оппозиция

Объединение демократической оппозиции: миф или реальность?

07 июня 2018 | 07:59

В преддверии выборов президента и парламента в 2019 году в Украине сложились предпосылки для появления политика, который станет серьезным конкурентом для политиков «старых» олигархических партий и союзов. Насколько силен запрос общества на альтернативную политику, показывают соцопросы, по которым около 40% избирателей не видят политиков из традиционного набора политического класса, способных даже понять их интересы, а тем более отстаивать их во власти. Огромная электоральная ниша — в ожидании появления эффективных реформаторов «либерально-демократической» идеологии.

Сегодня из наиболее узнаваемых политиков ее могут заполнить наиболее рейтинговый Анатолий Гриценко, лидер «Гражданской позиции», мэр Львова Андрей Садовой и его «Самопоміч», а также народные депутаты Виктор Чумак и Дмитрий Добродомов. В Украине «либерально-демократические» силы традиционно получали на выборах 15−20% голосов. Но на предстоящих в 2019 году выборах они могут получить более 30% за счет тех, кто разочаровался в правящем политическом классе. Именно голоса этих избирателей в итоге и определят победителей и на президентских, и на парламентских выборах.

Три попытки объединиться

Долгое время главным локомотивом объединения «либерально-демократических» сил выступал Михеил Саакашвили, который после громкой отставки с поста главы Одесской ОГА в 2016 году занялся активной политической деятельностью в Украине.

В 2017 году лейтмотивом политической кампании Саакашвили и его новосозданной партии «Рух нових сил» стало требование досрочных парламентских выборов. Для этого он пытался объединиться с оппозиционными «Самопоміччю», «Демократическим альяном», «Гражданской позицией», «Силой людей», «Хвылей» и гражданскими организациями. Тогда этого достичь не удалось, а Саакашвили президент Порошенко росчерком пера лишил гражданства и сделал персоной non grata в Украине.

Во второй раз «либерал-демократы» попробовали объединиться после шумного «прорыва» Саакашвили через украинскую границу осенью 2017 года. Тогда во Львове к ним захотела присоединиться Юлия Тимошенко. Но не получив должного внимания, леди Ю отошла в сторону.

В «либерально-демократической» среде и Саакашвили, и Тимошенко считаются довольно «токсичными» фигурами. Но если Михо нужен в качестве харизматичного организатора массовых протестов, то Юле с ее амбициями места нет.

Третий шанс для объединения был во время акций за большую политическую реформу. Тогда в ней участвовали очень разные партии: ВО «Свобода», Европейская партия Украины, Национальный корпус, общественное движение «Хвыля», политическая сила «Альтернатива», партии «Гражданская позиция», «Демократический Альянс», «Движение Новых Сил» и «Самопоміч». 17 октября 2017 года провели масштабную акцию у стен Верховной Рады. Правда, единение продлилось недолго. После решения Саакашвили разбить палаточный лагерь от протестов отказались другие участники акции. На этом попытки зачать объединенную коалицию оппозиционных «либерально-демократических» сил на какое-то время прекратились.

Кто кому нужен

Дискуссия об объединении возникла после оглашения результатов социологических исследований весной этого года. Они показали, что у Анатолия Гриценко есть шансы не только выйти во второй тур, но и выиграть у матерых политиков. Теперь ядром центровых движений стал именно он.

Гриценко прекрасно осознает, что для победы одного рейтинга мало — нужна поддержка партнеров с развитыми местными партийными структурами. Важным условием также является выдвижение единого кандидата от демократической оппозиции на президентских выборах и широкой коалиции — на парламентских. В этом Гриценко уже удалось добиться некоторых успехов.

Во-первых, «Гражданская позиция» «поглотила» партию «Альтернатива» Егора Фирсова, который уже заявил, что его партийцы поддерживают Гриценко как единого кандидата в президенты. Этот союз выгоден больше Фирсову. Ведь как самостоятельный политик он пока слабоват. Для Гриценко слияние с «Альтернативой» — это больше пиар-ход для того, чтобы показать пример другим потенциальным участникам будущего объединения.

Во-вторых, Гриценко удалось склонить на свою сторону лидера партии «Народный контроль», нардепа Дмитрия Добродомова. Правда, в данном случае о слиянии партийных структур речь не идет. Политики договорились создать общую для демократической оппозиции политическую платформу — «Народное доверие». Ее главные задачи — борьба с преступной властью, недопущение узурпации власти Петром Порошенко и реванша пророссийских сил. Этот союз больше нужен Гриценко, чем Добродомову. «Народный контроль» может предоставить неплохую партийную структуру с реальными сторонниками на местах, доступ к медиа и репутацию борца с коррупцией самого Добродомова. Гриценко пока может предложить лишь удобные условия сотрудничества: в случае прихода к власти отдать «Народному контролю» какие-то сферы госуправления (возможно, с должностями), а также квоту в избирательном списке и/или мажоритарные округа на парламентских выборах.

Но самое ценное в этом объединении то, что «Народное доверие» собирается представить единого кандидата в президенты и кандидатуры на пять ключевых должностей — глава СБУ, министр обороны, глава НБУ, министр иностранных дел и генпрокурор.

Среди вероятных партнеров Гриценко также называет «Рух нових сил» Михеила Саакашвили, «Самопоміч», «Европейскую партию» Николая Катеринчука, «Силу людей» Александра Солонтая, «Демократический альянс» Василия Гацько и Мустафы Найема, а также «Хвылю» Виктора Чумака. Для этих малых партий объединение с «Гражданской позицией» дает хороший шанс перейти в первую лигу украинской политики, а в случае успеха на выборах — даже претендовать на некоторые посты в государстве.

А вот убедить объединиться Виктора Чумака и Андрея Садового для Гриценко будет не просто. Ведь у них уже есть определенный политический капитал и амбиции на власть.

Чумак и «Самопоміч» не спешат

Виктор Чумак настаивает, что единого кандидата нужно определить на праймериз (предварительный отбор, тестовое голосование). Дескать, рано объединяться вокруг кандидатуры Гриценко, пока не ясно, кому народ доверяет больше. По его мнению, это будет понятно примерно за месяц до выборов. Хотя он не исключает, что снимет свою кандидатуру в пользу более рейтингового кандидата от демократических сил. Очевидно, что Чумак хочет повременить до осени, когда политическая ситуация станет более ясной.

Но затягивая решение, Чумак рискует ухудшить свои переговорные позиции. Догоняя уходящий поезд перед самыми выборами, можно успеть запрыгнуть только на подножку последнего вагона и получить место в тамбуре. Хотя, наверняка, Чумак как опытный политик понимает, что это может быть и опозданием на «Титаник»… Тогда это будет уже не промах, а удачный ход.

Больше всего Гриценко заинтересован объединиться с Садовым и его «Самопоміччю». У этой силы есть общенациональный масштаб, успешный опыт на выборах, местные партийные структуры во всех регионах, а также фракция в парламенте из 25 депутатов. «Самопоміч» — самодостаточная политическая сила. На данный момент в партии принято решение выдвигать своего кандидата на президентских выборах и самостоятельно баллотироваться на парламентских.

А значит — решение об объединении усилий, как и в случае с Чумаком, «Самопоміч» будет вести уже перед самыми выборами, а в случае президентских, так даже и перед вторым туром. Хотя ситуативное сотрудничество «Самопомочі» с другими демократическими оппозиционерами тоже вполне возможно.

Три угрозы для демократов

Первая угроза — внутри «либерально-демократического» лагеря. Как и во всей украинской политике, здесь огромная нехватка взаимного доверия, отсутствие четкой идеологической ниши, готовность скорее «дружить против» кого-то, чем за что-то. Вместе с тем, без объединения «либерально-демократический» лагерь вновь проиграет. Слабость каждого из политических игроков в данном направлении, проигрышность для них любого другого сценария, кроме объединения, а также большие общественные ожидания именно такой консолидации реформаторских сил может сыграть решающую роль для создания широкой коалиции «либерально-демократических» сил.

Вторая угроза исходит от Банковой. Президент Порошенко прекрасно понимает, что на выборах у него две головные боли — Тимошенко и объединенные «демократы». Спикеры от Администрации президента стараются дискредитировать Анатолия Гриценко, припоминая ему годы руководства Минобороны, когда он якобы был причастен к распродаже военной техники по цене металлолома, земельным махинациям, и кармическую «непроходимость» во власть, из-за чего Гриценко прозвали «первым непроходным».

Параллельно президентская команда активно работает с малыми партиями, стремясь переманить их на свою сторону, сделав из них спойлеров, размывающих «либерально-демократический» электорат. На Банковой разрабатывают план по столкновению лбами «демократов» и усилению их внутренних противоречий.

Наконец третья угроза исходит от Юлии Тимошенко. Ее конкурентом номер один уже называет не Порошенко, а именно Гриценко.

Депутаты от «Батьківщини» и близкие к партии эксперты поднимают волну негатива против Гриценко. Говорят о его слабой электоральной поддержке, апеллируя к результатам выборов в ОТГ, где «Гражданская позиция» получила поддержку в районе 0,5% голосов избирателей. Дискредитировать Гриценко и других «новых лидеров» и у Тимошенко, и на Банковой, пытаются нападками на Джорджа Сороса. Он якобы финансирует новые политические проекты и является рассадником мировой олигархии. Тимошенко действует не только кнутом, но и пряником. Она активно пытается предложить приятные условия сотрудничества лидерам малых партий и таким образом создать подконтрольных спойлеров для этой избирательной ниши.

Сценарии

Оптимистический сценарий — еще до осени демократическая оппозиция, включая Чумака и Садового, сможет объединиться и определить среди своих членов конкретных кандидатов на ключевые посты в стране, а также выработает совместную тактику и стратегию избирательной кампании. В таком случае следует ожидать агрессивных атак на коалицию демократических сил как от Тимошенко, так и от Порошенко. Но, консолидировав ресурсы и усилия, можно выиграть выборы и получить собственного президента и большинство в парламенте.

Пессимистический сценарий — объединение не состоится либо будет очень формальным, и все партнеры останутся при своих интересах. В таком случае они легко будут подавлены со стороны политических тяжеловесов. Выбор опять будет сведет к поиску «меньшего зла». К власти придет кто-то из «старых» политиков, соответственно запрос общества на обновление не будет удовлетворен, а низкое доверие к политикам может спровоцировать социальные волнения.

Наиболее реалистичный сценарий — процесс объединения затянется до глубокой осени и скорее всего в альянс не войдет «Самопоміч». Хотя после парламентских выборов она может стать партнером по коалиции для демократов. Тогда выиграть президентские выборы единому кандидату будет очень сложно (практически невозможно), но участие в них и сохранение консолидированной позиции может стать хорошим трамплином для блока демократических сил на парламентских выборах.

Сегодня любые сценарии условны, поскольку пока еще многое остается неизвестным. Но уже сейчас очевидно, что успешное будущее демократической оппозиции зависит от способности политиков создать работающий альянс как на президентских, так и парламентских выборах. Как показывает история, для украинских политиков это — очень сложная задача. Примеров успешных политических союзов совсем мало. В Украине нет традиции объединения на основе идей и принципов, а только — для квотного распределения государственных потоков. Сможем ли мы увидеть историю успеха объединенной оппозиции в этот раз?