Коалиция в Раде

Секретная коалиция в Верховной Раде: правомерны ли ее решения?

12 марта 2019 | 08:00

Есть ли на сегодняшний день в Верховной Раде коалиция, и какой ее персональный состав? Четкий ответ на этот вопрос последний раз был озвучен почти три года назад. В апреле 2016 года спикер Андрей Парубий сообщил, что в парламентское большинство входит 230 депутатов. Но с тех пор много воды утекло, вернее немало депутатов вышло из состава коалиции. И сколько сейчас парламентариев входит в коалицию — тайна за семи замками. Но эта тайна будет раскрыта уже сегодня. Окружной административный суд Киева обязал лидеров фракций Блок Петра Порошенко Артура Герасимова и «Народного фронта» Максима Бурбака до 12 марта предоставить суду поименный список членов правящей коалиции «Европейская Украина». Такое решение суд принял по ходатайству внефракционного депутата Андрея Деркача, который требовал признать противоправной бездеятельность координаторов коалиции, которые затягивают подачу кандидатов на пост министра здравоохранения.

Realist изучил, какова вероятность того, что 12 марта станет известно о «смерти» парламентской коалиции, и какие последствия это повлечет, учитывая, что не за горами президентские и парламентские выборы. Но обо всем по порядку.

Главное правильно считать

Коалиция «Европейская Украина», которая была создана в ноябре 2014 года, объединяла 302 парламентариев — народных депутатов пяти фракций: БПП, «Народный фронт», Радикальная партия, «Самопомич», «Батькивщина». В конституционном большинстве коалиция долго не смогла продержаться. 17 февраля 2016 года фракция «Батькивщина» в знак протеста, что Верховная Рада не смогла отправить в отставку правительство Арсения Яценюка, заявила о выходе из коалиции. На следующий день, 18 февраля 2016 года, аналогичное заявление сделала фракция «Самопомич». 24 марта 216 года свои подписи под коалиционным соглашением отозвали депутаты фракции «Радикальная партия». В итоге в коалиции осталось две фракции — БПП и «Народный фронт», суммарное количество которых составляет 215 парламентариев. А после недавнего выхода из фракции БПП народных депутатов Сергея Лещенко, Светланы Залищук и Мустафы Найема, и того меньше — 212 «штыков».

«Ну, какие 212? Коалиция есть, и в ней 230−232 народные депутаты. Вы просто неправильно считаете, — убеждал Realist’а один из высокопоставленных депутатов- фронтовиков. — Рекомендую вам изучить решение Конституционного суда по этому вопросу. Тогда и узнаете, как формируется коалиция».

В апреле 2010 года Конституционный суд признал законным принцип формирования коалиции, согласно которому в нее могут входить не только фракции, но и отдельные депутаты. Но справедливости ради отметим, что в октябре 2014 года, когда формировалась коалиция «Европейская Украина», лидеры фракций прописали в коалиционном соглашении, что в парламентское большинство будут входить исключительно фракции. Мол, такой шаг позволит повысить политическую ответственность коалициантов.

Политические игры или опасный прецедент

Предположим, что 12 марта Артур Герасимов и Максим Бурбак подают поименный состав коалиции, а в нем меньше 226 фамилий. Что тогда? «Во-первых, все можно так обставить, что вы и не узнаете, сколько депутатов входит в коалицию — документ может быть с грифом для „внутреннего пользования“. Во-вторых, предоставление такого пофамильного перечня коалициантов суду, не влечет юридических последствий. Коалиция будет считать распавшейся, если об этом факте сообщит спикер Верховной Рады», — пояснила Realist’у юрист Ирина Сингаевская.

В статье 90 Конституции Украины сказано, что если распадается парламентская коалиция, то в течение месяца депутаты должны создать новую коалицию. Если за это время не получается провести перезагрузку коалиции, то у президента появляется возможность распустить Верховную Раду. Но, как выяснил Realist, действующему созыву парламента, роспуск не грозит. «Нельзя досрочно прекратить полномочия парламента за шесть месяцев до завершения полномочий президента или парламента», — сказал в комментарии Realist’у народный депутат Леонид Емец. По Конституции полномочия президента заканчиваются в день инаугурации новоизбранного президента. Применяя эту формулу к нынешним реалиям, до 4 мая ЦИК должен установить итоги президентских выборов, а новый президент до 3 июня принять присягу на заседании Верховной Рады. А это означает, что последняя возможность распустить парламент испарилась еще 3 декабря 2018 года.

«Наиболее вероятный сценарий — решение суда должно запустить процесс создание новой коалиции после президентских выборов. И оно может быть интересно любому победителю президентских выборов», — отметил в комментарии Realist’у народный депутат Игорь Попов. Но, по словам экспертов, в таком развитии событий больше всего заинтересованы кандидаты-оппоненты действующего президента. «Если у президента будет новая фамилия, то он или она захотят полную перезагрузку власти, что вполне логично. С нынешней коалицией переформатировать правительство не получится. Ждать окончания парламентских выборов и формирования коалиции — терять минимум полгода. А данное решение суда приоткрывает возможность для создания новой коалиции в действующем созыве Рады с последующими правительственными кадровыми инициативами», — анализирует в комментарии Realist’у политтехнолог Алексей Якубин.

В кулуарах Верховной Рады шепотом обсуждают, что сейчас, как никогда шатается премьерское кресло под Владимиром Гройсманом. И его место в случае выигрыша на президентских выборах Юлии Тимошенко может занять действующий глава МВД Арсен Аваков. «Если президентские выборы выиграет Владимир Зеленский, то он предложит кресло премьера… Юлии Тимошенко, как кандидату в президенты, имеющей чрезвычайно высокий рейтинг. Будет заявление по типу: если уж столько людей поддерживает ЮВТ, то давайте попробуем идти новым курсом, а я буду следить, чтобы никто не свернул на старые политические тропы, - сказал Realist’у один из внефракционных депутатов, мигрирующих к команде Зе. — Гройсман сохранит премьерское кресло только при переизбрании Петра Порошенко. Но тогда „уйдут“ люди Арсена Авакова».

В то же время юристы предупреждают, что политики со своими интригами могут создать весьма опасный прецедент. По иску Андрея Деркача суд истребовал поименный перечень коалициантов по состоянию на 28 февраля 2019 года. Но никто не запретит любому другому депутаты через суд обязать руководство Верховной Рады предоставить поименный список членов коалиции по состоянию, к примеру, на 14 апреля 2016 года — день избрания премьер-министром Владимира Гройсмана. «Кандидатуру премьера и министра подает коалиция. А если будет установлено, что коалиции тогда не было, то создаются предпосылки для оспаривания легитимности данных кадровых инициатив и решений, которые были приняты министрами за этот период», — анализирует в комментарии Realist’у адвокат Иван Либерман. А вот законы, принятые Верховной Рады, за период отсутствия коалиции, отменить нельзя. Ведь законы считаются принятыми, если за них проголосовало большинство депутатов от конституционного состава Верховной Рады, то есть 226, а не «коалиция».