Зеленский против журналистов

Офис Зеленского против «ненужных» журналистов

06 августа 2019 | 10:00

Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно — известный афоризм, отлично описывающий реалии украинской политики. Команда президента Зеленского, получившая всю полноту власти за счет нещадной эксплуатации социального запроса на «новые лица», начала хамить не только оппонентам, но и журналистам. Редакция Realist’а выясняла, чем руководству страны грозит подобная самоуверенность, и насколько медийная политика президентской администрации отличается от подходов их предшественников.

Очередной «факап»

После медийной шумихи вокруг возможной «отставки» главы Офиса президента Украины (ОП) Андрея Богдана, властная команда начала открыто грубить журналистам. Господин Богдан, отвечая на вопрос «Радио Свобода» о возможном подрыве доверия к СМИ в результате его неудачной шутки с заявлением об увольнении, сказал, что команде президента Владимира Зеленского не нужны журналисты для общения с обществом.

«Это мой шаг по отношению к моему руководству, к президенту Украины, к обществу, а не к журналистам. Классические журналисты привыкли именно себя осознавать как общество. Но, как доказала наша избирательная кампания, мы общаемся с обществом без посредников, без журналистов», — сказал Андрей Богдан. Чиновник, общаясь с корреспонденткой, позволил себе ее обнять, после чего девушка попросила чиновника не приставать к ней.

Большая часть журналистов и политических комментаторов восприняли заявление главы ОП в штыки. Как отметил народный депутат Мустафа Найем (в прошлом известный журналист), президент и его окружение совершают системную ошибку.

«Имея огромную поддержку общества, они считают, что власти не нужны ни поддержка, ни тем более посредничество журналистов. И уверены, что именно такой disruption (разрушение, подрыв — R) позволит максимально долго добиваться своих целей, избегая необходимости реагировать на критику… Суть и достоверность можно заменять формой и веселухой ровно до тех пор, пока к тебе есть интерес, тебе доверяют и ты ещё не успел сделать ничего непопулярного», — написал депутат у себя в Facebook.

Новая реальность?

Дело не только в том, что Андрей Богдан технично «отбрил» всех украинских журналистов. Реплика главы ОП во-первых, указывает на то, как именно новая власть воспринимает суть информационной стратегии и взаимодействие с обществом. Их подход прост: «пипл схавает» что угодно. Во-вторых, современные технологии, действительно, меняют содержание и механизмы публичной политики.

«Если бы на них (команду Владимира Зеленского — R) всю избирательную кампанию не работали мощные СМИ, они бы и близко не обеспечили тот результат, который у них есть. Один только телеканал „1+1“ чего стоит. С одной стороны, это неуважение к журналистам. С другой стороны, просматриваются контуры новой медийной реальности, но не в том смысле, как это понимает Андрей Богдан. Украина и мир столкнулись с тем, что технологии коммуникаций существенно изменились. Идеология таких коммуникаций еще не отработана, не хватает опыта», — отметил в комментарии Realist’у известный медиа-менеджер Сергей Тихий.

Владимир Зеленский и Андрей Богдан, которого за глаза называют «вице-президентом», пытаются копировать опыт президента США Дональда Трампа, сделавшего свой аккаунт в Twitter основным каналом коммуникации с обществом. В то же время стоит учитывать, что американский лидер, невзирая на его неоднозначные реплики и персональные нападки на отдельные редакции (господин Трамп резко высказывался о редакционной политике CNN в ходе президентской кампании), существенно отличается от новой украинской власти. Дональд Трамп — персона с солидным жизненным, политическим и деловым опытом, до уровня которого команде украинского президента явно далеко.

Дональд Трамп, имея Twitter и целый пул лояльных к Республиканской партии изданий и телеканалов, проводит встречи с журналистами и отвечает на неудобные вопросы. И у американского лидера за почти три года президентства было меньше внутриполитических «факапов», чем у Владимира Зеленского и его соратников за последние пару месяцев. История с возможным российским вмешательством, которая пока завершилась ничем, не подорвала позиции Белого дома.

В стиле Порошенко

В этой истории господин Богдан копирует опыт (весьма неудачный) другого политика — экс-президента Петра Порошенко, который смотрел на журналистов так, словно они все работают на «5 канале» или на «Прямом». Классическая история — ответ главы государства на вопрос журналистики «Детектор Медиа» Марины Барановской: каково быть успешным президентом-олигархом в самой нищей стране Европы?

Петру Порошенко вопрос не понравился. Он начал рассказывать, как он сохранил страну, восстановил армию и экономику практически из ничего, начал бороться с коррупцией, реанимировал банковскую и судейскую системы. Потом он начал оправдываться, что жизнь у него не сахар и предложил журналистке проехаться с ним один день, чтобы она увидела, как ему трудно на рабочем месте. «Ключевая позиция, дорогуша моя, мы с вами должны изменить страну», — сказал Порошенко. Президент говорил на украинском, поэтому фраза звучала так — «дорогенька моя».

Заявление тогдашнего президента возмутило общественность. По социальным сетям прокатился флеш-моб «Я тебе не дорогуша» или на украинском - «Я тобі не дорогенька». В итоге Порошенко и тут солгал. Барановскую никто и не думал приглашать в Администрацию президента, чтобы она увидела, трудовые будни Петра Алексеевича. Более того, ее уволили из «Детектор Медиа». Как утверждает журналистка, редакция прекратила с ней сотрудничество именно из-за этого злополучного вопроса.

У Андрея Богдана с журналисткой было все то же самое: явное нежелание отвечать на неудобный вопрос, попытка поставить журналистов «на место» и вызывающее панибратство. Глава О П реагировал так, словно к нему подошел корреспондент «1+1» и по недоразумению задал «неправильный» вопрос.

«Прошлая президентская команда и нынешняя одинаково пренебрежительно относятся к журналистам. Разница в том, что команда Порошенко покупала медийщиков, журналистов, аналитиков и блогеров, а у новой власти другие установки. У Владимира Зеленского всерьез могут рассуждать в духе: зачем нужны журналисты, когда есть „Квартал 95“? Мы там скажем пару политических шуток, нас все начнут цитировать. Дескать, они могут манипулировать общественным мнением, не прибегая к традиционным инструментам. Даже лояльных журналистов из „1+1“ новая власть воспринимает как некую медиа-обслугу, без которой можно обойтись», — пояснил в комментарии Realist’у политический аналитик Александр Кочетков.

Поведение близкого окружения президента Зеленского указывает на то, что у них нет внятного представления о медийной политике или стратегии. Есть только тактика. Во время избирательной кампании Владимира Зеленского после неудачного общения с журналистами «Радио Свобода» изолировали от прессы в прямом смысле слова. Господин Зеленский в грубой манере отказался отвечать на вопросы о его возможном бизнесе в России со словами «Я вам ничего не должен!».

Вместо этого, кандидат общался с народом посредством постановочных роликов и публикаций в Instagram, нещадно эксплуатируя запрос общества на справедливость и «новые лица» в политике. Теперь лозунг «Мы вам ничего не должны» дополнился установкой «Журналисты не нужны».

«Если журналисты „не нужны“ власти, то любая оппозиция будет сотрудничать с медиа. Если власти „не нужен“ посредник для коммуникации с обществом, то этим с удовольствием воспользуется крупный бизнес, олигархи. Когда начинаются серьезные политические конфликты, любая власть бежит за помощью к медиа. Любая! Даже самая царская. Тут еще сказывается политическая неопытность администрации Владимира Зеленского. Богдану попросту тяжело общаться с журналистами, потому что любое сказанное им слово может тут же обрести противоположный смысл. Его это бесит, но что делать? Он занимает публичную должность», — отметил в комментарии Realist’у политический эксперт Виктор Небоженко.

Медийное прожектерство

Андрей Богдан и лидер «Слуги народа» Дмитрий Разумков полагают, что если это помогло им выиграть президентские и парламентские выборы, то нужно и далее гнуть такую линию. Вместо продуманной информационной политики (Украина воюющая страна и нам без этого не обойтись) Офис президента предлагает различные сырые или попросту глупые прожекты. Как, например, идея создать за государственный кошт русскоязычный телеканал для «борьбы за умы».

«Абсолютно сырая идея, прожект. Непонятно вообще, какой у канала будет статус, и на какую аудиторию будут вещать. Если на аудиторию внутри страны, то у них нет прав: 90% контента должно быть на украинском. Или нужно вносить изменения в законодательство. Если его будут создавать по модели „Russia Today“, то раскрутка канала за рубежом обойдется в миллионы долларов. Такой проект уже был, и его свернули — англоязычный телеканал „Ukraine Today“. Возможно, команда Зеленского хочет собственный телеканал, потому что „1+1“ им не принадлежит. Но в таком случае у них есть государственный „UA: Перший“, на его базе можно что-то придумать», — сказал Realist’у политолог Кирилл Молчанов.

Команда Зеленского, оседлавшая информационную волну, социальные сети и новые технологии, не понимает, что все это — обоюдоострое оружие. Им «не нужны» журналисты, чтобы общаться с людьми напрямую — то есть нести свои единственно правильные и верные идеи в массы. В то же время блогерам, журналистам, сетевым аналитикам и активистам не нужны ресурсы (денежные и медийные) Игоря Коломойского или другого олигарха, чтобы влиять на аудиторию в сотни тысяч человек.

Facebook, Instagram и Youtube уравняли всех. У американской модели Ким Кардашьян в Instagram около 140 млн подписчиков. Если она завтра начнет активно «топить» против Дональда Трампа, то в Белом доме всерьез задумаются, так как под угрозой будут рейтинги президента. Пример несколько вычурный, но он хорошо демонстрирует, что современные технологии и яркие публикации в Instagram или Twitter могут сработать и против политиков, которые на них опираются. Владимир Зеленский и Андрей Богдан, видимо, не знают или не помнят, что Евромайдан начался «всего лишь» с поста тогда еще журналиста Мустафы Найема в Facebook.