваем попытки правоохранителей запретить мне общаться с друзьями и родственниками. Это противоречит ст. 194 Уголовного процессуального кодекса Украины, согласно которой исключительно суд может определить конкретных лиц, от общения с которыми необходимо воздержаться», — подчеркнул адвокат.

Яицков также намерен отстаивать свою деловую репутацию, которую пытались очернить как «расследования» СМИ, так и заявления представителей власти. Он не исключает, что его противники попытаются разыграть карту «сепаратиста», поскольку он до задержания часто ездил к семье на оккупированные территории — в Донецк и в Докучаевск.

«У меня только один украинский паспорт, я никуда не собирался и не собираюсь уезжать, я являюсь украинцем и патриотом своей Родины, выступаю за территориальную целостность страны. Поэтому делать из меня сепаратиста и преступника я никому не позволю», — заявил Яицков.