Конфликт между Украиной и Россией на море

Кому и зачем понадобился закон о «морской зоне», и при чем тут Керченский кризис?

11 декабря 2018 | 09:30

В конце прошлой недели народные депутаты совершили два антироссийских акта: разорвали Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве с Россией с апреля 2019 года и приняли Закон о прилегающей зоне, которым Украина расширила зону контроля на море с 12 до 24 миль. Если первое решение сложно было представить как шаг смелый, решительный, потому что в обществе уже сформировалось восприятие «наконец, на пятом году войны», то второй закон был преподнесен пафосно на фоне взволнованности захватом украинских военных кораблей близ Керченского пролива 25 ноября. «Этот закон позволит де-факто вдвое расширить территорию контроля в Черном море», — заявила его соавтор Ирина Фриз. На самом деле, он ничего никому не расширяет: ни зону контроля, ни свободу действий. Более того, этот закон вполне устроит Москву.

Законотворческий копирайт

Некоторые нардепы в запале пафоса рассказывали с парламентской трибуны, что теперь наши корабли в Черном море смогут останавливать, проверять, преследовать и даже открывать огонь на поражение, в случае необходимости. Эту информацию распространили СМИ, а наблюдатели комментировали этот закон как сигнал миру о готовности Украины к более решительным действиям в ответ на агрессию России. Некоторые даже говорили об аналоге военного положения на море.

В день голосования, 6 декабря, законопроект 2605 несколько раз выносился на голосование, пока не набрал 244 голоса «за». В объяснительной записке к нему говорится, что принятие Закона о прилегающей зоне позволит Украине проводить таможенный, фискальный, иммиграционный контроль, а также поиск затонувших археологических и исторических объектов. Из нее также следует, что теперь украинские пограничники при поддержке ВМС смогут предупреждать нарушение государственной границы Украины, в частности, вражеской агентурой и диверсионно-разведывательными группами.

На самом деле, все это Украина и без этого закона могла делать и в 12-мильной, и в 24-мильной зонах, согласно той самой Конвенции ООН 1982 года, на которую ссылается данный документ.

Расстояние от береговой точки до 12 миль прибрежное государство может определить своими территориальными водами. Можно и меньше, но не больше. За ними — уже открытое море — та самая прилегающая зона. Согласно Конвенции ООН, у Украины уже есть суверенные права на все те действия, о которых говорится в новом законе. Более того, прибрежное государство может устанавливать там свои правила, в основном, для защиты природной среды, но не нарушающие международное морское право.

А оно гласит, что за территориальными водами суда остаются в юрисдикции государства, под флагом которого плавают, и никакой иностранный военный, пограничный, полицейский корабль или любое другое иностранное судно не вправе препятствовать свободному судоходству в открытом море.

«В Конвенции ООН 1982 года четко обозначены случаи, когда пограничные суда могут задерживать и осматривать иностранное судно, а именно: если подозревается в пиратстве, торговле людьми, если следует без государственного флага или под флагом другого государства и, если судно ведет несанкционированное вещание на территорию прибрежного государства. Но и тогда запрещено в мирное время открывать огонь на поражение, а можно выталкивать судно-нарушитель и преследовать, пока оно не покинет территориальные воды», — объясняет Realist'y Леонид Осаволюк, Чрезвычайный и Полномочный посланник Украины, представитель по договорно-правовому оформлению государственной границы.

Дальше интересней. Оказывается, Украина уже оформила правовой статус прилегающей зоны — те самые дополнительные 12 миль которые начинаются за территориальными водами. Дело в том, что по международному морскому праву в эту акваторию входит и исключительная экономическая зона. С 1995 года у нас действует Закон об исключительной (морской) экономической зоне Украины. Последние изменения в него вносились в 2014 году.

Разграничение водной акватории прибрежного государства, согласно Конвенции ООН 1982 года по морскому праву
Разграничение водной акватории прибрежного государства, согласно Конвенции ООН 1982 года по морскому праву

Статья 20 этого закона говорит о том, что задержание нарушителей международного права и национального законодательства производится в ответ на применение ими силы, а также при других исключительных обстоятельствах применяются меры в порядке, установленном Кабинетом министров. В случае задержания иностранного судна Украина применяет санкции, о которых информирует государство, под флагом которого оно следовало. После внесения компенсации «в розумному розмірі» экипаж с судном освобождаются.

«Мало того, что этот закон о прилегающей зоне ничего не дает, так его еще Украине в свое время проталкивала Россия, чтобы помешать нам принять необходимое законодательство, которое разграничит моря между нашими государствами с четким определением прав и обязанностей сторон», — говорит Леонид Осаволюк.

Неоконченная история одного законопроекта

Первый раз идея закона о прилегающей зоне была озвучена в 2003 году перед украино-российским конфликтом возле острова Тузла в Азовском море. В июле 2003-го Верховная Рада приняла в первом чтении законопроект «О внутренних водах, территориальном море, исключительной экономической зоне и континентальном шельфе Украины», зарегистрированный под номером 2605. Он был подан правительством Януковича в декабре 2002 года и касался Черного и Азовского морей. Его принятие предполагало запуск механизма делимитации морской границы, предусмотренного Конвенцией ООН 1982 года.

«Обозначить координаты выходных линий для определения территориального моря, определить его ширину (она может быть меньше, но не больше 12 миль). Потом карты с этими данными государство подает Генсеку ООН. После того, как он убедится, что государство, устанавливая границу, не нарушает международное морское право, эти данные публикуются в бюллетенях ООН. На их основе Международная морская организация уже публикует сообщения мореплавателям, где нанесены линии территориальных вод государства в каждой акватории моря», - объясняет Леонид Осаволюк.

Пока государства не договорятся о границе, то, согласно статьи 15 Конвенции ООН 1982 года, ею считается срединная линия. Таким образом разграничено Азовское море между Украиной и Россией, согласно двустороннему Договору 2003 года. Леонид Осаволюк обращает внимание на то, что в Украине многие неправильно понимают этот договор. «Азовское море не в общем пользовании, как у нас сейчас многие заявляют. Оно поделено линией государственной границы на внутренние воды Украины и внутренние воды России», — говорит эксперт.

По словам Осаволюка, после того, как летом 2002 года был проголосован в первом чтении законопроект 2605, к президенту Кучме прибыли посланники из посольства России. Они и предложили вместо этого закона принять ни к чему никого не обязывающий закон о прилегающей зоне. «Россиянам невыгодно, чтобы мы разграничили свою морскую акваторию. По международному праву и по географии Украине отходит 60% моря. Они так прямо об этом и говорили», — рассказывает Леонид Осаволюк, участвовавший в переговорах от МИД Украины.

Азовское море поделено на внутренние воды Украины и внутренние воды России
Азовское море поделено на внутренние воды Украины и внутренние воды России

В конце сентября 2003 года россияне начали ударными темпами насыпать греблю к Тузле для соединения со станицей Тамань Краснодарского края.

2 декабря Украина открыла новую пограничную заставу на Тузле. А 9 декабря того же года уже были готовы поправки в законопроект 2605 ко второму чтению. Но через два дня, 11 декабря, его рассмотрение перенесли. На том история прохождения этого документа в украинском парламенте остановилась.

Тем временем россияне уже досыпали греблю к украинской границе, и с ноября начались переговоры. После встречи президентов Кучмы и Путина был подписан 24 декабря тот самый Договор об Азовском море и Керченском проливе. То, что сейчас делает Россия в Черном море и Керченском проливе противоречит и «морской» Конвенции ООН, и двустороннему договору 2003 года.

Итак, принятый 6 декабря Закон о прилегающей зоне никак не помогает решению конфликта с Россией в Азовском море и Керченском проливе. Он также не усиливает наши позиции в Черном море, где погранслужба ФСБ ведет себя в нарушение всех правовых норм.

Озадачить зарубежные государства

Черное море разграничено между Украиной и Россией Договором о государственной границе того же 2003 года. До аннексии Крыма украинская границы располагалась на расстоянии 12 миль от полуострова. Российская — на те же 12 миль от берегов Сочи до Новороссийска.

Аннексировав Крым, Россия самовольно установила от него границу на 12 миль, где патрулируют пограничные корабли ФСБ, а заодно контролируют и акваторию за ней, которая относится к международным морям и где свободное судоходство.

«Сколько и что не декларируй на бумаге, они делают по-своему, потому что сильнее на море, — комментирует Realist'y вице-адмирал Сергей Гайдук, командующий ВМС Украины в 2014—2016 годах. И дает подробности для сравнения.

В Крыму Россия создала ударную группировку из подводных лодок и кораблей-носителей крылатых ракет «Калибр» дальностью 1500 км, береговых ракетных комплексов «Бал» и «Бастион» и ударной авиации. «Если до 2014 года суммарный залп крылатых ракет морского базирования составлял 0, то в 2018 году уже 40 (судя по опыту боевых пусков в Сирии), а до 2020 году планируется довести до 168», - резюмирует вице-адмирал Гайдук.

Россия самовольно установила границу в Черном море, и пограничники ФСБ патрулируют не только территориальные воды, но и прилегающую зону со свободным судоходством
Россия самовольно установила границу в Черном море, и пограничники ФСБ патрулируют не только территориальные воды, но и прилегающую зону со свободным судоходством

Оформить по всем правилам обозначенную границу в Черном море Россия не может, потому что мир не признает аннексию Крыма. Более то, по словам Леонида Осаволюка, есть опубликованные материалы ООН о территориальном море Украины вокруг Крым, которые определяют нашу границу в Черном море.

Таким образом, Россия на море нарушает и международное законодательство, и двусторонние соглашения. Помимо задержки украинских рыболовецких и грузовых судов, россияне ведут незаконную добычу песка в заповедной зоне Каркинитского залива под прикрытием пограничных кораблей ФСБ. А захват украинских военных кораблей 25 ноября эксперты оценивают как прецедент открытого военного нападения со времен окончания Второй Мировой войны.

Украина дать адекватный ответ не может, да и не дает нам такого права международное морское законодательство. «Не зависимо от того, будем мы разрывать Договор 2003 года или не будем, нам нужно оформить наши территориальные воды, приняв законопроект 2002 года», — уверен Леонид Осаволюк.

Когда на картах мореплавателей появятся четкие координаты государственной границы Украины в Черном и Азовском морях (территориальные воды, континентальный шельф, исключительная экономическая зона) с четким определением наших прав и обязанностей как прибрежного государства, тогда иски в международные суды против России пойдут от разных государств. Да и пограничники ФСБ поубавят свою наглость.

А пока Киев только заявлениями пытается убедить, что поведение России на море угрожает другим государствам, мы будем получать декларативные обещания поддержки вместе с призывами договориться с Москвой. Что до нового закона о прилегающей зоне, то эксперты недоумевают, зачем его нужно было принимать. Разве, что выборы грядут. Но при чем они к разрешению конфликта в наших морях?