Газовые переговоры

Обойти, чтобы обойтись: удастся ли Росcии лишить Украину газового транзита в Европу

28 января 2019 | 08:00

3,5 млрд долл в год — такова для Украины официальная цена вопроса, который сегодня пытаются решить Киев, Москва и Брюссель на трехсторонних переговорах о транспортировке в Европу российского газа через украинскую территорию после 2019 года. Каждая сторона преследует собственные интересы, и для всех — эти интересы значительно шире, чем пусть даже солидная сумма денег. Сумму в 3,5 млрд долл. почти год назад озвучил глава НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев. По его оценке, именно столько НАК может потерять, если российский «Газпром» прекратит прокачивать газ в Европу через украинскую газотранспортную систему (ГТС). Подобное событие может оказаться не за горами. В нынешнем, 2019-м, году истекает срок транзитного контракта между «Газпромом» и «Нафтогазом».

Десять лет назад этот контракт лег в знаменитые газовые соглашения Юлии Тимошенко и Владимира Путина, которые тогда занимали посты глав правительств. Соглашениям предшествовала «газовая война», тяжело сказавшаяся и на Европе, и на Украине с Россией. За те соглашения Тимошенко получила при президентстве Януковича тюремный срок (подробно о предпосылках и перипетиях той «войны» читайте здесь https://realist.online/article/pochemu-10-let-nazad-rossiya-otklyuchila-gaz-ukraine-i-vo-chto-eto-vylilos-sejchas).

«Уговор дороже денег»

После начала российской агрессии против Украины «Нафтогаз» отказался от закупок российского газа напрямую. Сейчас мы покупаем топливо у европейских операторов. Вместе с тем, «Газпром» продолжает использовать украинскую ГТС для транзита газа в ЕС, и Украина получает за это деньги. Как сообщил несколько дней назад в Facebook Андрей Коболев, эти доходы перекрывают наши затраты на закупку газа в Европе. По его данным, если в 2014-м мы заплатили за российский газ на 4,7 млрд долл. больше, чем получили за его транзит, то в 2018 году «Нафтогаз» на транзите выиграл 500 млн долл., чем заплатил за импорт газа. А годом ранее «перевес» был еще больше — 700 млн долл., по данным того же «Нафтогаза». И россияне делают ставку на газопроводы в обход Украины. Таких проектов сейчас реализуется два.

«Турецкий поток» по дну Черного моря и более масштабный «Северный поток-2» по дну Балтийского. Первая часть «Северного потока» уже работает. В случае достройки остальных двух газопроводов украинская ГТС может оказаться вообще ненужной.

Трехсторонние консультации по взаимодействию в газовой сфере между Россией, Украиной и Еврокомиссией в Брюсселе, 21 января 2019
Трехсторонние консультации по взаимодействию в газовой сфере между Россией, Украиной и Еврокомиссией в Брюсселе, 21 января 2019

Для Москвы, как, впрочем, и для Киева, дело здесь не только в деньгах. После того, как Украина все-таки соскочила с российской «газовой иглы», роли стран в вынужденном газовом партнерстве несколько сменились. Теперь «Газпром» больше нуждается в услугах «Нафтогаза», чем наоборот. Разумеется, зависеть от Украины в Кремле не хотят, и уже который год не устают пропагандировать в Европе тезис о якобы «ненадежности» нашей страны как транзитера.

С другой стороны, вопрос имеет яркую геополитическую окраску. В европейском информационном пространстве присутствует даже тезис, что отказ России от украинского газового транзита развяжет Кремлю руки для полноценной военной агрессии против Украины, что грозит непредсказуемыми последствиями всему региону.

Масштабные боевые действия на украинской территории определенно не позволили бы спокойно качать российский газ в ЕС. Но развитие обходных газопроводов ликвидирует этот «предохранитель» от российской агрессии.

Интересно, что если раньше на эту тему выступали представители соседних стран (польский премьер-министр Матеуш Моравецкий немногим более двух месяцев назад), то теперь об этом заговорили и украинские высокопоставленные лица. В частности, на днях об этом заявила в Давосе вице-премьер-министр Украины по вопросам евроинтеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе.

Показательно, что вице-премьер Климпуш-Цинцадзе выразила уверенность, что избежать запуска обходных газопроводов уже не удастся. И акцентировала внимание на необходимости одновременно гарантировать сохранение украинского транзита. Это показывает, что «военный» аспект на самом деле не столь остро волнует Киев. А вот перспектива потери транзитного статуса беспокоит не на шутку.

«Все выше, и выше, и выше»

Первые официальные переговоры по поводу будущего украинского транзита состоялись 21 января этого года в Брюсселе между делегациями Украины, РФ и ЕС. Фон этой встречи позволял украинцам испытывать весьма осторожный, но все-таки оптимизм. Во-первых, «машинисты» локомотива российско-европейской «газовой дружбы» — руководство Федеративной Республики Германии — не раз заявляли, что поддерживают «Северный поток-2» лишь при условии сохранения транзита газа через Украину (об этом говорила, в том числе канцлер Ангела Меркель).

Глава ПАО "Газпром" Алексей Миллер
Глава ПАО "Газпром" Алексей Миллер

Во-вторых, НАК «Нафтогаз» подготовил новый иск в Стокгольмский арбитраж против «Газпрома». Напомним, ранее украинская сторона выиграла в Стокгольме судебный процесс против «Газпрома» из-за невыполнения тех самых контрактов от 2009 года на поставку газа Украине. Арбитраж нашел нарушения контракта обеими сторонами, но по итогу взаимозачета претензий вердикт был вынесен в пользу Украины. Теперь «Газпром» должен «Нафтогазу» $ 2,56 млрд.

Правда, платить россияне совершенно не намерены (о чем заявляют публично), а Киев в ответ грозит арестами российского имущества за рубежом. Но решение Стокгольмского арбитража помимо денежного аспекта, значительно усиливает позицию Киева на переговорах по транзиту.

Ранее российская сторона уже давала понять, что готова продлевать транзит в обмен на отказ Украины от требований по долгу. На переговорах в Брюсселе 21 января эта позиция была озвучена официально. Но как раз потому «Нафтогаз» и объявил заранее о желании потребовать с «Газпрома» еще 12,5 млрд долл – за убытки при отказе от транзита и необходимую «амортизацию» изношенной украинской ГТС.

Министр энергетики Р Ф Александр Новак, возглавлявший российскую делегацию в Брюсселе, после встречи заявил в эфире канала «Россия 24», что договориться о продолжении транзита можно при условии «мирового соглашения» о присужденных «Нафтогазу» 2,56 млрд долл. Что же до нового иска «Нафтогаза», то российский министр заявил, что новый иск в Москве «совершенно не воспринимают». Проблема для россиян в том, что решаться вопрос все-таки будет не в Москве, а в Стокгольме.

Киев не столько стремится отсудить 12 млрд долл., сколько повышает ставки в торгах. Исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко прямо заявил : 10 из 12, 5 миллиардов Украина сразу готова исключить из иска, если «Газпром» подпишет новый контракт на продолжение транзита.

В ответ «Газпром» предложил по умолчанию продлить уже действующий контракт. В Киеве предложение встретили с иронией. «Газпром» по-барски готов продлить действие нынешнего контракта… Те времена прошли. Сегодняшние заявления РФ просто неактуальны", — написала по этому поводу замминистра иностранных дел Украины Елена Зеркаль в колонке по итогам брюссельской встречи, разосланной в ведущие украинские СМИ.

«Заграница нам поможет»… если мы сами поможем себе

Главный торг идет, во-первых, вокруг объемов, а во-вторых, вокруг условий, на которых может быть подписан новый контракт. По словам главы «Газпрома» Алексея Миллера, которого цитирует РИА «Новости», транзит может сохраниться «в объеме 10−15 млрд куб. м в год, но украинская сторона должна доказать экономическую обоснованность нового контракта».

В прошлом 2018 году через украинскую ГТС в Европу прошло более 86 млрд куб. м российского газа. «Севпоток-2» плюс «Турецкий поток» в режиме полной мощности рассчитаны на 55 и около 35 млрд куб. м в год, соответственно. К 2020-му году эти проекты на полную мощность не выйдут ни в коем случае, но уже в течение следующих пару лет могут перекрыть мощности украинской «трубы».

Глава НАК "Нафтогаз України" Андрей Коболев
Глава НАК "Нафтогаз України" Андрей Коболев

Европейцы заинтересованы в сохранении украинского транзита. Причем «по европейским правилам», со счетчиками газа на российско-украинской границе (появлению которых «Газпром» противится с самого момента распада СССР). Также контракт должен содействовать идущей сейчас реформе «Нафтогаза», согласованной с ЕС — разделение на отдельные юридические лица по видам деятельности.

«Украина выступает с ЕС единым фронтом: с 1 января 2020 года транспортировка газа должна базироваться на нормах и правилах ЕС», — отметила Елена Зеркаль . По ее словам, Брюссель поддерживает также идею расчета цены транзита «на основе европейской методологии».

Только после согласования этих нюансов (вернее, в привязке к ним) стороны смогут договориться о конкретных сроках, объемах и тарифах на транзит. И хотя на брюссельской встрече вице-президент Еврокомиссии Марек Штефович, по признанию украинских переговорщиков, уже озвучил предложение относительно объемов прокачки газа, само это предложение пока сохраняется в тайне.

Вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович представляет ЕС в трехсторонних переговорах о транзите российского газа через Украину
Вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович представляет ЕС в трехсторонних переговорах о транзите российского газа через Украину

В украинские и российские СМИ, правда, просочилась цитата Шефовича (никем впоследствии не опровергнутая) о том, что новый контракт «должен быть долгосрочным — более 10 лет». В России эту идею комментируют, мягко говоря, без энтузиазма.

В этой ситуации россияне надеются продавить выгодные для себя параметры соглашений благодаря смене власти в Украине. В Брюсселе российская делегация добилась того, чтобы новый раунд переговоров прошел только в мае 2019 г. К этому времени в Украине завершатся президентские выборы. Более того, уже в марте истечет срок трудового договора главы «Нафтогаза» Андрея Коболева, чью принципиальность категорически не воспринимает «Газпром».

Украинцам же не следует забывать, что после президентских выборов страну ожидают еще и парламентские 19 октября. Год острой политической борьбы означает, что украинскому руководству трудно будет выступать с единой и твердой позицией по отношению к «Газпрому». Так что россияне будут тянуть время по максимуму. Ведь формально на достижение компромисса есть еще целых одиннадцать месяцев.