Интервью

«Не время прекращать жертвовать на армию», - руководительница Всеукраинского центра волонтеров Александра Зинченко

23 августа 2019 | 13:00

С началом оккупации Крыма Россией в марте 2014 года и антитеррористической операции на востоке Украины в апреле 2014 года в Украине начало активно развиваться волонтерское движение. Волонтеры стали буфером между государством, которые не могло обеспечить нужды военных и обществом, готовым выразить поддержку «из тыла». Волонтеры помогают украинским бойцам в получении современного обмундирования, амуниции, технических средств, транспорта.

Волонтерское движение, связанное с войной на востоке Украины, получило большое общественное и государственное признание.

Realist поговорил с руководительницей Всеукраинского центра волонтеров «People’s project» Александрой Зинченко о том, кто и зачем жертвует деньги, кого жалеют больше и о причинах угасания волонтерского движения в Украине.

Об особенностях фонда. Отличие фонда в том, что его организовывали люди из бизнеса. У них было понимание того, что волна спадет, и за деньги нужно будет отчитываться. Поэтому фонд изначально делали прозрачным. Мы никогда не работаем с наличкой, только через счета фонда, через открытые документы. У нас в реальном времени отображаются все поступления. Мы отчитываемся на всех этапах: сбор, закупка, передача. Потом ревизор проверяет, как используется техника, которую мы передали. Волонтерство — это бизнес, но без прибыли.

О взаимоотношениях государства и волонтеров. Государство могло бы делать больше, учитывая, что обороноспособность является основной его функцией. Но нужно понимать, что люди не очень хотят платить налоги. Денег у государства для покрытия нужд армии не будет еще очень долго. Объективно да, мы уже не занимаемся формой, едой для военных, ведь первые месяца 2 этим занимались все волонтеры. У меня достаточно широкий круг знакомых военных, но я не знаю ни одного, кто бы видел не волонтерский тепловизор на фронте. Высокоточное и специальное оборудование поставляют волонтеры. Может этим оснащены спецподразделения, о которых я не знаю.

О тех, кто жертвует деньги. Средства в основном перечисляют обычные люди. Юридические лица перечисляют большие суммы, по 100−400 тысяч гривен, но по количеству поступлений лидируют физлица. Люди перечисляют по 50−100 гривен, это самая большая часть пожертвований. Человек может отследить свой вклад на сайте в режиме реального времени.

О тех, кому жертвуют. Суровая действительность заключает в том, что люди не хотят помогать и жертвовать взрослым людям. Если ты АТОШник, то есть часть людей, которые чувствуют свою ответственность, благодарность перед ними и готовы помогать. А когда касается просто человека от 20 лет — то собирать деньги сложно. Детям, старикам и животным помогают охотнее. Иногда для приютов животных собрать помощь легче, чем на взрослого человека. Очень много нужно работать с обществом. Люди жертвуют эмоционально, а корпорации — на перспективу.

О крупных проектах. Из военных проектов у нас было 2 проекта по аэропорту. За неделю мы собрали более миллиона гривен. Проект пришелся на самый пик обороны аэропорта. Из социальных проектов сложно выделить один. У нас есть проект Биотех. Когда мы начинали, никаких аналогов в стране не было. Проект «Биотех-реабилитация раненых» — это сбор средств на восстановление бойцов, которым не может помочь традиционная медицина. Страшные переломы, которые не срастаются годами, масштабные костные дефекты, разбитые суставы, последствия тяжелых инфекций тканей — это те проблемы, которые решает проект. Чтобы спасти ребят от ампутации, мы в лаборатории выращиваем костные импланты из их же клеток. Для меня это был киберпанк, что-то из области фантастики. За три года работы через проект «Биотех-реабилитация раненых» прошли уже почти 80 раненых бойцов. Практически все они уже закончили лечение или находятся на пути к уверенному выздоровлению. Это наш самый крупный проект. Мы не сможем вылечить всех, но помогли уже очень многим.

Из завершенных проектов можно выделить «Допоможи мені дихати». Увы, высокий процент детей в Украине рождаются преждевременно. В ряде случаев первые минуты жизни этих детей сопровождают серьезные осложнения, в частности асфиксия и, как следствие, недостаточный доступ кислорода к мозгу. Такие дети нуждаются в очень взвешенном и осторожном лечении, ведь маленькие просчеты и неосторожные действия врачей могут навредить еще больше. И это будет иметь последствия на всю жизнь. В момент рождения врач должен оперативно решить — давать ребенку дополнительный кислород или не давать. Передозировка кислородом может вызвать очень серьезные последствия: кровоизлияния в мозг, хронические заболевания легких и другие угрожающие состояния, из-за которых ребенок будет страдать всю жизнь. Именно с такой проблемой почти ежедневно сталкивался Киевский роддом № 3. Мы покупали в реанимацию для преждевременно рожденных деток газоанализатор. Это прибор, позволяющий мгновенно и безболезненно получить полную картину содержания газов в крови и тканях. Вооруженный таким прибором врач может оперативно принять максимально взвешенные решения даже в критических ситуациях. Мы скептически изучали необходимость этого оборудования. Но за первые месяцы прибор помог 50−60 детям, а его стоимость составила всего 250 тысяч гривен.

Сейчас у нас есть замечательный проект. Мы собираем средства на покупку ультразвукового кавитатора для нужд «Института травматологии и ортопедии Академии наук Украины». Если коротко — это практически ультразвуковой «нож», который позволяет очень точно и эффективно удалять гнойные процессы без лишних хирургических вмешательств.

Были случаи, когда из-за отсутствия этого аппарата люди гнили изнутри месяцами. Их забирали в немецкие клиники, там врачи говорили, что все сделано правильно, но никак не могут помочь из-за инфекций. Альтернатив аппарата только 2: отрезать конечность или положить человека умирать. Такой аппарат есть почти в каждой частной клинике, где делают липосакцию. А в единственном институте ортопедии его нет.

О проектах индивидуальной помощи. Мы стараемся браться за проекты, которые решают не проблему одного человека, а стратегическую проблему. Эти проекты не настолько эмоциональные, но очень важные. Люди собирают по 30 тысяч евро, чтобы отправить человека за границу на лечение, потому что в Украине нет того же кавитатора.

Один из проектов, по истории которого можно снимать фильм — «Помоги Вадиму». Мальчик получил страшное ранение головы, у него сильная нейротравма. Он все соображает, но абсолютно не владеет свои телом. Из-за постоянных болей, у него судороги и он не может реабилитироваться. У него есть жена, с которой они встречались еще до того, как он получил ранение. И она все записывает, что ему назначают, проверяет в интернете, чтобы не было противоречий с тем, что назначали ранее. Она его ангел-хранитель. Ему собрали деньги на имплант, на первую в Украине операцию по установке импланта в спинной мозг, помпу, которая блокирует боли и спазмы. Это дает ему возможность продолжать реабилитацию.

О необходимости жертвовать деньги. Жертвовать деньги не отменяет необходимости требовать у государства работать эффективнее. Сравнивать с ситуацией на фронте в 2014—2015 годах нельзя. Важно понимать, что мы воюем с очень хорошо оснащённой армией, которой не писаны никакие законы. У них есть лазерная контрснайперская техника, запрещенная конвенциями. Это оборудование выжигает сетчатку глаза снайперам. Наше государство работает согласно международным договоренностям, не защищая солдат от такого оружия. Мы не можем этого допустить и помогаем военным сохранять свою жизнь.

Не время прекращать жертвовать на армию. Сейчас потребности стали сложнее: вопросы с продовольствием уже решили.

Тут присутствует также большой психологический момент. Связь с волонтерами важна для людей на фронте: они понимают, что людям в тылу не все равно, что с ними происходит. Им важно понимать, что они нужны кому-то здесь. Они необыкновенно благодарны за все пожертвования.

О мечтах. Когда-то я смотрела, в каких еще странах работают организации с таким же названием как у нас. Нашла один People`s Project в Новой Зеландии. Люди собирали деньги, чтобы последним бездомным в городке построить дома. Я мечтаю о дне, когда мы с волонтерами People`s Project будем искать бездомных, которым нужно построить дома. А других проблем уже не будет.