НАТО

Кого выберет НАТО: Украину или Грузию?

05 мая 2018 | 08:30

С Бухарестского саммита в 2008 году, где Украина не смогла получить План действий по членству (ПДЧ) в НАТО, прошло десять лет. С тех пор Киев не смог приблизиться к членству в Альянсе. Лидеры стран-членов твердят, что к вступлению в НАТО Украина не готова, и вообще нам бы лучше сосредоточиться на реформах, чем говорить о перспективе вступления. А вот шансы Грузии, которая, как и Украина, десять лет назад в Бухаресте не получила ПДЧ, неожиданно выросли. Заочное противостояние двух стран станет одной из главных интриг предстоящего Брюссельского саммита.

Камни преткновения

Лидеры стран-членов НАТО соберутся в столице Бельгии 11−12 июля. Приедет в столицу Евросоюза и президент США Дональд Трамп — это будет его второе по счету участие в саммите Альянса. Предыдущий проходил в прошлом году 25 мая тоже в Брюсселе, но носил скорее неофициальный характер. Это были своего рода смотрины для новоизбранных президентов Соединенных Штатов и Франции. А вот для других лидеров НАТО прошлогодняя встреча стала настоящим испытанием.

Во-первых, от Трампа все ждали заявления о приверженности ст. 5 Устава о коллективной безопасности, которая гласит: «Нападение на одну страну-члена НАТО приравнивается к нападению на весь Альянс». Но еще раз подтвердив свой имидж очень непредсказуемого человека, Трамп сделал это заявление спустя месяц, во время визита в Варшаву в июне прошлого года.

Во-вторых, на прошлогодней встрече многих мировых лидеров ожидала резкая критика. Дональд Трамп в ультимативной форме потребовал повышения расходов на оборонку до указанных в Уставе 2% ВВП. К слову, сегодня лишь четыре члена Альянса тратят на оборонку 2% ВВП и больше: США, Греция, Эстония и Великобритания. До 2017-го в этом списке была и Польша, однако по итогам прошлого года Варшава потратила 1,99% ВВП.

Президент США Дональд Трамп и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг
Президент США Дональд Трамп и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг

Несмотря на обещание Трампу увеличить свои военные расходы, по итогам прошлого года все страны-члены НАТО в сумме смогли показать лишь 5% прирост. А первая экономика Евросоюза — Германия — обещала достичь необходимого показателя лишь к 2024 году — мол, нет лишних денег. Хотя на строительство «Северного потока-2» средства есть. Эксперты сходятся во мнении, что вопрос военных расходов станет главным камнем преткновения на саммите НАТО в июле 2018-го. Новоназначенный госсекретарь США Майк Помпео во время первого европейского турне в конце апреля раскритиковал Берлин за недостаточное выполнение обязательств перед Альянсом, и это только начало.

Планы Украины на предстоящий саммит НАТО в Брюсселе, прямо скажем, амбициозные. Во-первых, Украина получила официальное приглашение принять в нем участие и Киев серьезно прорабатывает возможность проведения комиссии «Украина-НАТО» на самом высоком уровне — президентском. По словам украинских дипломатов, которые над этим трудятся, обсуждение вышло на финальную стадию. Правда, у руководства Альянса есть одно условие: комиссия на самом высоком уровне состоится, только если парламент до летних каникул примет концепцию реформы СБУ. Если это произойдет, президент Порошенко лишится сегодняшнего влияния на главную спецслужбу страны. Кроме того, НАТО требует привести в соответствие с реформой СБУ закон о нацбезопасности, который Верховная Рада приняла в первом чтении. Но ко второму депутаты подали более тысячи поправок и, как показывает практика, так происходит, когда проект хотят просто «завалить».

К тому же, градус критики Украины со стороны официального Будапешта, даже после прошедших 8 апреля в Венгрии парламентских выборов, не снижается. Свою позицию в новом правительстве сохранил глава МИД Петер Сийярто, который уже успел заявить, что продолжит блокировать все евроинтеграционные и евроатлантические стремления Украины. Одна из таких недавних попыток закончилась для Киева печально: 27 апреля Венгрия заблокировала очередное заседание комиссии «Украина-НАТО» на уровне министров иностранных дел.

Замглавы правления Совета внешней политики «Украинская призма» Сергей Герасимчук прогнозирует, что политика блокировки со стороны Будапешта продолжится. Основные причины — желание Сийярто закрепиться в статусе ответственного члена команды премьера Виктора Орбана и нежелание самого Орбана потерять лицо, идя на уступки в украинском вопросе.

«Для Орбана важно сохранить свой электорат в мобилизованном состоянии как для противодействия оппозиции (очередные протесты намечены на 8 мая), так и в контексте предстоящих в 2019 году выборов в Европарламент, на которых правящей партии «Фидес» важно получить хорошие результаты. Ведь ничто так не мобилизует электорат, как наличие общего противника (Украины, Сороса. – R) и образ Орбана как борца за права всех венгров», - сказал Realist’у Сергей Герасимчук.

Правда, что касается отношений Украины с НАТО, здесь, по словам эксперта, позиция Венгрии не столь критична. Сотрудничество продолжается и контакты сохраняются. Венгрия единственная, кто сейчас выступает против Украины, поэтому ее позиция не является непреодолимой. А вот что действительно могло бы повредить, по мнению Сергея Герасимчука, так это попытки затормозить сотрудничество Украины с НАТО на рабочем уровне, но так далеко Будапешт заходить не будет.

Партнерство без ПДЧ

Впрочем, не комиссией единой: украинские дипломаты активно работают над формулировками итоговой декларации саммита НАТО. Нам критично важно, чтобы в коммюнике появились уже традиционные для Альянса строки об агрессивной политике России, осуждении ее военного нападения на Украину и подтверждения нашей территориальной целостности и суверенитета. И, что не менее важно, украинская дипломатия бьется над тем, чтобы в итоговой декларации саммита НАТО нашлось место для строчки о признании «евроатлантических стремлений Украины как страны-партнера НАТО».

«Но с этим как раз большие проблемы, - говорит Realist’у один из украинских дипломатов, участвующих в переговорах с натовцами. – Скажу так: в итоговом коммюнике Варшавского саммита (проходил в 2016 году. – R) лидеры стран-членов Альянса с трудом согласились в п. 11 прописать «приверженность политике открытых дверей».

Еще один украинский дипломат, который также вовлечен в переговоры с коллегами по НАТО, неофициально рассказал Realist’у, что параллельно Киев зондирует почву по возможности получения ПДЧ: «Вспомните, в мартовском письме Столтенбергу (генсеку НАТО Йенсу Столтенбергу. — R0) Порошенко как раз об этом и просил. А предоставленный нам статус страны-партнера не что иное, как усиленные переговоры по получению того самого ПДЧ».

Письмо Йенсу Столтенбергу, о котором говорит дипломат, Петр Порошенко отправил сразу после Мюнхенской конференции, где украинский президент провел двустороннюю встречу с генсеком Альянса. Тогда, как рассказывал Realist’у один из наших дипломатов, принимавших участие в этой встрече, Киев очень жестко поставил вопрос изменения формулировок об Украине на официальном сайте НАТО. Ведь еще в феврале об Украине там было написано как о стране, которая с 2010 года приостановила свое движение в Альянс, несмотря на отмененный Верховной Радой внеблоковый статус, который в свое время пропихнул беглый экс-президент Виктор Янукович в угоду Москве. После письма Порошенко Столтенбергу НАТО на своем сайте закрепил за нами статус страны-партнера.

Письмо Йенсу Столтенбергу, о котором говорит дипломат, Петр Порошенко отправил сразу после Мюнхенской конференции
Письмо Йенсу Столтенбергу, о котором говорит дипломат, Петр Порошенко отправил сразу после Мюнхенской конференции

Гибридные стандарты

Но до получения ПДЧ, как бы обидно это не звучало, Украине еще далеко. И дело тут не только в необходимости проведения реформ и достижения натовских стандартов. Главная проблема кроется внутри самого Альянса. Среди стран-членов НАТО, даже спустя десять лет после Бухареста, нет консенсуса по перспективе членства Украины. Более того, после аннексии Россией Крыма и военного вторжения на Донбасс это стало невозможным, поскольку с нерешенными территориальными конфликтами ни в Альянс, ни в ЕС не берут.

Хотя здесь западные лидеры несколько лукавят. Германия в 1955 году вступала в НАТО без ГДР и лишь в 1990 году после объединения территория Альянса расширилась на всю Германию. Еще раньше, в 1952 году, во время первой волны расширения в Альянс вступили Греция и Турция с нерешенным на тот момент территориальным спором по островам в Эгейском море (к слову, спор не решен до сих пор). Что далеко ходить: Канада и США — члены НАТО — уже долгое время спорят о том, где же проходит морская граница, и кому какой остров принадлежит.

Как видим, избирательный подход страны-члены Альянса очень даже применяют. Но как только речь заходит об Украине, они тут же оглядываются на Россию, побаиваясь, что в случае принятия нас в ряды НАТО пресловутая ст. 5 о коллективной безопасности начнет распространяться на Россию. Впрочем, в Грузии, к примеру, уже давно придумали, как обойти хитрые неписанные правила Альянса. В конце января директор программ Heritage Foundation Люк Коффи написал большую аналитическую статью-рекомендацию западным лидерам всерьез задуматься над возможностью предоставления Грузии ПДЧ.

Даже если в НАТО согласятся на предоставление Грузии ПДЧ без оккупированных Абхазии и Южной Осетии, это создаст опасный прецедент для других стран, в том числе и для Украины
Даже если в НАТО согласятся на предоставление Грузии ПДЧ без оккупированных Абхазии и Южной Осетии, это создаст опасный прецедент для других стран, в том числе и для Украины

А в качестве контраргумента Люк Коффи предлагает: НАТО может пойти навстречу Тбилиси, предоставив ПДЧ и будущую перспективу членства без оккупированных Абхазии и Южной Осетии. Американский эксперт считает это временной мерой, пока территориальная целостность Грузии полностью не восстановится. В НАТО, по словам источников Realist’а в украинских дипкругах, этому не сильно обрадовались. «На самом деле Тбилиси уже не первый раз такое предлагает. Но отдельные страны-члены НАТО, а здесь ярыми противниками выступают Германия и Франция (как и десять лет назад в Бухаресте), не изменят свою позицию. В Альянсе, как мы помним, все решения принимаются консенсусом», — напоминает один из украинских дипломатов.

Но даже если в НАТО согласятся на предоставление Грузии ПДЧ без оккупированных Абхазии и Южной Осетии, это создаст опасный прецедент для других стран, в том числе и для Украины. С одной стороны, апеллируя к грузинскому примеру, Киев также может получить ПДЧ и подать заявку на членство без аннексированного Россией Крыма и оккупированной части Донбасса. Но с другой стороны, такой поворот событий еще больше расколет и без того разрозненное украинское общество и на десятки лет отдалит Донбасс и Крым от мирной реинтеграции под украинский суверенитет.