Интервью

Майкл Карпентер: «Возможно, пришло время начать дискуссию о введении санкций против коррумпированных украинцев»

12 декабря 2017 | 09:00

Рабочие моменты, как их называют украинские политики, а попросту говоря настоящая «война» всех против всех чуть не стоила Украине поддержки Запада. Сначала шпионский скандал с элементами остросюжетного триллера между НАБУ и САП, с одной стороны, и ГПУ и СБУ — с другой, который закончился обнародованием засекреченной информации об агентах НАБУ.

Затем эпопея с бывшим президентом Грузии Михеилом Саакашвили и обвинениями ГПУ в финансировании его протестных акций опальным олигархом Сергеем Курченко, что стало официальной причиной снятия нардепа от «Самопомочи» Егора Соболева с поста главы парламентского антикоррупционного комитета. «Вишенкой на торте» стала регистрация главами фракций БПП и НФ законопроекта, который существенно облегчает процедуру отставки глав антикоррупционных органов.

По информации Realist’а, происходящее в Украине вызвало бурную реакцию не только в Брюсселе, но и за океаном, украинскому руководству последовала серия звонков от высокопоставленных европейских и американских чиновников. Апогеем стал долгий разговор посла США в Украине Мари Йованович с лидером Н Ф Арсением Яценюком и главой МВД Арсеном Аваковым в ночь на четверг, после чего законопроект об изменении правил увольнения глав антикоррупционных органов исчез из повестки дня заседания Верховной Рады. Но главу антикоррупционного комитета, несмотря на критику Брюсселя и Вашингтона, Рада таки отправила в отставку.

По словам бывшего советника вице-президента США Джо Байдена, научного сотрудника Atlantic Council Майкла Карпентера, дело не в персоналиях главы антикоррупционного комитета или НАБУ. Дело в принципах и подходах украинской власти к установлению контроля над независимыми антикоррупционными органами. В интервью Realist’у Карпентер рассказал, почему хотел рекомендовать правительству США урезать помощь Украине, а также как подходы Тиллерсона и Волкера по отношению к России отличаются от видения Трампа.

Майкл Карпентер

— Ваш недавний жесткий твит, где Вы пригрозили «рекомендовать правительству США урезать помощь Украине, включая безопасностную», если Рада проголосует за отставку главы антикоррупционного комитета и главы НАБУ, наделал немало шума. Благодаря давлению Запада из повестки дня убрали законопроект, позволяющий существенно облегчить возможность увольнения главы НАБУ. А вот Егора Соболева таки отправили в отставку. Какой будет реакция США?

— Я хотел послать месседж (своим твитом. — R0) о том, что украинское правительство не должно воспринимать западную поддержку как что-то само собой разумеющееся, особенно когда провластные партии предпринимают действия, подрывающие целостность антикоррупционных институций. На самом деле, я поддерживаю увеличение помощи США Украине, в особенности военной, но только если правительство (Украины. — R0) ведет себя ответственно. Другими словами, американская помощь должна предоставляться под определенные условия.

Суть дела не в том, чтобы защищать того или иного человека (Соболева или Сытника. — R0), а в расширении прав и возможностей независимых антикоррупционных институций. Неважно, кто отвечает за эти институции, пока они независимы и выполняют свою работу без политического вмешательства. Когда правительство начинает контролировать эти институции и препятствует расследованию коррупции на наивысшем уровне, на мой взгляд, это бросает вызов силе воли украинского народа, который ясно выступил против клептократии во время Революции достоинства. Но не мне это решать, а гражданам Украины, в какой стране они хотят жить. Мы все четко увидели, что случилось после Оранжевой революции и без бдительности гражданского общества схожая динамика может проявиться и сегодня.

И последнее, что я хотел бы здесь подчеркнуть: для России нет ничего лучше, чем процветание коррупции в Украине, так как это позволяет им контролировать коррумпированных политиков и продвигать собственную повестку дня.

Несмотря на то, что я не украинец, я чувствую обязанность озвучить предупреждение о том, что Украина входит в опасную зону.

— Знаете, даже мы, украинские журналисты, не совсем понимаем этот конфликт между украинским парламентом и силовыми структурами, с одной стороны, и НАБУ и другими антикоррупционными органами — с другой. Зато уже год Рада не может назначить аудитора НАБУ, который должен провести проверку работы органа, после чего можно поднимать вопрос об отставке его главы.

— Я не вижу как таковой проблемы с аудитором, если этот человек будет действительно независимым и не будет пешкой правительства.

— Есть большие проблемы и в другом антикоррупционном органе — в НАПК — с проверкой е-деклараций. Из 1,5 млн деклараций проверено лишь 113. А ведь именно под создание НАПК и проверку е-деклараций Украине дали безвизовый режим…

— Проверка электронных деклараций действительно является ключевым аспектом прозрачности правительства.

— США в шаге от ужесточения санкций против России. В рекомендациях Atlantic Council Госдепу и Минфину — ввести ограничения против семи категорий россиян. В «черном» списке могут оказаться ближайшие соратники Путина и их дети.

— Я поддерживаю усиление секторальных санкций против России в финансовом, оборонном, разведывательном, энергетическом и технологическом секторах, чтобы добиться большей приверженности прекращению огня и создать более сильную мотивацию для российских войск, наконец-то, покинуть Украину. В настоящее время Минские соглашения — шутка, потому что Россия ежедневно нарушает режим прекращения огня, а ее войска находятся в Украине, и не только в Крыму, но и на Донбассе. Санкции могут не быть «серебряной пулей», но их следует усилить и использовать одновременно с другими мерами.

Я также считаю, что коррумпированным российским политикам и бизнесменам стоит закрыть доступ к использованию финансовой системы США, инвестированию в недвижимость США и получению американских виз. Между прочим, возможно, пришло время начать дискуссию о введении санкций против коррумпированных украинцев по тем же причинам. Откровенно говоря, независимо от национальности, если кто-то явно коррумпирован, США должны заблокировать им доступ к американскому рынку и аннулировать визу. Некоторые кремлевские пропагандисты ошибочно утверждают, что США вмешиваются в дела других стран, но это не так. Это суверенное право США — решать, кто инвестирует в нашу финансовую систему, кто покупает недвижимость в нашей стране и кто может сюда въезжать. Почему коррумпированные лица должны пользоваться этими преимуществами?

— Не могу не спросить о возможности разворачивания на Донбассе миротворческой миссии. Украинские и американские дипломаты говорят, что до президентских выборов в России в марте 2018 года есть небольшое окно возможностей для решения этого вопроса. Об этом также говорили Волкер и Тиллерсон.

— Я очень сомневаюсь, что Россия согласится на сильную, на основе главы VII (Устава. — R0) ООН, миссию «по принуждению к миру», поскольку это приведет к падению московского марионеточного режима на Донбассе. Кремль попытается поддержать ограниченное, невооруженное присутствие ООН на линии соприкосновения (а не на границе. — R0), но этот вариант не в чьих интересах, кроме Путина.

— Последнюю встречу с Сурковым Волкер назвал «шагом назад». Кажется, российская резолюция по миротворцам с самого начала была большим «мыльным пузырем», за который, что странно, так схватились США. А Путин в очередной раз хотел предстать перед Западом миротворцем.

— Честно говоря, я думаю, было наивно ожидать каких-то других результатов. Я не верю, что Путин может отказаться от своей цели — контролировать Украину политически и экономически.

— Для разворачивания на Донбассе миротворческой миссии нужно решение Совбеза ООН, где Россия как постоянный член имеет право вето. Но его можно обойти через Генассамблею.

— Генеральная ассамблея может призвать к (необходимости разворачивания. — R0) миротворческой миссии, но у нее нет возможностей ее создать. Вето России в Совбезе ООН, к сожалению, заблокирует возможность разворачивания любой миссии с сильным мандатом.

— Если миссия Волкера по миротворцам на Донбассе окажется невыполнимой, что дальше? Что если к этому добавится еще и отставка Тиллерсона? Мы же видим, что Трамп по-прежнему ищет сближения с Россией…

— Единственный способ разрешить конфликт, который, давайте будем честными, не столько «конфликт», сколько война России против Украины, — усиливать давление на Москву. Дипломатия без дополнительных рычагов давления никогда ни к чему не приведет. Я думаю, Волкер и Тиллерсон это понимают, но президент Трамп не даст этому произойти, потому что он, очевидно, чувствует себя обязанным по отношению к Путину и хочет любой ценой успокоить Россию. Так он (Трамп. — R0) себя ведет, по крайней мере.

— Какие страны могут отправить своих миротворцев на Донбасс? Канада, США, Франция или Германия, к примеру? Потому что пока мы услышали лишь предложение Беларуси, однако, будучи в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Минск должен согласовывать все свои военные действия с Москвой…

— Не думаю, что мы должны беспокоиться об этом, потому как я не думаю, что мы когда-нибудь сможем получить сильную миротворческую миссию. Очевидно, что лишь из заслуживающих доверия стран могут быть миротворцы, и конечно же не входящих в ОДКБ.

— Может ли политика России по отношению к Украине измениться после президентских выборов в марте 2018-го?

— Не думаю, что она вообще сильно изменится. Как я уже сказал ранее, цель Кремля — контролировать Украину, которую она рассматривает как часть «сферы своих привилегированных интересов». Я думаю, это не только цель одного Путина, она широко распространена среди российской политической элиты.